Новости

«США – сверхдержава, которая диктует свои условия» — Степан Григорян

Напомним нашим читателям, что 30 января  Министерство финансов США опубликовало «кремлевский доклад» с именами 210 человек, которые могут попасть под возможные санкции Вашингтона. О том, как может отразиться на мировой политике «кремлевский список»,  рассказал директор Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству Степан Григорян в интервью ГАЛА-ТВ.

— Господин Григорян, все мы прекрасно понимаем, что «кремлевский список» — это демарш против России. Он имеет под собой, в первую очередь, экономическую или политическую подоплеку?

— Он все-таки, в первую очередь, содержит в себе политическую подоплеку. Потому что этот «Кремлевский список» — это как-бы следствие закона «О противодействии противникам Америки посредствам санкций», который был принят в августе прошлого года Конгрессом США  почти единогласно. В рамках этого закона, у администрации президента и министерства финансов были обязательства, из которых вытекал и этот большой санкционный список. То есть, и ранее, после крымских событий 2014 года, США применяли санкции против отдельных физических лиц, отдельных российских компаний. Но потом был принят этот серьезный закон, призванный системно решить эти вопросы. Требовалось подготовить список, который министерство финансов США и подготовило. В него  вошло практически все правительство России, и я думаю, конечно, что это в первую очередь политический документ. Второе — это экономическая компания, т.е. эти политические вопросы «противодействия противникам Америки», США решают через экономический подрыв людей или компаний, которые являются их противниками. И в этот список вошло все правительство и администрация Владимира Путина, то есть,  это достаточно большой список. Но один нюанс надо понимать: этот список пока не в прямом смысле санкционный, а потенциально санкционный. То есть,  все люди, включенные  в этот список, потенциально могут попасть под санкции,  и они находятся в подвешенном состоянии.  С одной стороны список подготовлен, но будут ли против них применены санкции, пока не известно.

— Какова вероятность того, что на фигурантов списка действительно наложат санкции?

—  Однозначно ответить на этот вопрос сложно, но ход американцев достаточно интересный: они включили туда громадное число чиновников, официальных лиц и корпораций, разные государственные монополии, которые в любой момент могут попасть под санкции. С моей точки зрения, все попадут под санкции, потому что просто так этот список не составляли бы; вероятность достаточно высока. Но хитрость заключается в том, что они всем как бы говорят: «Если вы будете хорошо себя вести, вы под санкции не попадете, а плохо будете вести себя — попадете». То есть их ставят в достаточно неловкое положение. И второе, очень важная часть «кремлевского списка» — «засекреченная часть». Часть информации из нее просачивается. Например, в «засекреченной части» все члены семей тех людей, которые могут попасть под санкции. То есть семьи членов правительства и администрации президента России. И там раскрывается,  какие активы у них есть, где их  финансовые счета, и т.д. Это уже угроза серьезная. То есть формально они не под санкциями, но все же мы понимаем, что если на них наложат санкции, их активы и счета за рубежом могут быть заморожены.

Если они поедут в США или Европу, их могут даже задержать, то есть мы имеем дело с очень серьезным шагом. Этим людям было бы гораздо легче, если бы им сразу объявили о том, что они уже в санкционном списке. Они бы тогда знали, как сопротивляться. Но я думаю, что американцы совершили очень тонкий шаг и сейчас держат всех в подвешенном состоянии.         

— Как Вы думаете, публикация этого списка именно сейчас, перед российскими выборами, случайность или намеренная попытка дестабилизации  политической ситуации в РФ?

— Так как в августе прошлого года был принят закон, о котором я говорил выше, то 25 января – был последний день, когда они могли опубликовать этот список То есть, формально, казалось бы это никак не связано с выборами в РФ, но мне кажется очевидным, что это повлияет на российские выборы. В каком смысле повлияет? Возможно, российская элита как раз соберется, мобилизуется и ответит  уже 100% победой Путина на выборах. В общем,  повлияет — даже если это был непреднамеренный шаг со стороны Америки.  Уже только потому,  что список был опубликован за 1,5 месяца до российских выборов, ясно, что это окажет свое влияние. Но, опять же повторюсь, не думаю, что это был преднамеренный шаг, потому что это последствия того закона, который был принят еще в августе 2017 года.

— Почему Европа неоднозначно отреагировала на «кремлевский список»? Могут ли повлиять новые санкции на европейский бизнес?

— Позиции США и Европы сейчас отличаются по ряду вопросов. Я могу сейчас выделить ряд серьезнейших вопросов. Например, по договору о климате (прим. Парижское соглашение 2015 года), из которого Дональд Трамп выходит, а Европа напротив настаивает  на том, что вопросы климата важны, надо в них быть и серьезно относится к возможному повышению температуры на земле. Есть также серьезные разногласия по вопросу иранской ядерной системы, где Европа четко посылает месседж США о том, что Иран выполняет все требования, которые возложены на него по иранской программе, а США хочет ее пересмотреть. Мы видим эти разногласия,  частично они касаются и России. Например, европейцы не хотят углублять санкции против России, особенно против «Газпрома», в том числе и по той причине, что «второй северный поток» Газпрома Германия строит в России, и она не хотела бы, чтобы этот процесс прервался. Но если американцы будут углублять санкции, не исключая санкции и против генерального директора «Газпрома» Алексея Миллера и самой компании, то это автоматически означает, что эти проекты не должны быть реализованы. Есть отличия в политике Европы и США, и я думаю, что действительно есть опасения у Европы, и поэтому они так быстро на этот список не реагируют.

— США могут ввести санкции против компаний, организаций и физических лиц любой страны мира за признанные «существенными» сделки с предприятиями российского оборонного сектора, а также против закупщиков топлива у РФ. Как это отразится на мировой экономике, не угрожает ли экономический коллапс странам, закупающим у России топливо и оружие?

— В этом случае будут изменения на рынках, которые окажут отрицательное влияние и на Россию, и не только на нее, так как в отдельных случаях топливо и газ у России дешевле. Страна, которая покупает по низкой цене  у РФ, теперь не сможет этого сделать и будет вынуждена покупать по более высокой цене у другой страны. То есть, здесь для каждого игрока свои плюсы и минусы. Но когда такой крупный игрок как США  диктует правила игры, очень часто многие с этим вынуждены смириться. Что может сделать какая-нибудь маленькая европейская страна, которая уже не решится покупать газ у «Газпрома»? Сколько она сможет жаловаться? Она будет у других покупать газ, даже если это ей обойдется дороже. Когда такой крупный игрок как США начинает диктовать условия, это может отрицательно сказаться на ком-то другом, но когда большие игроки действуют, им неинтересно это все. Более того, в своем послании Конгрессу, Трамп представил главную концепцию национальной безопасности США, и в ней содержатся  очень важные мысли о том, что первым долгом, нужно делать все для США и его народа. То есть,  США – прежде всего, и они будут решать вопросы американской безопасности через укрепление армии и ядерного арсенала. Они говорят о том, что не хотят войны, но мы понимаем, что именно через сдерживания нужно решать этот вопрос. Это приблизительно возвращение к тезисам, которые были в период холодной войны, когда говорилось о том, что с СССР договориться невозможно (сегодня с Россией), поэтому надо сдерживать его аппетиты, усилением собственных военных возможностей. Ясно, что от этой концепции могут даже частично пострадать какие-то их  союзники, но они же за этим не будут следить. США – сверхдержава, которая диктует свои условия.

Показать еще
Back to top button