Комментарии

Что заставляет Пашиняна сделать шаг назад и играть по «сержсаргсяновским» правилам?

В ближайшие дни в Армении ожидаются довольно интересные события, которые и дадут ответ на важный вопрос: были ли произошедшие в нашей стране события действительно системными изменениями, конечной целью которых является создание свободной и счастливой Армении для наших детей, или это была лишь воображаемая революция, превратившаяся  на полпути в смену личности.

Исполнительная власть собирается представить законопроект об изменениях в структуре правительства. Главная интрига заключается вот в чем: останутся ли СНБ (Служба национальной безопасности), полиция, КГД (Комитет по госдоходам) подконтрольными премьер-министру органами или преобразуются в министерства, войдут в состав исполнительной власти и в равной степени с другими министерствами будут подотчетны Парламенту, что исходит из необходимости строительства страны с парламентской системой управления. 

Никол Пашинян уже заявил, что эти силовые структуры останутся в постоянном подчинении премьер-министра и не станут министерствами на том основании, что в противном случае они будут политизированы.

И это в том случае, когда 1 мая  2018 г. народный кандидат в премьер-министры Никол Пашинян во время вопросов и ответов в Парламенте, отвечая на вопрос депутата парламентской фракции «Царукян» Шаке Исаян о том, сохранится ли статус СНБ и полиции в случае его избрания в премьер-министры; и будут ли силовые структуры оставаться органами подконтрольными премьер-министру; или они будут преобразованы в подотчетные Парламенту министерства, Пашинян твердо ответил, что они станут подотчетными Парламенту министерствами.

После трансформации позиции премьер-министра по этому столь важному вопросу, будет очень интересно узнать позицию Парламента: утвердить программу исполнительной власти или, отклонив  представленную в Парламент программу, умерить аппетиты руководителя правительства,

Парламент не наш

Теоретически Парламент должен быть заинтересован в том, чтобы эти структуры были подотчетны не премьер-министру, а ему. Для этого, прежде всего, они должны из постоянных структур преобразоваться в министерства и представить отчет Парламенту в порядке, установленном законом (а не по приказу премьер-министра, как несколькими днями ранее заверял Пашинян).

Однако, учитывая то обстоятельство, что принятие Парламентом программы изменений в структуре правительства зависит от состоящей из 88 членов того же Парламента и представляющей большинство фракции «Мой шаг», не трудно предположить, что принесенная в правительство программа изменений одержит победу над иллюзией строительства парламентской страны.

Лишь немногие из «Моего шага» проголосуют против этих изменений, что, бесспорно, не окажет существенного влияния на результаты голосования. И проект правительства пройдет без сучка без задоринки. И это в лучшем случае.

Но более чем вероятно, что парламентарии от фракции «Мой шаг» расскажут, что и в их фракции были различные мнения, что после жарких споров на повышенных тонах, они, в конце концов, приняли решения проголосовать за представленную правительством программу изменений о том, что упомянутые структуры останутся подотчетны премьер-министру, но будут приходить и представлять отчет Парламенту, повторяя тезис Пашиняна — «вы видели, чтобы директор СНБ когда-либо приходил в Парламент». Парламент, бессомненно, легитимен, никто и не сомневается в законности выборов. Но большинство Парламента избрано не нами, а премьер-министром Пашиняном.

На парламентских выборах общественность избрала Пашиняна, а Пашинян — членов своей фракции. Они подотчетны своим избирателям, и избирателем в данном случае является премьер-министр.

Народ уполномочил только одного

Перед общественностью ответственен только один пришедший к власти на волне народного протеста человек — Никол Пашинян,  обещающий построить свободную и счастливую демократическую Армению, государство с независимыми институтами, с четко разделенными взаимосдерживающими друг друга полномочиями. В этом случае и механизм смены власти путем выборов будет активен. Это и есть здоровая логика строительства страны. А после истечения срока своих полномочий Пашинян либо снова получит законную власть, либо уйдет с поста как победоносный премьер-министр, который смог заложить фундамент для строительства здоровой страны. А второй вариант — это власть одного человека, которую мы уже однажды отвергли вместе с Пашиняном.

Зачем Пашиняну СНБ и полиция?

Во время авторитарного правления СНБ и полиция были той армией, за спиной которой прятались лидеры  «кочаряносержского» режима.

Их, не имеющих легитимной власти, полиция защищала от внутренних врагов во время внутренних войн, отсекая непокорные осмеливающиеся стать угрозой непоколебимости или долголетию правящей пирамиды головы. Полиция была щитом власти, принимающим на себя, как стена цитадели все удары, обеспечивая непрерывность незаконного режима. Между тем, апрель 2018 года показал, что и силовые структуры не могут быть полной гарантией незаконной власти. И здесь возникает два вопроса. Первый: зачем они Пашиняну, когда у него есть самое главное – доверие общественности? И второй: намерен ли он, используя большой запас доверия народа, строить стоящее на крепких ногах государство, или всего лишь намерен укрепить собственную власть?  Если собирается создать авторитарную систему правления, то опыт недавнего прошлого подсказывает, что даже силовые структуры не могут быть надежной гарантией.

«Полицейский наш»

В апреле 2018 года на площади гражданин скандировал: «Полицейский наш». Сначала многие не верили в это, но постепенно выяснилось, что это был не просто лозунг. Полицейский не должен и больше не может принадлежать ни премьер-министру, ни президенту, ни кому-либо. И, в конце концов, уже никогда ничто не может быть, как прежде. Гражданин, перешедший рубикон апреля 2018 г., просто уже никогда не в состоянии жить по законам прежней Армении, даже если их диктуют «лица революции». 

PS.И еще одно важное соображение: общественность годами была недовольна преступным правительством, но она не смогла простить возвращение С. Саргсяна вместе с новой Конституцией, после сделанного им во всеуслышание заявления о том, что он отстраняется от власти.

  Кристина Мкртчян

Показать еще
Back to top button