КомментарииНовости

Или Санасарян уходит в камеру, или Ванецян в резерв кадров

Предъявленное Санасаряну обвинение разделило армянское революционное сообщество  на два лагеря: граждан, которые публично выражают недоверие к СНБ (Служба национальной безопасности) и пытаются защитить революционера Давида от бархатного правительства, и тех, кто выражается в контексте сказанной Пашиняном фразы «Давид наш друг, но …» Не считая активного анализа определенных кругов: мол смотрите, правительство раскалывается, несвои отчуждаются, революция пожирает своих сыновей и так далее и тому подобное.

Система должна смочь самоочиститься

Говорить о находящемся в стадии предварительного следствия уголовном деле рано. Принимая во внимание презумпцию невиновности личности, необходимо отметить, что сначала соответствующие органы должны смочь доказать и обосновать предъявленное ей обвинение. При всем этом, факт возбуждения уголовного дела – сам по себе, уже достоин внимания. Человек, обвиняемый в коррупции и обслуживании групповых интересов, не только высокопоставленный чиновник Новой Армении, но и один из самых выдающихся деятелей революции. Кроме того, ГКД (Государственная контрольная служба) является подчиненной премьер-министру и действующей при нем структурой, в чью миссию входит контроль над расходами государственных средств, контроль работы всех высокопоставленных звеньев, в том числе, выполнение решений правительства и указов премьер-министра.

Ясно, что роль и значение этой структуры преумножаются, когда новое правительство объявляет стратегию искоренения коррупции в стране своей политической целью. В таком случае даже мимолетные слухи, в адрес кого-либо из сотрудников ГКД очень опасны. А конкретные обвинения против руководителя структуры – очень конкретный вызов революции и осуществившему ее гражданину. В конце концов, в прошлом году, в эти дни тот же гражданин создал живую баррикаду не ради красиво звучащего лозунга «Отвергни Сержа», а, отвергая Сержа, он отвергал коррупцию, беззаконие, методы управления страной исходя из узко личных и групповых интересов. Он был уверен, что только лишь «отвергая Сержа», они уже командируют из своего числа людей тех, кто идет не только выявить злоупотребления бывших и вернуть награбленное, но и действовать соответственно новым ценностям, провозглашенным апрельской революцией. И самое главное, гражданин был убежден, что он строит государство, жизнеспособную систему, которая в состоянии самоочиститься, и где нет никаких привилегий.

Если СНБ обоснует свои заявления и беспокойство общества по поводу того, что СНБ действует «проверенными» методами Старой Армении, рассеются, тогда это будет означать начало здоровых процессов. Это означает, что формируется способная на самоочищение система, которая сможет в дальнейшем страховать государство от деградации и самоуничтожения.

Тонкое искусство «фабрикации дела»

Давид Санасарян и его адвокат уже открыто заявляют о политическом преследовании и «фабрикации дела». Санасарян даже сказал, что скорее его можно обвинить в убийстве Кеннеди, чем в коррупции.

Один из ключевых деятелей революции утверждает, что в Новой Армении практика политического преследования людей и «фабрикации дел» сохраняется. И это серьезное обвинение: не менее серьезное, чем обвинение предъявленное Санасаряну. И оно определенно адресовано СНБ, которая также является структурой, подчиняющейся премьер-министру. Заявления в «фабрикации дел» и политических преследованиях в Новой Армении также очень опасны. Ведь жертвами политического преследования бывших властей были именно ключевые деятели революции. При такой логике все уголовные дела в постреволюционной Армении могут показаться сомнительными.

Если не удастся доказать, что Давид Санасарян замешан в коррупционной сделке, или если обоснования СНБ по-прежнему останутся для большинства общественности неубедительными, и выяснится, что прав был Давид Санасарян, а не Ванецян, то в этот раз возникнет необходимость «уложить на асфальт» руководство СНБ  и начать с нуля ее создание.

В конце концов, недоверие большинства населения к этой структуре и обеспокоенность тем, что СНБ способно на «фабрикацию дел», уже противоречат ценностям революции.

Да, революционная система государственного управления должна быть нетерпимой к старой морали, она должна суметь быстро «профильтроваться» и освободиться от всего, что приводит к гниению системы. Обратная сторона этого – обратная сторона революции. Если побежденная сторона не удалена здоровыми силами, то гниение быстро распространится по всей системе, воссоздавая то же зловоние, которое мы однажды уже отвергли.

Кристина Мкртчян

Показать еще
Back to top button