Новости

Ответы Пашиняна в ПАСЕ, в том числе азербайджанским делегатам

Вопрос-Г-н Пашинян, Вы несколькими предложениями коснулись Армяно-Азербайджанских отношений. Но Азербайджан не единственная страна в регионе. Мне кажется, что есть и некоторые проблемы в ваших отношениях и с другими соседями. Вы довольны настоящим уровнем отношений с ними, и если нет, что вы собираетесь делать в этом направлении?

Премьер-министр Никол Пашинян. Конечно, кроме соседей, с которыми у нас не очень хорошие отношения, у нас есть соседи, отношения с которыми не просто хорошие, а очень хорошие. Я имею в виду Грузию и Иран. Диалог с этими странами у нас на высоком уровне Мы стараемся развивать наши отношения. К сожалению, как вы знаете, с Азербайджаном и Турцией у нас нет дипломатических отношений, и этим все сказано. В случае с Азербайджаном, мне кажется, всем ясно. С Турцией ситуация несколько иная. Турция связывает отношения с Арменией с нашими отношениями с Азербайджаном. Армения, в свою очередь, не изменила своей позиции. Мы говорили, что готовы установить отношения с Турцией без предварительных условий. Мы представляем наши отношения с Азербайджаном, а также с другими нашими соседями в рамках мирной повестки дня. Я рад, что в ходе нашей деятельности наше правительство фактически смогло включить мирную повестку дня. Спасибо.

Вопрос- Спасибо, господин премьер-министр, за представление пройденного пути и успехов вашей страны.

Хочу спросить, что происходит в уголовных делах, возбужденных против бывших политических деятелей и насколько обеспечена независимость правосудия в этих случаях.

Премьер-министр Никол Пашинян – Спасибо за вопрос. Проблема судебной системы сегодня является наиболее актуальной для нас, для нашей страны, для нашего правительства, потому что революция произошла в политической системе Армении, но революции в судебной системе не было. Я могу вас заверить, что иметь 100% независимую судебную систему без условностей и условий, чьи решения и постановления будут заслуживать доверия не только армянской общественности, но и международного сообщества, для нас является ключевым вопросом. И недавно, когда члены приехавшей в Армению делегации ЕС слушали нашу позицию о создании независимой судебной системы, мне задали прямой вопрос: чтобы сделать судебную власть независимой, до какой черты вы пойдете. И я ответил, что мы готовы идти до конца, потому что мы понимаем: без действительно независимой судебной системы мы не можем гарантировать окончательное и необратимое институциональное и постоянное укрепление нашей демократии. Есть ли у нас сегодня такая судебная система, к сожалению, я не могу дать вам 100% гарантии.

Но я могу дать вам 100% гарантию, что наше правительство упразднило, приостановило существующую предполагаемую практику, когда судебная система направлялась правительством. Я не уверен полностью, что в нашей судебной системе окончательно искоренена коррупция, потому что всего 10 дней назад в Армении был арестован судья за получение взятки. Однако, в том что мы полностью привержены повестке дня независимой судебной системы, прошу не сомневаться. Спасибо.

 

Вопрос – Г-н премьер-министр, Я хочу задать вам вопрос об отношениях с Ираном. У Ирана неоднозначные отношения с Европой. Как вы представляете развитие отношений между Арменией и Ираном, особенно в контексте сотрудничества с Евросоюзом?

Премьер-министр Никол Пашинян — Могу сказать, что во всех моих контактах с высокопоставленными европейскими чиновниками я отметил, что наши европейские партнеры понимают важность армяно-иранских отношений и согласны с нашим видением поддержания нормальных отношений и их развития с этой страной.

Что касается создавшейся вокруг Ирана международной ситуации, мы знаем, что оказались в такой сложной ситуации, когда и по эту и по ту сторону наши друзья. И, конечно же, наша надежда, призыв и желание состоят в том, чтобы политические противоречия, в этом случае, как и в других случаях, решались в логике диалога, потому что диалог — это единственный способ, которым уместен в современной цивилизации XXI века. Спасибо.

Вопрос — В апреле 2018 года эта Ассамблея приняла мой доклад о борьбе с организованной преступности, облегчении законных активов и конфискации имущества. Я знаю, что борьба с преступностью является одним из приоритетов вашего правительства. Можете ли сказать, как вы видите свое сотрудничество с международными партнерами в этой области с точки зрения применения лучшей международной практики?

Премьер-министр Никол Пашинян – Большое спасибо за вопрос, потому что очень важно, что такой вопрос прозвучал именно на Парламентской ассамблее Совета Европы, так как сейчас в Армении проходят обсуждения, может ли для нашей страны быть приемлемой введение института конфискации без предъявления обвинения. В связи с этим в Армении есть довольно серьезные опасения, особенно среди представители бывшего правительства, я считаю важным отметить, что эта практика, признанная не только на  международном уровне, но и, по сути, с 2015 года это входит в рамки международных обязательств Армении, в том числе, перед Советом Европы. Я хочу напомнить, что об этом механизме есть упоминание в Конвенции Европейского Союза «О предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма», в Конвенции ООН «Против коррупции», и в 2015 г. Армения взяла на себя определенные обязательства перед Комиссией MONEYVAL Совета Европы.

Честно говоря, с моей личной точки зрения, это механизм, который в Армении можно и нужно претворить в жизнь, но, как я уже сказал, Армения – демократическая страна, и здесь решения не принимаются одним человеком; нам нужно провести широкую дискуссию по поводу этого института, и в результате этих дискуссий мы должны принять решение, и, конечно, в этом вопросе будет очень полезно наше сотрудничество с Советом Европы, чтобы никто никогда не пытался интерпретировать или использовать это как орудие преследования, поскольку эта страница в нашей стране, как я уже сказал, необратимо закрыта. Спасибо.

Вопрос о внешнем вмешательстве в политические процессы в Армении.

Премьер-министр Никол Пашинян – Спасибо. Если вы заметили, в своей речи я специально подчеркнул, что никакая иностранная сила не была вовлечена в свершившуюся в Армении революцию. И знаете, иногда в связи с этим общественность может стать свидетелем довольно странных дебатов. Когда, например, во время моих визитов или пресс-конференций пытаются сказать, что в Армении произошла цветная революция, каждый раз я считаю своим долгом подчеркнуть,  что у нас произошла не цветная революция, а революция любви и солидарности. Под этими словами, естественно, подразумевается не  цвет, не любовь, и тем более не солидарность; здесь речь идет о политическом контексте. Вопрос в том, что никакая внешняя политическая сила не была вовлечена в нашу революцию. Это исключено. И я всегда говорили, что, прошу прощения, это для нас вопрос национального достоинства, а лично для меня — вопрос личного достоинства, и очень важно отметить, что демократия действительно  проистекает из менталитета нашего народа. Я думаю, что именно это и есть причина того, что у нас сегодня сложилась упомянутая Вами ситуация. До сих пор в международных СМИ появляются публикации о том, что, возможно, это так, а это так; что все-таки, возможно, есть какой-то геополитический контекст, внешнеполитический контекст, но я думаю, что с каждым днем все убеждаются, что все было так, как я сказал, и это очень важно. Свершившаяся в Армении революция не против какой-либо страны, не против какой-либо организации. Армянский народ совершил революцию во имя своего свободного и счастливого будущего, и мы намерены развивать наши отношения со всеми нашими международными партнерами. Спасибо.

Вопрос – По Вашему мнению, насколько Совет Европы способствует развитию демократии, прав человека и свободы выражения мнений в Армении?

 

Премьер-министр Никол Пашинян – Когда говорим о демократии, правах человека, свободе слова, с самого начала упоминается, что это европейские ценности, естественно, я с этим согласен, но позвольте сказать, что в моем восприятии и в нашем восприятии они также и армянские ценности. Я имею в виду, что мы не воспринимаем демократию как что-то, что мы импортировали или экспортировали в нашу страну. Это система ценностей, которая проистекает из менталитета, чаяний и стремлений нашего народа. Если отметить этот факт, мы можем заявить, что сегодня с Советом Европы у нас абсолютно одинаковые  представления как о демократии, так и о том,  в какой логике она должна развиваться. В своем выступлении я сказал, что, в революцию не были вовлечены никакие внешние силы, и это правда, но 18-летнее членство Армении в Совете Европы и  проделанная за это время совместная работа существенно способствовали развитию и утверждению демократических институтов в Армении. И в связи с этим, конечно, я считаю деятельность Совета Европы в Республике Армения эффективной. По крайней мере, здесь есть и личный момент. Один раз я не был заключен в тюрьму благодаря Совету Европы и один раз освобожден из тюрьмы тоже благодаря Совету Европы. Спасибо.

Вопрос — В международном сообществе существует мнение, что лидеры республик бывшего СССР и члены их семей накопили за эти годы огромное богатство. Ваше правительство разработало амбициозную антикоррупционную программу. Также известно, что второй президент вашей страны в настоящее время находится в тюрьме. Можете ли вы сообщить нам, какие именно мероприятия вы запланировали, и каких результатов уже достигли в этой области?

 

Премьер-министр Никол Пашинян – Спасибо за вопросы. Когда я думаю, что самое важное, что я должен сделать для борьбы с коррупцией, мой единственный и самый надежный ответ следующий — я не должен быть лично вовлечен в коррупцию, потому что для меня нет более надежного инструмента против коррупции, кроме как последовательная борьба за приверженность делу. И очень важно, чтобы люди видели это и верили в это, потому что, я не думаю, что в мире есть хоть один премьер-министр или хоть одно правительство,  которое говорит вам с трибуны: знаете, я намерен потихоньку вовлечься в коррупцию. Все говорят, что они не собираются участвовать в коррупции, что они борются с коррупцией. И с этой точки зрения очень важно доверие к правительству и к тому, что оно говорит. И именно по этой причине я всегда подчеркиваю, что мое премьерство имеет смысл до тех пор, пока мне доверяет народ. Именно это и есть главное предварительное условием того, что мы сумеем бороться с коррупцией, потому как мы все прекрасно понимаем, какими рычагами и финансами владеет коррупция, много лет правившая в Республике Армения, и на какой контрудар она способна, если борьба с ней ведется в среде, где нет доверия между властью и общественностью. Конечно, вы правы, и, следовательно, под пристальным вниманием в первую очередь должны быть моя семья и мои родственники. Я считаю очень важным, что сегодня прозрачность – один из самых важных институтов в Армении, который, я бы не сказал, что состоялся на 100%, но  двигается вперед большими шагами. Хочу отметить, что всего 10 дней назад против одного из моих близких родственников было возбуждено уголовное дело. Я не хочу нарушать презумпцию его невиновности, но этот факт и тот факт, что дело будет рассмотрено в условиях полной законности и объективности, являются еще одним доказательством того, что мы уверенно идем по намеченному пути.

Вопрос — После вступления в Совет Европы в 2001 году Армения заявила о своей приверженности мирному урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха.  Можете ли сказать, когда вы собираетесь выполнять свои обязательства на практике, что вытекает из ваших обязательств и резолюций и документов международных структур.

Вопрос- Г-н премьер-министр, в ноябре прошлого года в Ереване планировалось провести конференцию религиозных меньшинств и ЛГБТ-сообщества. Однако этого не произошло из-за общественного мнения, в том числе, давления со стороны политиков, которые выразили обеспокоенность по поводу безопасности участников. Это свидетельствует о серьезных нарушениях прав представителей ЛГБТ, лишенных в Армении возможности реализовать свои элементарные права. Какие шаги предпринимает ваше правительство в этом направлении?

Премьер-министр Никол Пашинян— Что касается мирного урегулирования карабахского конфликта, я вновь подтвердил нашу приверженность этому решению, выступая с этой трибуны. Я считаю, что в последнее время предложение воплотить в жизнь мирную повестку дня нашим азербайджанским коллегам и общественности являются одной из наших важнейших задач. И я подчеркиваю, что я рад, что нам удалось наладить честный, искренний и конструктивный диалог с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. К сожалению, у нас пока нет общих представлений о нюансах и механизмах урегулирования карабахской проблемы, но тот факт, что мы создали атмосферу конструктивного, откровенного обсуждения, уже достаточно хорош. В нашем восприятии, сегодня есть несколько важных вопросов, которые мы должны решить, чтобы укрепить институциональную повестку дня мира; и одним из этих вопросов является полное внедрение формата Минской группы ОБСЕ, которое также предполагает участие представителей Нагорного Карабаха в мирном процессе, потому что очень трудно понять, как

мы собираемся урегулировать проблему, не выслушав сначала главную и первостепенную сторону конфликта. Как я сказал в своем выступлении, наши шаги направлены на восстановление диалога между Азербайджаном и Нагорным Карабахом в рамках сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Многие не знают, но была прямая встреча лидеров Нагорного Карабаха и Азербайджана. Эта практика существовала, избранные представители Нагорного Карабаха, по сути, всегда были вовлечены в переговорный процесс, как обычно говорят, до 1998 года; но я могу сказать, что до 2018 году представители Нагорного Карабаха присутствовали в переговорном процессе. Давайте не будем забывать, что Роберт Кочарян до того, как стать президентом Армении, был избранным президентом Нагорного Карабаха. После него Армению представлял Серж Саркисян, он также был одним из лидеров Карабаха. И у нас, по сути, сложилась следующая ситуация, когда Нагорный Карабах был представлен за столом переговоров в ходе переговорного процесса. Сегодня наша задача — создать условия для предотвращения прекращения диалога между Нагорным Карабахом и Азербайджаном. И это очень важное обязательство.

Что касается сообщества ЛГБТ, я сказал, что в Республике Армения верховенство закона, и все граждане Армении имеют одинаковые права и обязанности. Я слушал об упомянутом Вами случае, но, честно говоря, не могу назвать причины, по которым такое мероприятие было отменено, почему оно было запланировано, когда оно было запланировано, и какое это было мероприятие. Я, честно говоря, знаком с этим вопросом по нескольким публикациям в социальных сетях, у меня нет подробной информации, чтобы дать вам более подробный ответ. Спасибо.

Вопрос – Г-н премьер-министр, Ваш выбор породил благоприятные ожидания с точки зрения мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Можно ли рассматривать Ваши заявления об изменении формата переговоров как шаг назад? Может ли ваша популярность в Армении внушить надежду, что Вы поведете Вашу страну по пути мира, несмотря на аргументы армянской диаспоры и давление олигархов внутри самой страны?

 

Вопрос — Можете ли вы объяснить, почему Армения всегда голосовала против резолюций ООН по поводу Российской агрессии по отношению Украины и по аннексии Крыма? Вы не хотите поменять позицию Армении? И конкретный вопрос: кому принадлежит Крым?

Премьер-министр Никол Пашинян – Благодарю за вопрос. Первый вопрос  относится к формату переговоров. Привожу цитату из самого вопроса, имея ввиду изменение формата. Я уже говорил, что мы абсолютно не ожидаем каких-либо изменений в формате переговоров и не требуем их, и это не соответствует нашим желаниям и логике. Формат, в котором происходит мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта, это сопредседатели Минской группы ОБСЕ и, если мы посмотрим на историю, что такое Минская группы ОБСЕ, и как она была создана, мы увидим, что участие представителей Карабаха в переговорном процессе предполагалось. И не только предполагалось, но и происходило. Я только что сказал: сейчас, к сожалению, не могу вспомнить дату, но предполагаю, что это было в 1994-95-96 годах, президент Азербайджана Гейдар Алиев встречался с президентом Нагорного Карабаха Робертом Кочаряном. Встреча происходила в Москве. В нашем распоряжении имеются документы этого трехстороннего формата в рамках Минской группы ОБСЕ, то есть были не только три сопредседателя, но и представители Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха, и мы не ставим абсолютно никакого вопроса об изменении формата переговоров. Мы ставим вопрос о продолжении обсуждения вопроса в том же формате, что и формат переговоров, потому что, посмотрите, есть совершенно понятная проблема, и это не предусловие и не каприз. Некоторые даже попытались назвать это деструктивной позицией, но это как раз наоборот, потому что мы ставим вопрос следующим образом: хотим мы решить проблему или нет? Если мы хотим у решить проблему, как мы себе это представляем: можно ли решить проблему Нагорного Карабаха без Нагорного Карабаха? Потому что часто используется слово «оккупация», но те люди, которые живут в Карабахе, родились в Карабахе, жили в Карабахе, их деды жили в Карабахе, деды их дедов и деды дедов их дедов жили в Карабахе, и так можно продолжать бесконечно. Как человек может оккупировать территорию, на которой он родился, где родился его ребенок, где родились, жили и похоронены его предки? Вот почему я также сказал в своей речи, что каждый конфликт, каждая ситуация должна рассматриваться в своей сути, потому что понятно, что существуют многочисленные нюансы; и мы предлагаем сесть за стол переговоров при участии всех сторон конфликта, обсудить все нюансы и согласиться, что речь идет не о провале решения проблемы, а о ее решении; что наша повестка дня — это не повестка дня уничтожение друг друга, а повестка дня урегулирования проблем, как это подходит людям XXI века, так, как это подходит двум государствами-членами Совета Европы, двум государствам и народам. И мы руководствуемся именно этой логикой.

Недавно я выступил с некоторыми, казалось бы, странными инициативами. Во время пресс-конференции я задал публичный риторический вопрос: неужели президенту Азербайджана или  руководству этой страны нечего сказать народу Нагорного Карабаха и Армении. Например, мне хотелось бы иметь возможность обратиться к народу Азербайджана и поговорить с ним. Конечно, я и теперь могу это сделать, но я не хочу, чтобы это было, так сказать, односторонне и, чтобы вдруг было воспринято как провокационный шаг. Я хочу, чтобы этот разговор начался и состоялся между правительствами, народами, обществом и молодежью, потому что наша повестка дня — это мирная повестка дня, и мы не ставим вопроса изменение формата.

В той же логике я также хотел бы ответить на вопросы связанные с Крымом и резолюциями.  Знаете, обязанности лидера страны я взял на себя недавно, раньше я был депутатом, и временами для меня было очень странно, как могут люди употреблять созданные для мира трибуны для провоцирования войн, для того, чтобы сделать войны более жестокими, а конфликты — более серьезными. Я думаю, что во всех случаях нужно оставаться в логике диалога. Сегодня в мире нет такого конфликта, чтобы я мог подумать, что правильнее решить его прибегнув к насилию. Международные платформы и трибуны должны использовать эту логику, и мы пытаемся сделать все. не уверен, что это всегда удается, потому что, как я говорил, в большинстве случаев мы находимся в ситуации, когда и по эту и по ту сторону конфликтов и линий находятся наши друзья, очень трудно выбирать между друзьями и друзьями. Временами ты вынужден делать такой выбор,  но наш выбор, глобальный выбор, это мир, диалог, стабильность и развитие.

О своей бытности проевропейским и пророссийским: еще будучи оппозиционером, я заявил, что не признаю, что в Республике Армения, как и в любой другой стране, должны быть проевропейские, пророссийские или проамериканские политические силы и деятели, потому что на примере Армении, я считаю себя проармянским деятелем. По-моему, французские деятели должны быть профранцузскими, украинские – проукраинскими, русские-прорусскими. Что значит быть проармянским в смысле международной логики? Это означает, что мы должны строить наши конструктивные, позитивные отношения со всеми нашими международными партнерами, и мы должны пытаться решить наши отношения со всеми нашими соседями. Благодарю.

Back to top button
Close