Новости

Криминал породила РПА

После интервью начальника полиции РА, В. Гаспаряна, гюмрийцев больше всего волнует  вопрос, почему власти только сейчас поняли, что в Гюмри существует 2 клана? И кто все это время допускал существование этих кланов, не только в Гюмри, но и в системе власти?
Представляем интервью журналиста galatv.am, с гюмрийским публицистом, Мамиконом Амбаряном.
— Господин Амбарян, как Вы, в целом, оцениваете озвученные начальником полиции РА, В. Гаспаряном, во время пресс-конференции в Гюмри, мысли?
— Вообще-то оценки дают в конце, но, к сожалению, весь наш предыдущий опыт свидетельствует о том, что “крупные” преступления всегда скрывались. Нас мало, все мы друг друга знаем, и такие вопросы решаем “по-братски”. Эту же мысль подтвердил и начальник полиции. Его речь была содержательной, обнадеживающей, несла в себе морально-психологическую и религиозную пропаганду, поэтому, я бы хотел верить, что эти слова не являются очередной “лапшой”, которую вешают на уши общественности. Церковь настолько политизировалась, что мы уже не можем верить людям, говорящим от имени Божьего. Сегодня каждый, кто хочет вызвать доверие к своим словам, цитирует Библию. Поэтому к словам начальника полиции я отношусь немного настороженно. Дай Бог, чтобы эти слова не оказались громогласными заявлениями, а претворились в жизнь. Любое преступление предполагает неминуемое наказание, и предпринятые полицией действия, можно считать профилактикой, которая утихомирит на время криминальные элементы. Почему я говорю, «утихомирит»— потому что шум невыгоден никому, значит, слова начальника полиции можно понимать двояко.
— В. Гаспарян пообещал очистить город от криминала, организовать им “эмиграцию”, если они не начнут жить как нужно…
— В истории Гюмри было множество “воров в законе”, и очистить этот город будет довольно сложно. Так как воровское понятие на протяжении нескольких лет трансформировалось, и стало обыденным, при необходимости человек может быть или вором или политическим деятелем. Сегодня у “воров в законе” есть свои покровители, которые с помощью закона обеспечивают деятельность и неприкосновенность криминального мира. Не зря, наши олигархи, почти все связаны с криминалом, и все стремятся к депутатскому мандату. Конечно, это касается не всех депутатов. Криминальный мир так тесно связан с властью, что возможность их отделения друг от друга, спокойно можно отнести к жанру фантастики. Я думаю, что усиленный контроль полицейских в Гюмри, может лишь предотвратить рецидивы в городе. К сожалению, наша полиция реагирует только после инцидентов, и нет никакой гарантии, что аналогичное столкновение не повторится за городом. Дело в том, что сегодня задержаны лишь исполнители, на свободе остаются заказчики. А задержанные отсидят года два в тюрьме, потом, по амнистии будут освобождены и станут еще более уважаемыми в определенных кругах. Сценарий, как всегда тот же, меняются лишь актеры.
Я думаю, что для господина Гаспаряна действительно будет очень сложно, так как ему сначала предстоит очистить систему власти, декриминализировать ее, затем поднять в глазах общественности авторитет правоохранителей и создать атмосферу взаимодоверия. Хотелось бы верить, что все это ему удастся.
— Господин Амбарян, в прошлом году, в сентябре, во время заседания правительства Серж Саргсян, по другому поводу, сказал: “рыбу нужно ловить с головы”. Кто по-Вашему является головой, с кого нужно начинать в этом случае?
— Народ мудр, и повторение народных пословиц, еще не говорит о мудрости цитирующего, это можно посчитать шаблоном, поскольку эти слова произносит человек, кто сам является гарантом закона, и тем не менее, по его молчаливому согласию происходит все, что мы сейчас наблюдаем. Если мы спросим откуда появились эти и другие кланы, которых мы сегодня обвиняем в криминале, ответ будет один — эти криминальные элементы породила Республиканская партия Армении, так как своим молчаливым покровительством, она способствует увеличению криминальных элементов в Армении. А сегодня их представляют козлами отпущения, нет, скорее жертвами. Между тем виновных нужно искать именно в системе власти. Рыба, о которой я говорил, это — криминально-олигархическая власть, которая иногда теряет контроль над мелкими группировками, а если она сегодня решила серьезно заняться ими, то только по той причине, что не хочет раскрывать своей роли во всем этом. В конце концов, мы должны понять, что под угрозу ставится их комфорт. Что касается “крестного отца” то, без упоминания имен, им можно считать того человека, который в свое время хвалил, поощрял, и окрылял таких людей и кланы.
— Разве не странно, что люди, которых обвиняют в криминале, годами руководили городом, или заседают в законодательном органе страны?
— Знаете, если и было такое время, когда люди симпатизировали этим семьям, то потому, что те работали вместо бездействующих властей, и граждан не волновало, кто и как добывал свой капитал и у кого какие властные амбиции. Все делалось “во имя города”. Люди, по-отдельности, были благодарны  им и голосовали за них на выборах. Конечно, приходит время, когда у общества поднимается уровень самосознания, и оно понимает, что нельзя терпеть несправедливость, лишения, вымогательства и как сейчас принято говорить, атмосферу страха. Люди умеют разочаровываться. Общество зреет, значит настало время, для того, чтобы представители кланов и властей научились слушать, уважать и по достоинству относиться к обществу, гражданину. Люди способны долго терпеть, но терпение имеет свои пределы.
Интервью Кристины Мкртчян

Back to top button