Новости

Пустое высокомерие Кочаряна и митинговые угрозы Пашиняна: постреволюционная Армения

Интервью политолога Армена Агаяна телекомпании ГАЛА.

— Господин Агаян, в Армении происходят интересные внутриполитические события: прослушивание телефонных разговоров глав СНБ и ССС, громкие разоблачения в их ответном интервью. Были ли даны ответы на возникшие вопросы, или это интервью стало просто «адекватным ударом» по лагерю противника?

— История этого прослушивания, по крайней мере для меня, насколько непонятна, настолько и неинтересна. В ней, как и в самом факте прослушивания, нет ничего скандального, кроме неофициального разговорного стиля официальных лиц. Насколько я знаю, подобные технические возможности в Армении есть только у СНБ, и никто другой не мог сделать этого – не в плане законности, а технически. Предположения, что в Армении действуют незаконные секретные службы, этим фактом никак не подтверждаются. Я не понимаю также, какую пользу получили бы Кочарян или русские, хотя и не исключаю, что эта запись могла заинтересовать хватающегося за соломинку Кочаряна. А в результате в выигрыше оказался Никол Пашинян, который получил повод лишний раз убедиться в мощной общественной поддержке, да еще и в первые дни предвыборной кампании в столице, а также придать новый импульс уголовному преследованию видных деятелей прежнего режима. Что же касается противоположного лагеря, то вокруг Кочаряна, Сержа, кого-либо из их окружения никогда не возникнет никакого лагеря. Они отвергнуты безвозвратно. Но в новой Армении нужны новая оппозиция и новый противоположный лагерь, в котором не будет места никому из прежних преступников. А искусственное деление на черных и белых, заметное задолго до «прослушивания» и начала предвыборной кампании, фактически называет черными всех, кто осмеливается критиковать в чем-либо Никола Пашиняна или его соратников. Как это умещается в логику революции?

— Премьер Пашинян также сделал жесткие заявления. Было ли его выступление адекватным? Он угрожал «уложить на асфальт» охранников олигархов. Это просто всплеск эмоций или причина в более серьезных рисках?

— Какой-либо опасности реванша или чего-то в этом роде нет с 8 мая, и в ближайшее время их не будет. Прослушивание как доказательство наличия каких-то угроз просто несерьезно. Но это стало прекрасным поводом поговорить о возможных рисках, причем поговорить не просто эмоционально, а в довольно охлократическом тоне, и тем самым мобилизовать людей на выборы Айко с максимальным числом голосов. А охранников надо было уложить на асфальт еще несколько месяцев назад, особенно тех, кто годами использовался в качестве вооруженных банд, по заказу своих господ совершал разные преступления. За этими действиями должны были последовать многочисленные аресты представителей прежнего преступного режима и сросшихся с ними местных князьков. Это было одним из основных пунктов революционного мандата временного правительства, между тем мы пока слышим митинговые угрозы. Все это давно надо было завершить, чтобы сегодня сформировались новые политические силы, и мы готовились бы к первым в Армении свободным парламентским выборам. А принудительный выбор между черными и белыми не может считаться свободным и демократическим, и для Армении это будет означать потерю еще пяти лет.

— Какие вызовы стоят перед командой Пашиняна? Какие видятся перспективы? В чем ошиблись новые власти?

— Для оценки вызовов надо сначала оценить цели команды Пашиняна. Если считать, что цель состоит в революции, то вызовом является буквально все, что осталось от прежней власти: от государственного аппарата, судебной системы до накопленного в ее руках колоссального богатства, средств пропаганды, фальшивых партий. Но это не означает, что все это представляет собой угрозу новому правительству. Просто наличие всего этого не позволит решить основную проблему революционного мандата Никола Пашиняна – организации свободных, справедливых качественных выборов в НС и избрания пути развития Армении, основанного на общественном обсуждении будущего страны.

А если целью является закрепление собственной власти и победа на внеочередных выборах с большим преимуществом, то основные вызовы исходят не от предшественников, которым нечего противопоставить революционному поколению, а от тех деятелей и идеологических групп, которые на внеочередных выборах склонны отнять часть революционных голосов. В каком-то смысле активность предшественников на руку команде Пашиняна, так как отвергнутым нечего сказать, их легко победить.

Сложнее будет, если эта команда будет втянута в идеологические споры, например, о внешней, внутренней политике, об арцахском вопросе, с такими же революционерами, которые не меньше их боролись с прежним режимом. Этих вызовов не стоит бояться, в идеологических спорах даже поражение на пользу Армении. Но если есть проблема удержания власти, то не исключено, что будет искушение избежать идеологических споров с непредсказуемым результатом, говорить о несуществующих угрозах, таким образом собрать все революционных голоса. Это действительно очень эффективная тактика, но эта эффективность краткосрочная и, что еще важнее, противоречит логике революции. 

— В последнем интервью Р.Кочарян говорил, что Пашинян потом пожалеет, что связался с ним. По-Вашему, это угроза?

— Это пустое высокомерие обвиняемого. Кочарян должен понимать, что дело 1 марта – всего лишь один из пунктов его обвинения. Предстоят еще другие многочисленные обвинения: и в системной узурпации власти, и в незаконном обогащении, и в ряде других преступлений. И никакой Европейский суд его не спасет, даже если новая система правосудия по небрежности или сознательно допустит ряд ошибок. Не спасет и Путин, просто не успеет, да и не захочет пойти на такой риск. Ведь это даст нам повод лишний раз утвердить власть народа, на этот раз с явно антироссийским содержанием, а заодно вызовет добрую зависть у российской оппозиции.

Конечно, это можно считать угрозой мести, физической расправы, но обычно лающая собака не кусается, и главное, Кочарян воображал себя «единственным мужчиной», когда владел рычагами управления, а сегодня, как говорится, ситуация изменилась. Наконец, даже если представить худший вариант, это не приведет к политическим изменениям, не спасет его, а только усилит тяжесть обвинения.

— Заметна ли консолидация вокруг Кочаряна? Есть ли перспективы у его заявки на возвращение в политику?

— Нет, не замечается. Консолидация вокруг Кочаряна сегодня совершенно невыгодна. Вместо этого наблюдаются услуги щедро оплачиваемых обвиняемым номер один адвокатов и PR-менеджеров, а также попытки маргинальных политических лиц вытянуть немного денег у находящегося в трудной ситуации Кочаряна. Но все это не сможет вернуть в политику человека, который оказался в ней волею случая, как “храбрый Назар”, никогда не пользовался поддержкой общества и приобрел только ненависть. То же самое касается консолидации вокруг Сержа. Поэтому их возвращение в политику возможно лишь с позволения Никола Пашиняна, если у того будут какие-то связанные с этим темные расчеты. В частности, это может быть сделано для разделения политического поля на черных и белых и выведения из него политико-идеологических споров. Конечно, это ни в коем случае не достигнет угрожающих размеров, но таким образом нас могут заставить вновь объединиться вокруг Никола Пашиняна и его “белой” команды и в сотый раз отвергнуть робиков-сержиков.

А когда придет время нормального политического поля, политико-идеологических споров и основанных на них выборов? Надеюсь, что Никол Пашинян останется верен логике революции.

Беседу вела Кристина Мкртчян

Показать еще
Back to top button