Новости

Достойно внимания: «Откуда нам было знать, что он был армянином?» Очень волнующая статья турецкого журналиста об Азнавуре

Журналист турецкого новостного сайта «Haberturk», Умур Талу, в своей колонке написал о знаменитом шансонье, актере и композиторе Шарле Азнавуре. Статья была представлена ermenihaber с эпиграфом турецкого автора «Отныне Азнавура больше нет».

«Откуда нам было знать, что он был армянином…Наше дело было слушать его песни. Мы любили эти песни, так как думали, что любя эти песни, могли бы влюбляться…Могли бы любить и быть любимыми…Приятно было слушать французский, и не нужно было знание языка. Что бы ни говорилось в песне, каждое слово танцевало вместе с мелодией, которая захватывала и уносила тебя… Мы даже не знали, куда едем. Было очевидно, что, любя одни и те же песни, каждый из нас попадал в объятия разных мечтаний… В словах его песни «Унеси меня на другой конец мира» для каждого из нас своя сторона мира… Извините, откуда нам было знать, что он был армянином…

Когда звучала «Богема», личность как певца, так и слушателя теряла значение. В каком бы уголке мира ты ни был, ты не смог бы убежать от самого себя…

В паспорте не смогли написать имя «Шахнур», вместо этого назвали «Шарль»… Его мать была из Турции, отец из Грузии. Простите, откуда нам было знать, что и он «армянин»… Только потом мы узнали, что было, а чего не было. Но что нам было делать, и песни считать врагом… Песни не были врагом, да и он сам в действительности не был врагом…

У него не было претензий к людям, народам, да и нам хотелось, чтобы у него их не было… Быть может, чувство долга перед своими утраченными корнями «политизировало» его… Между тем, мы не хотели таких смертей, даже если бы умерли многие из нас. Даже в песне «Умереть от любви» нашей мыслью было «любить». Однажды в одном из стамбульских книжных магазинов, когда я ждал своей очереди к кассе, молодой человек положил на стол диск с «французскими песнями»: Брелль, Региан и др. Я обратил внимание на то, что из 12 певцов жив только Азнавур. Старость такая штука…Хорошо храните свои диски, только он остался в живых, да и то отменил концерты. «Еще вчера он сказал: «Мне то хорошо, то плохо»», — сказал я. Простите, откуда нам было знать… Мы были очарованы его голосом, его песнями, которые казались тайным приглашением положить голову на чье-то плечо, почувствовать чью-то голову на своих плечах.

Back to top button