Новости

Прерванный полет независимого Арцаха: как и почему арцахцам пришлось покинуть свои дома

2 сентября 1991 года Арцах объявил о своей независимости. В этот день на совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного Советов народных депутатов была принята декларация об образовании Нагорно-Карабахской Республики.

Декларация соответствовала законодательным нормам СССР и праву народа на самоопределение, закрепленному в международно-правовых документах.

А уже 10 декабря 1991 года население Арцаха на референдуме утвердило провозглашение независимости Нагорно-Карабахской Республики.

Воссоединение, независимость, самоопределение. Арцах шаг за шагом, так же, как были освобождены каждый его город и каждое село, шел по пути к государственности
После 2 сентября 1991 года многое изменилось: и характер конфликта, и границы Республики Арцах….

Что изменил тот день в жизни арцахца и в истории конфликта? Подробнее в репортаже коллег из «А1+».

Выражая, фиксируя, принимая во внимание, опираясь, отмечая, стремясь, уважая и следуя… Этими словами начинается почти каждая строчка Декларации о независимости Арцаха.

На совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного Советов народных депутатов образовалось второе армянское государство — Нагорно-Карабахская Республика.

Александр Манасян

«Арцахцы считали независимость и воссоединение одним и тем же явлением», — считает президент общественной организации «Академия политологических наук» Александр Манасян.

«Это было довольно грамотное решение с точки зрения дипломатии, поскольку в случае воссоединения с Арменией, Ереван оказался бы под более строгим давлением международного сообщества», — уверен политолог Тигран Григорян.

Провозгласив независимость, жители Арцаха обрели национальное и политическое сознание и, самое главное, уверенность в себе, убежден Александр Манасян. Но вскоре станет ясно, что цели сверхдержав в отношении Арцаха очень разные и зачастую для нас запутанные.

Тигран Григорян

«С лета 1993 года переговоры были двусторонними, то есть между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Под документом 1994 года под давлением Москвы Армения поставила свою подпись», — поясняет политолог.

По словам Александра Манасяна, Декларация независимости Нагорного Карабаха с юридической точки зрения была безупречной.

Он с болью отмечает, что Армения 30 лет мыслила только в соответствии с логикой советской правовой системы. В массовом сознании наших граждан в отношении арцахской проблемы существуют серьезные недопонимания.

«Известно, что в понимании Европы армяне завоевали районы вокруг Нагорного Карабаха, мы же говорим, что освободили эти территории. Кажется, что второй ответ правильный. Но оба неверные. Все эти территории в Нагорном Карабахе, а не вокруг него», — объясняет Манасян.

Кроме этого, уже 31 год поднимается другой вопрос. Независимость Арцаха — дипломатическая победа или поражение?

«Народ избрал людей, которые не были согласны с идеей воссоединения. И это показатель политической зрелости народа», — отмечает он.

Проблемы, стоящие перед Арцахом, снова онтологические… Сегодня, как и 31 год назад, Шуши и Карвачар остались без армян, к ним присоединились еще и Бердзор, и Агавно. Ситуация та же, что и в начале 90-х, но надо учитывать одно важное обстоятельство — народ Арцаха не изменился.

«Жители Арцаха и сегодня решительны и мужественны. Они ждут удобного момента, чтобы встать на ноги и решить проблему», — уверен Манасян.

2 сентября Арцах встретит в непростых условиях. В эти дни население Бердзора и Агавно покидают свои дома. Участок дороги Шуши-Бердзор-Горис будет действовать до 31 августа включительно. Отныне этот соединяющий Армению с Арцахом участок дороги будет находиться под контролем Азербайджана. После войны прошло два года, но альтернативная дорога, соединяющая Арцах с Арменией, все еще не готова. А это единственная дорога, по которой можно будет добраться до Арцаха.

Несмотря на эту сложнейшую ситуацию, в Степанакерте в День Республики состоится традиционное шествие, затем пять фракций Национального собрания Арцаха проведут митинг, посвященный провозглашению независимости.

В опубликованном сообщении фракции информируют, что, участвуя в митинге, они присоединяются к продолжающейся борьбе за свободу, демонстрируя миру единство, волю и решимость отстаивать свои права.

Независимый Арцах – главная гарантия армянского Арцаха.

Жители с трудом оставляют свои дома в Бердзоре и Агавно. Их попытки сопротивляться оказались тщетными.

Наши коллеги из пресс-клуба Горис встретили одну из семей, переехавших из Бердзора в поселок Караундж, и подготовили репортаж о том, как они по совету российского миротворца покинули родные места, куда не теряют надежды вернуться…

Агас смог перевезти на такси только две кровати и детскую одежду. Вместе с семьей ему пришлось уехать из Бердзора. Они знали, что должны покинуть этот район, но с надеждой ждали другого исхода. Все изменилось, когда к ним пришел российский миротворец, с вопросом: «Ты что тут делаешь?».

Агас Акопян

«Я ответил, что жду последнего дня, но мне сказали, что 20 числа здесь уже будут азербайджанцы и посоветовали покинуть населенный пункт», — вспоминает переселенец из Бердзора Агас Акопян.

Еще две семьи вынужденно переехали из Бердзора в село Караундж общины Горис. Сейчас они живут в домах, владельцы которых находятся за границей. Им сложно говорить о будущем, потому что решение властей покинуть село было для них очень неожиданным.

«Света уже не было, сказали, что воду тоже отключат, а еще не будет связи», — рассказывает Акопян.

Анюта Баласанян

«Такое ощущение, что мы там оставили нашего маленького ребенка. Засыпаем с мыслью, что однажды мы сможем вернуться туда», — говорит переселенка из Бердзора Анюта Баласанян.

Обустроившись в новом селе, Агас поехал в Бердзор, чтобы забрать оставленные там вещи, но вернулся ни с чем.

«Когда, уходили, все закрыли на замок. Там осталась только детская кроватка, которую мы предпочли оставить, а сжечь дом у нас рука не поднялась Но вернувшись за вещами, я увидел, что там уже ничего нет, все украли. А то, что не смогли украсть, сломали, в том числе холодильник, стиральную машину», — рассказывает Агас.

«Только в Арцахе я могу чувствовать себя дома. Я оставила там вещи, чтобы в этом доме они чувствовали наше дыхание», — говорит Анюта со слезами на глазах.

Жители города Бердзор, сел Агавно, Сус еще с ноября 2020 года знали, что их населенные пункты будут переданы Азербайджану. Было подписано соглашение об отсрочке передачи на 3 года, до истечения которого остался год. Об этом рассказывают семьи, покинувшие Бердзор.

Некоторые из них в 1990-е годы переехали из Гюмри, Спитака и других населенных пунктов Армении и обосновались в Арцахе. В их числе женщины и дети семьи Хачатрянов. Во время 44-дневной войны они вернулись в Гюмри. Они пережили землетрясение 1988 года и войну 2020 года.

Семья Мариам была одной из первых поселенцев Бердзора. Хачатряны и их 4 сына переехали из Гюмри в Бердзор в 1997 году, заменив домик-времянку квартирой в каменном доме.

«Муж сначала работал в сфере строительства, потом 10 лет в магазине. А я работала воспитательницей в детском саду, а потом помощником повара», — рассказывает Мариям.

Хачатряны прожили в Бердзоре 23 года, воспитали 4 детей и вновь создали то, что потеряли во время разрушительного землетрясения 1988 года. Но тревога войны 2020 года все изменила. Проведя с детьми два дня в подвале дома, Мариам покинула Бердзор, надеясь, через несколько дней вернутся.

«Мы взяли с собой только документы», — вспоминает она.

Ее муж Армен вместе с тремя братьями взялся за оружие и до конца войны защищал город, ставший родным. Он так и не успел перевезти имущество.

Хачатряны уже дважды меняли квартиру в Гюмри. Первую квартиру они сняли за 50.000 драмов. Семья получает пособие в размере 43.000 драмов, а 68.000 драмов – это зарплата главы семейства, которую он получает из Арцаха. Зарплату он будет получать до декабря.

«Дают сертификат насумму в размере 8 млн. драмов на покупку недвижимости в Ереване, 10 млн. — в областях Армении, 12 миллионов — в Арцахе», — рассказывает Мариам.

Из четырех  детей в семье два школьника и два студента. Затраты большие, шансы найти работу ничтожные. Мариам часто думает, не правильно ли было бы переехать в Арцах?

Артур Мкртчян

Экономист Артур Мкртчян другого мнения. По его словам, у властей Армении на протяжении многих лет была договоренность со сверхдержавами о том, что Карвачарский район с центром Бердзор не будет сдан Азербайджану, поэтому они способствовали переселению туда и сделали большие инвестиции.

«В жизни не поверил бы, что кто-то будет строить дорогу через горы Карвачара, зная, что должен подарить ее врагу. Была нарушена договоренность, одна геополитическая сила поддержала Азербайджан, и у нас отняли земли», — уверен он.

В прошлом предпринималась попытка сохранить родину путем переселения. В городе Бердзор проживало около 2.000 жителей, чего, по мнению экономиста, было недостаточно, чтобы удерживать границу.

«Следовало более компактно заселять эти территории, чтобы потом отказаться покидать их», — говорит он.

После сирийской войны 2011 года в тот же Бердзор были переселены и сирийские армяне. Они вложили значительные средства в создание оливковых рощ. И теперь сдача Бердзора для них тяжелый стресс. Сирийские армяне, увидевшие вторую войну у себя на родине, так же, как переехавшие в Арцах жители Гюмри и Спитака вновь все потеряли.

До 44-дневной войны семья Мкртчянов проживала в селе Тагавард Мартунинского района Арцаха. Когда женщин и детей начали эвакуировать, глава семьи Вова отправил их в Армению. Сначала к родственникам, затем они с группой жителей Тагаварда нашли приют в здании Ванадзорского детского дома.

После войны отец продолжает жить в Тагаварде с родителями, а жена и дети лишь изредка посещают родное село, потому что враг совсем рядом.

«Сидя дома, мы отчетливо слышим их разговор, дети боятся, не могут спокойно спать, мы потеряли покой, но многие, презрев страх, продолжают жить в селе», — говорит Карине.

На второй день 44-дневной войны Карине и ее шести детям пришлось покинуть родной Тагавард.

«Началась эвакуация. Женщины и дети должны были уехать. 29 мы ухали», — вспоминает она.

Вчера Карине вернулась из Арцаха. Враг, находящийся так близко, мешает думать о возвращении. Дети должны по крайней мере спать спокойно, говорит она.

«Враг очень близок. Все равно боишься. Там невозможно  спокойно жить. Не думала, что они будут так близко, в 20 метрах. Это ужасно», — плачет она.

Старшая из шести детей Анита не представляет, что однажды ей удастся забыть ужасы войны.

«Что забыть это, должно пройти много времени», — уверена она.

А Яна, улыбаясь, чтобы скрыть слёзы, заканчивает стихотворение своими словами: «Хочу, чтобы танк стал музеем и больше не стрелял».

Четверо из шести детей семьи школьного возраста. Старшие помнят, как готовились к празднованию Дня независимости Арцаха.

Близость врага, конечно, тревожит, но словами тоску не объяснить.

«Я очень сильно соскучилась по Арцаху и своей учительнице», — признается маленькая девочка.

Карине любит готовить, печет арцахский хлеб с женгялом, готовит полуфабрикаты. Она также работала помощником повара. Работа помогает забыть о реальности хотя бы на время.

Муж 33-летней Марине Алексанян погиб в 2020 году во время 44-дневной войны. Марине с тремя несовершеннолетними детьми переехала с места рождения мужа, села Нор Айгестан Мартакертского района, в дом родителей, село Кусапат. Через два дня с помощью родителей она приехала в Армению и временно поселилась в городе Мецамор Армавирской области.

Два месяца она жила в Мецаморском колледже с десятком семей, а потом в гостинице того же города. Как и многие семьи, Марине ждет сертификата на покупку квартиры, выдаваемого правительством Армении семьям, эвакуированным из Арцаха. Летние каникулы она провела в Арцахе, в доме своего отца. Тогда и приняла окончательное решение: вернется в Мецамор, купит квартиру и поселится в Армении. По ее мнению, здесь будет безопаснее для детей.

Марине Алексанян

«Честно говоря, я бы хотела жить в Арцахе, это прекрасное месте, просто мне страшно», — говорит она, не сдерживая слез.

29 сентября 2020 года Марине приехала в Армению с тремя несовершеннолетними детьми из села Нор Айгестан Мартакертского района Арцаха. Ее муж погиб в первый день 44-дневной войны в ходе боевых действий.

«Покинули село, перебрались в леса, думали, скоро закончится. Но нет, была настоящая война», — вспоминает она.

Сейчас село Нор Айгестан находится под контролем Азербайджана. Теперь у Марины нет пути назад. Она была в Арцахе два месяца, пыталась снять квартиру в Степанакерте, но безуспешно, цены на аренду были высокими.

Марине не знает, где строить будущее своих детей: в Армении или в Арцахе. Мужа похоронила на городском кладбище Мецамора. Сейчас она ждет выдачи сертификата на покупку квартиры. Возможно купит дом в Мецаморе.

«Очень больно. Отец мужа погиб в 1993 году в том же возрасте, что и его сын. Я не могу рисковать», — размышляет вслух жительница Арцаха.

Алексанян вспоминает, как они готовились ко Дню независимости Арцаха, сначала с соседями сначала в Степанакерте, чтили память павших у мемориальной доски, а затем в приподнятом настроении собирались за праздничным столом. Теперь все иначе. Слово «независимость», по ее словам, туманно, гордость сломлена.

«Людт чувствовали себя свободными, не было страха. Мы отмечали праздники. А что сейчас? Все сломлены», — говорит она.

Отец Марине, Александр Алексанян, который сейчас помогает дочери по уходу за детьми, участвовал в первой Арцахской войне. В 1996 году он был ранен, в результате чего стал  инвалидом второй группы. Он не согласен со своей дочерью, говорит, что смысл независимости Арцаха тот же, для народа Арцаха это самое благородное чувство, только после последней войны сердца людей ожесточились.

«Мы собирались, отмечали День независимости, но сейчас нет праздничного настроения», — с сожалением отмечает ветеран.

Во время и после 44-дневной войны в Армавирскую область переселились 6.500 граждан Арцаха. Часть из 33 семей, поселившихся в гостинице города Мецамор, вернулась в Арцах, другие продолжают жить в гостинице, говорят, что им некуда идти. Как и Марине, они ждут государственной поддержки.

Back to top button