Новости

«Возможно, они проведут формальное расследование, найдут в качестве ответственного чиновника самого низкого «ранга» и посадят его, большего я не ожидаю»

По словам правозащитницы Нины Карапетянц, у нас принято, что ответы на все вопросы должен дать Никол Пашинян, и наше сегодняшнее положение есть результат этого.

«Никол Пашинян возомнил из себя величайшего эксперта и считает, что, чтобы давать оценки, достаточно изучить видеозаписи ситуации, которая требует навыков и опыта узких профессионалов. Существуют  специалисты, которые проводят исследования годами, но не считают себя в праве давать оценки по видео. У нас принято, что ответы на все вопросы должен дать Никол Пашинян, и наше сегодняшнее положение есть результат этого», —  в беседе с ГАЛА заявила правозащитница Нина Карапетянц, ссылаясь на заявление, сделанное Николом Пашиняном на заседании правительства, о том, что после изучения различных видео можно предположить, что логика террористической операции в «Сурмалу» исключена, поскольку на видео есть дым и бегущие люди.

С момента трагедии в «Сурмалу» прошло 5 дней, но до сих пор следственные органы, СНБ даже не выдвинули предварительной версии, вместо этого правительство на самом высоком уровне опровергает циркулирующую версию терроризма. По словам правозащитницы Нины Карапетянц, это свидетельствует о том, что никакой версии выдвигать не будут, просто для проформы сделают что-нибудь, якобы идут по пути разоблачения.

 «Расследование будет проводиться по той же логике, как сейчас проводят другие расследования, как борются с коррупцией, как расследуют дела погибших в мирных условиях военнослужащих. Другими словами, возможно, они проведут формальное расследование, в качестве ответственного найдут чиновника самого низкого «ранга» и посадят, большего я не ожидаю. Это общий подход правительства, их безответственность. По делу «1 марта» премьер-министр заявил, что оно полностью раскрыто, но в итоге Роберт Кочарян был освобожден с оправдательным приговором», — подчеркнула Карапетянц.

Говоря о ставших регулярными ложных сигналах о закладках бомб и невозможности выявления их авторов, Нина Карапетянц, заявила:

«Вместо того, чтобы криминализировать нецензурную брань, можно было бы разработать механизмы, исключающие ложные тревоги. Такие механизмы, чтобы звонящий понимал, что его ждет, каковы будут последствия. Мне непонятно, что значит, мы не можем установить адреса, из которых МЧС получает письма. Я знаю, что у СНБ есть специальные подразделения виртуальной охраны, я не понимаю, что они делают, если не могут найти эти адреса. Это означает, что либо это сигналы не воспринимаются всерьез, либо поставлена цель дестабилизировать ситуацию внутри общества, посеять среди людей атмосферу страха и неопределенности».

Анаит Чаликян 

Back to top button