Культура/ИсторияНовости

«Я восхищаюсь армянским народом, даже в таких тяжелейших условиях они могут быть счастливыми, могут любить…».

Я, как сложилось в последнее время, опять в поиске интересных и неординарных людей. Как известно, земля слухами полнится, особенно небольшие города. Мне сказали, что в Гюмри живет художница из Москвы, которая открыла в Музее архитектуры и городского быта экспозицию своих посвященных Гюмри картин. Мне тут же нашли ее контакты. Я позвонила, ответил молодой доброжелательный голос, мы договорились о встрече.

У мольберта сидела молодая красивая энергичная женщина — Виктория Березницкая. Меня, привыкшую видеть глаза армян, в которых навсегда запечатлелась многовековая грусть, стазу же привлекли ее глаза. В них сквозило солнце. И вся она была открыта для радости, для счастья. Солнце было и в ее улыбке. Вика, как она представилась, оказалась очень общительным человеком. С первой же минуты в ее комнатке-мастерской воцарилась атмосфера радости и тепла, казалось, мы знакомы с ней сто лет.

(фото Караунджа)

Наша беседа началась с тривиального в таких случаях вопроса, почему они приехали именно в Армению, ведь к нам, как правило, не приезжают туристы, ищущие развлечений, скорее, к нам приезжают люди, желающие соприкоснуться к истокам цивилизации? «Согласна», — ответила моя собеседница и рассказала, какое впечатление произвел на нее  мегалитический памятник Караундж, которому семь с половиной тысяч лет.

В первых раз она была в Армении год назад. Армения стала для нее открытием. На этот раз Виктория приехала с мужем и двумя сыновьями.

Наша беседа как-то сама собой перешла к армянским художникам. Оказалось, что она знакома со многими из них, но по своей гамме и стилистике ей особенно близок Минас Аветисян. На мое замечание, что на ее полотнах много красного и оранжевого цвета, Виктория сказала, что здесь ей очень хочется использовать «оранжевые цвета», она использует их как фон, для того, чтобы при накладывании сложных оттенков изнутри было сияние. А еще ей хочется запечатлеть цветные: розовые, сиреневые, зеленые, как у Сарьяна, горы Армении. Виктория рассказала, что была на выставке современного искусства в Ереване и поражена обилию неизвестных ей художников, которые оказались очень высокопрофессиональными и неординарными, как она говорит, не в шаблоне, например, известного всем Сарьяна. «Большинство представляют  творчество армянских художников в стиле разных  экспрессивных цветов, может, где-то примитивизма, но очень глубокой душевности и такой сердечности. Мне очень понравилось сочетание и современного искусства, и абстракционизма и инсталляции».

«А почему Вы приехали именно в Гюмри? По воле случая или у вас какие-то планы, связанные с нашим городом?» — спросила я. «Скорее по воле случая», — ответила Виктория, добавив, что у них здесь есть очень близкие друзья, и они приехали сюда по их рекомендации. «Тем более, что Гюмри — город, который связан с творчеством, с художниками. Если Ереван более популярный, то Гюмри более стильный. У него свое лицо, свой потрясающий облик.

(фото дверей в Гюмри)

Торжественная архитектура, эти старинные дома из черного, красного туфа с резьбой по камню. Это очень красиво!» Делясь своим впечатлением о Гюмри, Виктория рассказала, что ей очень нравится сочетание этой торжественности с закоулками и маленькими улочками, с домиками, яблонями за заборами, окнами с занавесками, где люди живут, как будто на ладошке. Все напоминает детство, дом ее бабушки. А еще отдельная история дверей. Ее потрясло, что здесь двери сохраняются, они резные, даже организуются их выставки.

Она призналась, что очень хочет сделать серию картин с дверьми.

Я поинтересовалась, дал ли ей Гюмри что-либо в плане творчества? «Конечно, дал, — радостно воскликнула она, — Во второй месяц своего пребывания в Гюмри я устроила целую выставку. Меня вдохновила красота Гюмри, но не красота в обычном смысле, а то, что я назвала бы контрастами, потому что это история, которая связывает и трагедию, и красоту, и живописность».

Это вызывает в ней такие эмоции, что ей захотелось запечатлеть увиденное. Она рассказала, что много гуляет по городу, фотографирует. Многие уголки города складываются в сюжеты, в композицию. Виктория показала мне свою картину, где изображен фрагмент здания с балконом. Эта картина изначально привлекла мое внимание своим цветом и изяществом балкона.

И после этой картины такой контраст. Оставшиеся как напоминание о землетрясении жестяные домики-времянки. Виктория эмоционально, кстати, она, как я поняла, вообще говорит эмоционально,  рассказала мне, что чудом забрела в какой-то переулок, где увидела эти трущобы и подумала, неужели там могут жить, но при виде собачки, она поняла, что там есть жизнь.

«Я восхищаюсь армянским народом. Меня поразило, что даже в таких тяжелейших условиях здесь все равно живут люди с сильным духом, с добрым сердцем, с гостеприимной душой. Они могут быть счастливыми, могут любить».

Художница показала мне еще одну свою картину. Честно говоря, я решила, что это какой-то приморский город ночью. «А при чем тут Гюмри?», — подумалось мне. А вот и нет, это был не приморский город, а автостанция, мимо которой я проезжаю в день по два раза. Кто бы мог подумать, что она может быть так красива…

Виктория рассказала, что ей здесь очень комфортно. Есть еще одно место, где ей так же комфортно, как в Гюмри. Это Греция. В Гюмри душевность и покой, но одновременно с этим европейский уют. И она рассказала мне, что ее любимое место – это кафе «Пончик-Мончик» . Всю весну у нее было прекрасное настроение, пробивалось солнышко. Она ходила туда пить кофе, и у нее было впечатление, что она в Париже. Аппетитные пышные пончики вдохновили ее еще на одну картину.

По словам Виктории, Армения не только красивая страна, здесь хорошие перспективы для развития онлайн бизнеса для нее как для художника. «Здесь замечательная возможность общаться, познавать народ и понимать, что ценности могут быть другими». У нее много планов, ей хочется осуществить проекты, которые направлены на возрождение Армении.

Когда я уходила, Виктория вдруг вспомнила, что не рассказалa мне о том, что в ее комнате висит кристалл хрусталя, сквозь который каждое утро солнце складывается по стенам комнаты в радугу. Она всегда возит его с собой, потому что, если даже место не очень комфортное, глядя на эти радужные лучи, она «всегда знает, что солнце есть, и душа у нас сияет. Мы должны сиять, как этот кристалл».

Когда я писала статью, я вдруг поняла, в чем сила этой женщины. Она в ее имени – ПОБЕДА… «Победа над чем?» — спросите вы. Над одним из самых, по моему мнению, больших грехов человечества. Над унынием. И если бы природа наградила меня даром художника, я написала бы эту женщину в оранжевом цвете. Цвете СОЛНЦА, АПЕЛЬСИНОВ и СЧАСТЬЯ!

 

Карине Мкртчян

Back to top button