Новости

Старшая дочь Перча отличнцa, она решила стать тюркологом, чтобы хорошо понимать язык врага и отомстить за отца

Житель села Басен Ширакской области Перч Антонян ушел на 44-дневную войну в качестве воина запаса.

 «У Перча было много причин не идти на войну. Отец 4 детей, инвалид 3 группы, перенес операцию, у него были проблемы и со зрением, сильно болели ноги», — в беседе с ГАЛА рассказывает жена Перча Антоняна Кристине Антонян.

По ее словам, будучи 16 лет женой Перча, она его плохо знала. Для него Родина была превыше всего, он говорил:«Мы должны идти, и все». Как рассказывает Кристине Антонян, муж всегда беспокоился за армию, за стоящих на границе ребята. Он всегда говорил, что мы живем спокойно благодаря ребятам, стоящим на границе.

«Через месяц после апрельской войны 2016 года Перч организовал сбор покрышек и на нашем автомобиле отвез их в Иджеван, на погранзаставы, чтобы ребята были в безопасности. Потом отвез стоящим на границе ребятам ягненка, угостил их»,- вспоминает Кристине.

«Муж часто пел «Геташен», а в машине слушал только патриотические песни. На своей сельскохозяйственной технике он нарисовал наш триколор. Он любил носить военную одежду», — продолжает  мать Перча Тамара Антонян.

Перч Антонян прошел срочную военную службу в кулинарном подразделении воинской части имени Вазгена Саргсяна.

«Он шутила: «Я не видел оружия кроме половника?» », — вспоминает слова мужа Кристине.

Мать пыталась удержать сына от поездки на фронт, говорила, что у него проблемы со зрением, что он будет там делать? Он ответил, хоть траншею выкопает, и то польза.

Они не осознавали всю тяжесть этой войны, думали, что ребята повоюют 4-5 дней и вернутся домой. Перч  сказал, что их отправят на третью линию.

 «Они уже забыли, как держат оружие. Прошло 20 лет. Кто бы мог подумать, что ребят пошлют на передовую?», — с нескрываемым волнением сказала мать.

Она рассказывает, что в последний раз, когда Перч пришел домой, он уже знал, что их отправят в Джракан. Это было 3 октября 2020 года.

«В Джракане он был 13 дней, многие из его боевых друзей погибли, погиб и мой двоюродный брат  Перч тяжело переживал их потерю, — вздыхая, сказала его жена, — Откуда ему было знать, что через несколько дней и они погибнут».

«Некоторые боевые товарищи Перча хотели бежать из Джракана, мой сын не позволил, сказал, чтобы остались и ждали смены», — рассказывает мать, добавляя, что смена должна была прийти 15 октября, но она не пришла, а ребята получили приказ отступать и вернутся.

Односельчане рассказали, что в ночь на 16 октября шли пешком из Джракана до Ишханадзора, очень уставшие, почти обессилевшие, присели на 2 минуты отдохнуть, чтобы продолжить путь, и тут грянул взрыв, вражеский беспилотник ударил по ребятам. Они кричали, пытаясь найти друг друга.  Ребята рассказали родным Перча, что вызвали скорую помощь, но помощь прибыла с опозданием. По словам жены Перча, если бы приехали раньше, возможно спасли бы мужа, он был ранен в ногу и скончался от потери крови.

На позициях Печа из села Басен было восемь человек, четверо погибли от удара БПЛА, четверо вернулись.

Мать вспоминает последние слова сына, которые он сказал своему боевому товарищу: «Увижу ли я еще своих детей?»

Когда погиб их отец, старшим детям было 15-и  13-и лет, девочки-близнецы были младшими, им было всего 4 года.

«Он очень любил близнецов, они родились, когда он был уже в возрасте, говорил, что любит их, как своих внуков. Может быть, чувствовал, что не увидит внуков», — говорит мать и добавляет, —  Мы жили большой семьей, нас было 12 человек, дружные, сплоченные, счастливые. У обоих братьев — Перча и Корюна были золотые руки, они были кузнецами, жили своим праведным трудом».

Перч, по словам матери, был глубоко верующим человеком, несколько лет назад в их селе он построил часовню. Во время войны он построил часовню и в Джракане, где они с ребятами ставили свечи и просили Бога о скором возвращении домой.

«Если бы боевые действия были организованы, половина погибших ребят остались бы живы. Я очень зла на эту страну: предательство, неорганизованность», — говорит мать Перча и добавляет, — Войну всегда выигрывали ценой крови, но мы не понимали, что это была за война, какова цена жизни стольких молодых людей. Сколько крови пролито на каждой отданной врагу пяди нашей земле».

Из ушедших на фронт басенцев Перч был самым старшим, ему было 42 года. Ему сказали, чтобы бы он вернулся, на что он ответил, как можно, 20-летние идут воевать, а он должен вернуться.

После гибели Перча скончался его отец. Старшая дочь Гаяне отличница, она решила стать тюркологом, чтобы понимать язык врага и отмстить за отца.

«Мои дочери-двойняшки не знают о смерти отца, все ждут, говорят, что папа придет, когда они вырастут…»

Карине Казарова  

Back to top button