Новости

«Казимиров передал просьбу Гейдара Алиева и через 2 часа получил ответ, что Армения готова подписать документ. Это было грубейшей ошибкой». Политолог А. Манасян

По словам политолога Александра Манасяна, Владимир Казимиров передал просьбу Гейдара Алиева и через 2 часа получил ответ, что Армения готова подписать Бишкекский документ, это было грубейшей ошибкой, после этого изменился весь формат переговоров.

«Фак в том, что прежние президенты сохранили Арцах, что же касается вывода Арцаха из переговорного процесса, то первым вне переговорного процесса оставил Арцах президент Левон Тер-Петросян. Действующая ныне власть может сказать, что это было не при первом президенте, но это не так. Прежде чем делать какие-либо заявления, пусть Никол Пашинян посмотрит правде в глаза, нужно верно представлять факты, а не искать виновных», — в беседе с ГАЛА заявил политолог Александр Манасян.

«С 1993 до мая 1994 г. весь мир признавал, что Армения не является стороной конфликта. Существуют известные резолюции Совбеза о том, что Карвачар заняли местные силы, то есть выражением «местные силы» Армению не рассматривали как сторону конфликта. В ноябре 1993 года тот же Совет Безопасности принял резолюцию, призывающую Армению использовать свое влияние в Нагорном Карабахе для обеспечения выполнения официальным Степанакертом резолюций Совета Безопасности. Из этих формулировок видно, что Совет Безопасности не принимает Армению в качестве стороны конфликта.

В мае 1994 года российский сопредседатель Владимир Казимиров подготовил проект документа о прекращении огня, который должен был быть подписан сторонами конфликта: Баку и Степанакертом. Но когда этот документ отнесли отцу Алиеву, последний спросил, где подпись Армении, почему ее нет. На что Казимиров ответил, что миру известно, что Армения имеет прямое влияние на власти Нагорного Карабаха, является заинтересованной стороной, но не стороной конфликта. Гейдар Алиев сказал: «Ничего, передайте Левону Тер-Петросяну мою просьбу подписать документ о прекращении огня». Российский сопредседатель Казимиров ответил, что передаст, но не надеется, что он согласится. Владимир Казимиров передал просьбу отца Алиева, и через 2 часа пришел ответ, что Армения готова подписать Бишкекский документ. Это было грубейшей ошибкой, после этого изменились весь формат и логика переговоров. С того момента, как была допущена эта ошибка, вместо Арцаха на переговоры должна была выйти армянская сторона, она должна была сказать, что не является стороной конфликта, что выступает от имени Арцаха. Наш народ не знает, что это означает, даже эксперты проигнорировали эту тонкость.

Поскольку Армения стала стороной конфликта, Азербайджану не составило труда отказаться от переговоров со Степанакертом.

Под этой подписью не было сделано никакой оговорки о том, что Армения не является стороной конфликта. Об этом важном обстоятельстве не было упомянуто и в 1998 году, когда в стране произошла смена власти. И сегодня, когда азербайджанская армия входит на суверенную территорию Армении, она входит на территорию государства, которое находилось с ней в конфликте и оккупировало ее территории. Сегодня мы ощущаем последствия подписи под Бишкекским документом, и говорить, что это сделал Кочарян, несправедливо. Да, Кочарян совершил много ошибок, но в том, что Арцах остался вне переговорного процесса, его вины нет.

С другой стороны, существует очень важный нюанс: Арцах де-юре не был вытеснен из переговорного процесса, Баку просто отказался сесть за стол переговоров со Степанакертом. Это вовсе не означает, что Арцах перестал быть участником переговорного процесса.

Формат переговоров определяет не Баку, а Минская группа ОБСЕ, в которую Арцах и включен. Баку не хочет говорить со Степанакертом, пусть не говорит, но каждый раз сопредседатели Минской группы ОБСЕ приезжают из Баку в Ереван, потом в едут Степанакерт. Их визит в Степанакерт показывает, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ считают Степанакерт стороной конфликта, но невежество некоторых позволило думать, что Арцах вытеснен из переговорного процесса. Если Арцах вытеснен, почему сопредседатели едут в Степанакерт?», — говорит политолог.

Как считает Александр Манасян, армянская дипломатия допустила много ошибок, ни один из переговорных пакетов не соответствовал юридическим фактам и реалиям.

«Нам не удалось показать это несоответствие, мы побоялись сказать Европе, что они признали страну, где никогда не было акта самоопределения, о каких границах может идти речь. Мы побоялись сказать Европе, что Нагорный Карабах провозгласил независимость на территориях, которые юридически не принадлежат Азербайджанской Республике. Однажды Роберт Кочарян с европейской трибуны сказал, что признание Нагорного Карабаха не имеет ничего общего с территориальной целостностью Азербайджана, но он сказал это один раз, в то время как это должно было стать резолюцией, с которой мы должны были представиться Минской группе.

 Мы наделали много ошибок, и только в 2016 году Серж Саргсян заявил, что Армения сидит за столом переговоров вместо Нагорного Карабаха, Армения не является стороной конфликта. Мы должны были с самого начала сесть за стол переговоров с этой формулировкой.

«Ки-Уэст», «Мадридские принципы», «План Лаврова» — это документы, представленные посредниками, то есть Минской группой ОБСЕ. Эти пакеты не являются решающими, потому что документ был составлен, Армения и Арцах согласились, в последний момент Баку не согласился. И в этом смысле все пакеты имеют одинаковую силу», — сказал в заключение политолог Александр Манасян.

Анаит Чаликян 

Back to top button