Новости

Возможен ли мир в условиях активности азербайджанских снайперов?

Встреча главы Европейского совета Шарля Мишеля в Брюсселе с премьер-министром Армении Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым стала уже третьей по счету. После встречи Мишель сделал заявление, которое вызвало неоднозначную реакцию. Поводом стала его следующая ​​формулировка.

«Я подчеркнул для обоих руководителей необходимость обеспечения прав и безопасности этнического армянского населения Карабаха»

Политические и общественные круги расценили это как объявленное ранее Пашиняном снижение планки в арцахском вопросе. По их мнению, арцахский вопрос никогда не рассматривался с точки зрения прав этнического армянского населения.

Алиев, в свою очередь, заявил, что Армения согласилась с повесткой дня Азербайджана по нормализации отношений. И ни слова о статусе Арцаха. Он также заявил, что у них есть успехи в так называемом «Зангезурском коридоре».

После этих противоречивых заявлений, спикер Совета Европейского союза Шарля Мишеля выступил с новым уточняющим заявлением.

Баренд Лейтс отметил, что заявление Мишеля «не следует истолковывать как подтверждение предопределенного исхода обсуждений». По его словам, крайне важно всеобъемлюще затронуть все вопросы, включая права и безопасность всех людей. Он также добавил, что обе стороны подтвердили отсутствие экстерриториальных требований в плане будущей транспортной инфраструктуры, отметив, что заявления об обратном вызывают сожаление.

Пока идут переговоры, противник продолжает обстрелы.

Через шесть дней после трехсторонней встречи в Брюсселе мы зафиксировали еще одну потерю. Солдат срочной службы  Давид Варданян погиб в результате снайперского выстрела. Но Армения продолжает говорить о мире.

Мы неоднократно заявляли, что готовы начать переговоры о всеобъемлющем мире с Азербайджаном, который будет включать всеобъемлющее урегулирование нагорно-карабахского конфликта, в том числе защиту всех прав народа Нагорного Карабаха, и его окончательный статус. Это заявление главы МИД Армении Арарата Мирзояна.

Даже в таких заявлениях вопрос статуса Арцаха остается неопределенным.

Все больше опасений после армяно-азербайджанских встреч, так как неизвестно, как этот вопрос обсуждается на переговорах.

Между тем очевидно, что вопрос статуса Арцаха является ключевым, без него не может быть никакого урегулирования. Мнение политологов в репортаже коллег из «А1+».

Насколько выгодно урегулирование Нагорно-карабахского конфликта России — стратегическому союзнику Армении?

Тигран Григорян

«Это не выгодно России. Москва передает этот месседж армянским властям», -уверен политолог Тигран Григорян.

«Россия сейчас занята. Ей не до Карабаха», — считает политолог Александр Искандарян.

Политологи указывают на то, что глава Европейского Совета Шарль Мишель сделал акцент на необходимости обеспечивать права армянского населения Карабаха, а о праве народа на самоопределение он ничего не сказал.

«Армения отправилась в Брюссель со своим пакетом из 6 пунктов и предлагала, чтобы они стали основой переговоров наравне с 5 пунктами Баку. Азербайджан однозначно отказалася», — объясняет Григорян.

Искандарян уверен, что на данном этапе несерьезно говорить о каком либо окончательном решении конфликта.

А какую политику ведут власти Армении для решения конфликта?

«Об этом говорил Никол Пашинян. Он предлагал поотдельности рассматривать карабахский конфликт и урегулирование армяно-азербайджанских отношений. Это то, что выгодно России. То есть, заморозить решение карабахского вопроса на долгие годы», — полагает Григорян.

Алексадр Искандарян

«Российское присутствие здесь дает возможность эту проблему отложить. За это время, пока проблема отложена, ЕС дает возможность говорить об этой проблему. Одно не исключает другое», — подытоживает Искандарян.

Боле века процесс делимитации и демаркации границ между Арменией и Азербайджаном не был актуален. Границы между двумя странами менялись в течение многих лет. Не о всех изменениях есть соответствующие юридические документы.

Фактом остается то, что после 1920 года не было демаркации границ между Арменией и Азербайджаном. Тогда их границы считались внутренними административными границами СССР, которые определялись по обычным картам землепользования. По мнению историков, картографирование границ на Кавказе в основном относится к началу 19-ого века, после русско-турецкой и русско-персидской войн. Подробнее в репортаже «ГАЛА».

Арташес Бояджян

«В мире нет ни одного государства, которое бы не имело проблем с границам», — напоминает историк Арташес Бояджян.

По словам историка, процесс демаркации и делимитации сложный и трудоемкий, он может длиться до 50 лет и никогда не завершиться. В начале 19 века, когда большая часть Закавказья находилась под контролем Персидской империи, демаркация проводилась по руслам рек. Потом, во время правления Царской России, административные границы чертились 10 раз, исходя из численности населения и размера территории. Ни в первом, ни во втором случае этнический фактор не учитывался.

«При демаркации границ Царская Россия руководствовалась принципом «разделяй и властвуй»: ни один этнос не мог быть большинством на какой-то территории», — объясняет он.

До 1918 года Нагорный Карабах входил в состав Елизаветпольской губернии Российской империи. В 1920 году, после установления советской власти, азербайджанский ревком признал Арцах, Зангезур и Нахиджеван частью Армении, так как они были населены преимущественно армянами. Это решение было подтверждено Сталиным в 1921 году. Но позже он пересмотрел это решение. Карабах и Нахиджеван вошли в состав Азербайджана.

«Азербайджан не может говорить, что это их исторические земли. Эти границы чертили в основном Россия и Турция», — отмечает Бояджян.

В 1923 году была выдвинута программа «Красный Курдистан», по которой Азербайджану было передано более 1000 квадратных километров территории Армении и Нагорного Карабаха. Планировалось создать автономную область, куда должны были поселиться проживающие в Азербайджане курды.

Но потом в Москве отказались от этой идеи, а армянские территории остались под контролем Азербайджана.

Левон Мартиросян

«В 20-ые годы территория Армении была больше 30 тыс. километров, а сейчас в районе 29.8 тыс. километров», — рассказал кандидат географических наук, доцент Левон Мартиросян.

По его словам, если демаркацию и делимитацию проведут на основе карт 1920-ых годов, то многие территории вновь станут армянскими.

Почти 84% участников опроса, проведенного в Армении, считают неприемлемым предоставление населению Арцаха статуса национального меньшинства в составе Азербайджана. Об этом свидетельствуют результаты исследования «GALLUP International Association». В опросе приняло участие 1003 человека.

Команда медиапроекта «Регион5+» провела свои собственные опросы в Сюнике, Лори, Шираке, Армавире и Ереване. Большинство опрошенных не видят Арцах в составе Азербайджана. Более того, подавляющее большинство видит и выступает за вхождение Арцаха в состав Армении.

По мнению опрошенных, если вдруг Арцах окажется под контролем Азербайджана, то следующим станут Сюникская и Гегаркуникская области Армении.

Среди опрошенных были и люди, поддерживающие вхождение Арцаха в состав России.

В любом случае, опрошенные граждане осознают, что для проармянского решения карабахской проблемы армяне должны быть готовы к войне.

По официальным данным, в настоящее время в Сюнике проживает 983 семьи из Арцаха. Одна из них — семья Карине, дом которой до сих пор находится на подконтрольной врагу территории.

Они живут в Горисе, не теряя надежды, что однажды смогут вернуться в Арцах.

Семья Карине — одна из семей, перемещенных из Арцаха после войны. Они переехали в Горис из общины Айказян Кашатагского района.

Вспоминает, сколько трудностей они пережили за эти годы, прежде чем смогли иметь дом своей мечты.

«Сначала занимались земледелием. Потом деревня стала постепенно развиваться. Все стало намного лучше», — вспоминает она.

Сейчас в стенах этого дома для них будущее более неопределенно, чем в тот день, когда они были вынуждены покинуть свой дом.

Тоску по дому в Арцахе они компенсируют несколькими фотографиями в телефоне.

«Там мы с нуля начали и достигли очень хорошего уровня жизни. Очень сложно создавать, потом это оставлять, переезжать и вновь создавать», — говорит она.

Внутриполитическая ситуация в Армении удручает Карине. Она говорит, что даже не хочет следить за новостями.

Она нашла для себя новое занятие։ вместо того, чтобы следить за политическими новостями, учится рукоделию бусинами с помощью интернета.

«С каждой ниткой я вспоминаю Арцах. Не слежу за политикой. Мне очень жаль, что все политики хотят только занять кресло. Я не хочу, чтобы Арцах стал частью Азербайджана», — отмечает она.

Семья Карине арендует квартиру, компенсацию за дом пока не получили, даже не знают, когда получат и смогут ли купить дом.

Они не теряют надежды, глубоко в душе лелеют мысль о том, что, может быть, однажды они вернутся в свой дом.

 

В результате арцахско-азербайджанского конфликта многие арцахцы были вынуждены покинуть родину и переехать в Армению. Многие из них проживают в Ванадзоре — в областном центре Лорийской области. Они пытаются собственным трудом зарабатывать на жизнь, живут с тоской по Арцаху, но с большими надеждами о будущем.

Многие в Ванадзоре уже знают о женгялов ац ( хлеб с начинкой из 14 видов зелени), приготовленный Вергине Багенянц. Она из Арцаха. Как только она приехала в Армению, сразу начала печь и продавать женгялов хац.

Сначала готовила дома, потом спрос увеличился, она арендовала небольшое помещение внутри Ванадзорского продовольственного рынка и расширила свою деятельность.

Несмотря на то, что она получает пособие от государства, но нужна дополнительная работа для того, чтоб заботиться о 8 детях.

Муж и старший сын Вергине ушли в армию с первых дней последней Арцахской войны. Муж, к сожалению, погиб. Забота о 8 детях теперь на ее плечах, и она несет это бремя с силой, пресущей арцахцам.

«Ему дали бронежилет, но он не носил его, сказал, возможно, у сына не будет жилета, я дам ему», — вспоминает Вергине.

Астхик Арутюнян тоже из Арцаха. На третий день войны родители Астхик, поняв ужас и опасность войны, отправили ее с 6-летним сыном в Ванадзор, а они продолжали оставаться в родном Мачкалашене.

«Он пугался каждого звука. Подумала, что нет, надо переезжать», — рассказывает она

После соглашения, подписанного 9 ноября, Астхик возвращается к родителям, в родную деревню, но видит, что враг уже совсем близко, деревня постоянно находится под вражеским огнем․

Арцахцы говорят, что уже есть населенные пункты, где арцахцам приходится жить бок о бок с врагом.

«Например, в селе Тагавард половина населения арцахцы, половина — азербайджанцы», — рассказывает она.

В надежде найти для своего единственного ребенка более-менее безопасное место, Астхик решила переехать и поселиться в Ванадзоре.

Еще в Арцахе она запланировала, чем будет зарабатывать на жизнь․ Сегодня в Ванадзоре, в Армении, а может быть, однажды и за пределами нашей страны, она сможет прославлять женгялов ац, распространяющий вкус и запах земли Арцаха․

Это единственный способ получить доход и жить в более или менее нормальных условиях, поскольку у нее есть проблемы с получением социальных пособий.

«Уже два месяца не получаю пособие из-за нового закона», — рассказывает Астхик.

Война и потери укрепили народ Арцаха։ они непоколебимы в своих решениях.

«Жители Арцаха сами должны решить свой статус. Арцах должен быть независимым», — говорит Астхик.

Вергине соглашается с ней. «Не представляю Арцах в составе Азербайджана».

Гурген Григорян

у было 18 лет, когда он принял участие в первой Арцахской войне. Он тогда наслаждался радостью победы и гордился тем, что возвращается домой победителем. А после 44-дневной войны он вернулся домой с кардинально другими чувствами и до сих пор не может смириться с поражением. Он считает поражение недопустимым, хочет восстановить победный дух. По его словам, есть только одно решение арцахской проблемы: возвращение территорий и признание независимости.

Члены отряда «Артавазд» военного училища «Тигран Мец» уверены, что решение арцахской проблемы в их руках. Они не сомневаются, что вернут потерянное и не будут жить как побежденные. И это несмотря на большие потери: во время последней войны училище потеряло 24 своих выпускников, а 2 до сих пор считаются без вести пропавшими.

Жителю Лернамердза Гургену Григоряну было всего 18, когда началась первая Арцахская война. Домой он вернулся с гордым чувством победителя.

«Спасет только война. Сколько бы территорий ты не уступил ему, он захочет остальное», — говорит юрист по профессии, но защитник родины по призванию Гурген.

Он принял участие также в 44-дневной войне. После возвращения домой первым делом он водрузил флаг Армении на горе Лернамердз, чтобы соседние страны видели его.

Он уверен, то потерянные территории рано или поздно будут возвращены.

Драстамат Цатрян

родом из Гориса. Он выпускник военного училища «Тигран Мец». Стать военным было его давней мечтой.

«Учебу продолжу в Калининграде. Через 5 лет вернусь на родину и буду здесь служить», — говорит он.

Заместитель директора училища Геворг Хачатрян отмечает, что родина начинается с Арцаха.

«Мы проиграли битву, но не войну. Мы еще добьемся успеха», — уверен он.

Преподаватели училища в основном участники войны в составе отряда «Артавазд». Андрей Шалема получил осколочные ранения в последней войне, но готов вновь встать на защиту родины.

«Армия должны стать сильнее и точка!», — говорит он.

В училище учатся 116 будущих военных. 15 из них девушки.

Уже два года как здесь преподают турецкий язык.

Заместитель директора училища Андраник Бареян говорит, что знание языка врага – также является оружием.

Back to top button