МеждународныеНовости

Мария Колесникова из СИЗО: Режим выбрал для Беларуси путь в никуда

Белорусская оппозиционерка Мария Колесникова в письменном интервью DW из СИЗО в Минске оценила действия оппозиции за рубежом и предположила, что заставит Александра Лукашенко уйти.

Уже больше года белорусский оппозиционный политик Мария Колесникова находится в СИЗО на улице Володарского в Минске. Во время президентской кампании в 2020 году она возглавляла штаб экс-банкира Виктора Бабарико, а после начала протестов присоединилась к деятельности Координационного совета оппозиции — Колесникова считается одной из главных фигур белорусского протеста.

В сентябре прошлого года Марию Колесникову арестовали, а 6 сентября нынешнего — вместе с юристом Максимом Знаком признали виновными, среди прочего в заговоре с целью захвата госвласти, и приговорили соответственно к 10 и 11 годам колонии. В преддверии рассмотрения подданной ее защитой жалобы на приговор, назначенного на 24 декабря, корреспонденту DW удалось получить письменные ответы Колесниковой на вопросы нашей медиакомпании, в которых Мария поделилась своим видением ситуации в Беларуси.

DW: Как вы себя чувствуете после больше года заключения? Чего вам больше всего не хватает в тюрьме?

Мария КолесниковаРодители одарили меня геном оптимизма, и даже в тюрьме я радуюсь каждому дню. Я точно знаю, что это закончится, и я смогу увидеть и обнять своих родных и близких. Даже при почти полном отсутствии переписки весь год я чувствую заботу и любовь людей в Беларуси и во всем мире. Это дает колоссальную силу и энергию.

В тюрьме не хватает всего: воздуха, солнца, музыки, флейты, писем, общения и душа. Но когда знаешь, зачем (ты живешь. — Ред.), все равно, как (это происходит. — Ред.).

— 6 сентября суд приговорил вас и Максима Знака к 10 и 11 годам колонии по трем статьям УКсоздание экстремистского формированияпризывы к действиямнаправленным на причинение вреда нацбезопасностии заговор с целью захвата властиЧто вы думаете насчет приговора вам и Знаку?

— Я много раз говорила, что приговор мне и Максиму — это абсурд, потому что никто из нас не виновен. Точно так же, как и огромное количество белорусов, находящихся сейчас в тюрьмах. Режим хочет переложить всю ответственность на нас за свои ошибки. В действительности захват власти в Беларуси совершил один человек. Цифры в 10 и 11 лет только подтверждают этот факт.

— Оказывается ли сейчас в СИЗО на вас давление? Как вы думаете, если бы вы покаялись и написали прошение о помиловании, белорусские власти вас бы отпустили?

— Любое давление имеет противоположный эффект. Естественно, ни о каких просьбах о помиловании не может быть и речи. Ведь я, как Максим Знак и все политзаключенные, невиновна. Нельзя признаваться в том, чего не совершал.

— Светлана Тихановская и другие ваши соратники говорят, что сейчас более полезны за рубежом, поэтому не хотят возвращаться из-за вероятного ареста. Оглядываясь назад, не считаете ли вы, что рациональнее было бы покинуть страну?

— Не жалею ни на йоту о своем выборе. Тюрьмы переполнены честными, отважными белорусами, которые и не думают сдаваться, даже несмотря на беспрецедентное давление. Для меня честь пройти со своим народом этот путь к свободе и переменам. У каждого своя роль в этой истории.

— Чем сейчас должны заниматься белорусы? Например, создавать новые политические партии, участвовать в провластном диалоге или в обсуждении проекта новой конституции?

— Путь, который выбрал для страны режим, — это путь в никуда. Важно всем вместе искать выход из опасного пике и уже сейчас думать о решении задач на будущее — об экономических международных отношениях, промышленности, гражданском обществе, законодательстве и так далее.

Никто не видел проекта новой конституции, как и 28 союзных программ (по развитию интеграции Беларуси и России. — Ред.). Слабо верится, что, уничтожая гражданское общество и СМИ одной рукой, другой можно «демократизировать» конституцию и уйти от авторитарной власти.

Сейчас сложно говорить о конкретных формах участия, мы все в подвешенном состоянии. Пока самое важное — быть вместе и не терять доверия друг к другу. А тем, кто за границей, прежде всего думать о людях, которые продолжают жить внутри страны.

— Из того, что вам известно, насколько вы довольны деятельностью оппозиции, оказавшейся за границей? Что ей стоит предпринять сейчас?

— Я восхищаюсь теми, кому пришлось уехать, но, несмотря ни на что, они продолжают борьбу за Беларусь. Каждый белорус делает все, что может, и любой маленький шаг — это вклад в общее дело. Важно не отрываться от реальности и понимать, что ситуация довольно тяжелая и, как уже видно, разрешаться будет довольно долго.

Нужно понимать, что лидеры рождаются на волне общего гражданского подъема — и это первично. Без этого подъема роль лидеров очень ограничена. Необходимо помогать и поддерживать друг друга. У нас могут быть разные взгляды, но всегда нужно помнить о нашей общей цели: свободная демократическая Беларусь, где человек является высшей ценностью.

— Если бы вы сейчас оказались на свободе, чем занялись бы?

— У меня есть много идей для музыкальных и культурных проектов. Например, из СИЗО хотела бы сделать культурный хаб, образовать пространство, музей жертв коммунизма, тоталитаризма и других «измов». И социальный проект: центр для социализации и реабилитации женщин после заключения.

Проходя этот путь, меня изумляет, как «работает» система и государство, уровень непрофессионализма, глупости, беспредела, и я готова помогать выходу из кризиса и ситуации беззакония. Справедливость, закон и уважение к личности, равенство человеческого потенциала — кирпичики, без которых у нас нет будущего. И нам всем предстоит много работы в этом направлении.

— Что заставит Александра Лукашенко уйти?

— Ситуация очень сложная, и мы уже потеряли больше года. Очень хочется верить, что здравый смысл наконец победит. Уход (Лукашенко. — Ред.) произойдет, это вопрос времени и той цены, которую за это заплатят белорусы. Чем дольше это продлится, тем хуже для всех и, в частности, для него и его окружения.

Ничто не вечно под Луной — даже сейчас существуют силы (во властным структурах. — Ред.), готовые к конструктивным решениям, к переговорам по выходу из пике. Ведь жизнь белорусов, наше будущее, наш общий дом — это самая главная ценность. Ради нее необходимо искать пути преодоления кризиса.

Источник

Back to top button
Close