Культура/ИсторияНовостиСПЕЦИАЛЬНЫЙ ОБЗОР

Фиолетово: как живут русские молокане в армянском селе

Люди, которые бывали в Армении и проезжали живописную дорогу из Лорийской области в Тавуш, обязательно заметят это село — Фиолетово, которое сильно отличается от других населенных пунктов Армении. Дома здесь аккуратные, типично русские по виду. Крестьян в полях всегда сопровождают запряженные лошади. Да и одеты люди непривычно – головы женщин и девушек всегда покрыты платками, они никогда не носят брюк, одеты в пестрые платья. Мужчины носят  длинные бороды. Чаще всего их можно увидеть работающими в поле целыми семьями, включая детей.

Согласно информации, полученной из администрации общины Фиолетово, в настоящее время в селе проживает 1480 человек.

Молокане — этноконфессиональная группа русских, последователи одного из течений “духовного христианства”, которых русская православная церковь преследовала за ересь, а царская власть выселяла  их из России. Неприемлемым считалось то, что молокане не носят нательных крестов, не почитают святых, не совершают крестного знамения и пренебрегают другими православными ритуалами.

Кроме Фиолетово, основанного в начале 20 века,неподалеку есть деревня Лермонтово, тоже молоканская. Раньше таких молоканских поселений в Армении было 27. По разным источникам, на сегодняшний день в Армении проживает от 4000 до 6000 молокан.

В самом селе Фиолетово немноголюдно. Вы не встретите праздных, беседующих друг с другом людей. Все заняты делом, а приезжий для молокан, как правило, — незваный, можно сказать, нежеланный гость. Аргументы всегда одни и те же: так много дел, что на «сплетни» и праздные разговоры не остается времени.

 

Фиолетово-одна из самых закрытых общин в Армении. Жители Фиолетово утверждают, что носителем молоканской культуры является именно их община, и именно потому что она закрыта от чужаков. Здесь нет смешанных браков, в селе не проживают представители других национальностей, в том числе армяне. Благодаря этому они сохранили свою культуру, традиции и образ жизни.

Около 7 лет назад Михаил и Наталья Рудомёткины основали в Фиолетово гостевой дом, тем самым сильно изменив заведенный в молоканском селе порядок. Потребовалось немало усилий, чтобы уговорить супругов принять в гостевом доме на два дня нашу съемочную группу в качестве гостей.Удалось. Рано утром мы уже были в Фиолетово.Самый красивый и видный дом в селе принадлежит Рудомёткиным. Найти его было несложно.

Поначалу Хозяева встретили нас осторожными вопросами, в которых слышалась подозрительность.

«Я даже отказался от съемок Российского первого канала»,-  говорит довольно скромный, не любящий рассказывать о своей жизни Михаил Рудомёткин, чтобы подчеркнуть, что, пуская нас в свой дом, они оказывают нам большую любезность. В гостевом доме царило оживление. Супружеская чета готовилась к встрече гостей из США и Италии. Окна столовой с привлекательным видом на природу. На кухне  Наталья лепит пирожки, а Михаил на улице разжигает самовар.

«Ждем температуру, и все. Чтобы он горел. Мы кидаем дровишки. Устроили чаепитие из самовара, вроде как, престижно. Не везде же самовар. Часто говорят: «Да у нас тоже дома есть самовар». Но он же электрический… Самовар – вот он, когда дым идет. Самый хороший процесс, когда Наталья разливает чай. Это сама реклама, когда разливается чай, разливаешь заварку по стаканчикам, потом наливаешь горячую кипяченую воду, разносишь каждому туристу», — с гордостью говорит Михаил.

При виде гостей уже у ворот, хозяева всполошились, Михаил явно намекает, что ему не до разговоров: «Видите, у нас нет времени для бесед»,- говорят они и спешат по своим делам. Михаил наравне с женой накрывает на стол, нарезает сыр и расставляет  приготовленное женой варенье. У них нет недостатка в гостях. До эпидемии их было больше, сейчас поубавилось.

Они никогда не пытались рекламировать свой гостевой дом. Говорят, что не нуждаются в рекламе и в популярности, чем дальше от объективов камер, тем лучше.

 

Что приводит сюда туристов? Экзотическое для Армении чаепитие у самовара? Безусловно, но это далеко не единственная причина, которая собирает гостей в красивом русском доме в селе Фиолетово, находящемся в сотне километров от Еревана.

Побывать  здесь – значит ненадолго приобщиться к удивительному сообществу, которое было закрыто от любопытных глаз долгие годы.

В селе Фиолетово, бывшем Никитино, молокане поселились, когда царь Николай I изгнал их из России за религиозные взгляды. Молокан обвиняли в ереси, за то, что они по-своему трактовали христианство. Избежать преследований было невозможно. На протяжении всей истории своего существования им приходилось преодолевать суровые испытания. Сначала в царской России запретили молитвенные собрания, запретили давать им работу и выдавать паспорта. Молокане большими группами были изгнаны в Закавказье и украинские степи. Больше всего молокан поселилось в Грузии, Азербайджане и Армении. Есть молокане, поселившиеся в США и Канаде.

А в в этом уютном горном уголке Армении, вдали от Родины  живет уже их пятое поколение.

 

«Выселение молокан было только в сторону Закавказья, может какая-то часть попала в Среднюю Азию, это потом они рассеялись. Большая их часть была выселена сюда, в три республики. Переселение длилось пять лет. В течение пяти лет люди переселялись, это произошло не сразу. 

 Армения нас приняла.  Как говорится, дала подъемные… Дала территорию, землю и топор . Вот лес, рубите, стройтесь, дала одну лошадь на несколько семей, может и корову на несколько семей. Обживайтесь»,- рассказывает Михаил. 

Я спрашиваю, обижены ли они на  Россию за то, что в свое время их не попытались понять и  выселили из родных мест, лишив земли, крова и Родины?. Михаил отвечает, что предки, быть может и чувствовали обиду, но у них этого чувства уже нет.

А чем настолько отличается вера молокан от православия, что их лишили родины их дедов и изгнали из их домов…? Михаил явно намекает на то, что ему не нравятся мои вопросы. На вопрос отвечает вопросом: «Почему ты все время спрашиваешь о религии ?» Потом отмечает, что сам не знает ответа.

«Бог загадал загадку. Мы сами не знаем, почему мы молокане. Может в первое время и была обида, а сейчас… Не знаю я, не могу сказать».

Молокане называют себя «Духовными христианами», они утверждают, что единственный истинный источник учения о вере — Библия. Они не принимают священников, церковную иерархию, церковь, православных обрядов, икон.

Говоря о вере. Михаил утверждает, что вера должна быть в сердце, а не в церкви…

«Обыкновенный дом, там нет у нас украшений, ничего нет. Не в золоте Бог, в наших сердцах. А это что? Красоту навесят, а в сердцах ничего нет. Или же пойти, отметиться… Нет, не надо отмечаться, надо служить Богу, если захочешь».

Интеграция, слияние культур, смешанные браки – это не про молокан. Большинство жителей Фиолетова продолжают верить, что сохранить самобытность можно только отгородившись от мира. Вот почему решение о создании в Фиолетово гостевого дома здесь не приветствовалась.

Сельчане опасались, что под кровом гостевого дома будет музыка, шум, алкоголь – все, что неприемлемо для молокан. Но владельцы гостевого дома – набожные люди и отчасти это видно и по меню, которое Рудометкины предлагают гостям. Борщ, пирог, пельмени, чай. Алкогольные напитки исключены. В гостевом доме нет интернета и телевидения – «чем дальше от греха, тем ближе к Богу», – объясняют хозяева.

«Мне в глаза никто ничего не говорит, а за глаза, не знаю. Нравится, не нравится, наверное, не очень нравится. Это моя работа, мы вдвоем с мужем работаем»,- говорит Наталья.

Хозяин гостевого дома отмечает, что в действительности принимать гостей- это довольно сложная работа. Одних вопросов от гостей бывает столько, что на все и не ответишь.

«Я каждый день как у следователя на допросе. А как? А зачем? Не буду перечислять. Простые вопросы задают, но надо отвечать. Вплоть до того, что даже спрашивают: «Что вы в чайник завариваете? Расскажите». Ну заварка, какие-то горные травы собираем, добавляем. В ресторане официантка дала и ушла. Тут хозяйка должна быть. Некоторые даже не едят, просто хотят пообщаться»

Не желают ли они по прошествии 200 лет вернуться на родину? Михаил говорит, что ездил работать в Россию, сейчас они часто бывают в гостях у своих детей, эмигрировавших в Россию в 90-е, но он всегда зовет их домой, в Армению.

Родина этих русских – Армения.  

«Мы, наоборот, хотим, чтобы дети наши сюда вернулись, потому что мы призваны к этому. Это наша Родина, мы здесь родились, вот что для нас Армения. Для нас там уже сложно, мы привыкли здесь, друг друга знаем. В России сосед соседа не знает. Раз мы верим, значит здесь должны быть. Спрашивают: “Вы армянка? — я говорю, — Нет, я русская, но проживаю в Армении”. Это моя Родина». 

«Армения относится к нам очень уважительно. Я даже ночью пойду в соседнюю армянскую деревню, меня спросят: “Молокан, что случилось, чем помочь?” Вот как мы здесь живем. 

Бываю в России, много бываю, но вот тянет меня сюда. Когда я работал в Москве, это в те годы, когда сюда мало русских летало на самолетах. Я с Домодедово садился на самолет, первым долгом в милиции спрашивают: “Куда едешь?” “Домой”. Смотрят в паспорт: “Что, там живешь, что ли?” “Да, живу, домой еду”. “А где ты там живешь?” “Как будто знаешь мой Дилижан”. 

Лет пять назад жена после Нового года поехала к сыну в Москву. Прилетели ночным рейсом из Еревана, а там объявляют: кто граждане Армении – к этой стойке, кто граждане России – к этой. И что получилось? Был целый самолет армян с семьями, они были гражданами России, и одна молоканка – гражданка Армении»,- рассказывает Михаил. 

Михаил и Наталья так бережно и тепло говорят об Армении, о своем селе. Если будет работа, дети обязательно вернутся в отчий дом, который Михаил продолжает строить. Они стараются сделать его уютнее для туристов.

Работа — неотъемлемая часть жизни молокан. Все члены семьи, от стара до млада, работают с утра до вечера. Отлынивать от работы считается большим стыдом.

«У нас дети, даже маленький ребенок, ходят с нами в огород. Ребенок с детства приучен, картошку собирает, морковку. Так, не так, а делает. С детства приучается».

Возможно, поэтому урожай у молокан богаче и вкуснее, чем в соседнем селе?  Некоторые члены общины считают неправильным получать от государства пособия и пенсии – считают эти деньги не заслуженными, потому что они не являются прямым результатом работы.

«Мы не ждем, чтобы нам кто-то с неба подал, или от кого-то помощи. Нет. Наш народ сам привык трудиться».

Спрашиваю, остается ли время для развлечений, после такой тяжелой работы?

«Какое развлечение может быть у верующего народа. Мы идем на службу в молельный дом. Это наше утешение».

Михаил объясняет: «У нас есть выходной день. В выходной день мы не работаем. Просто отдыхаем, ходим на службу, придем, поедим, поспим, отдохнем, в гости сходим. Это наш день»:

У нас было два насыщенных дня в совершенно иной среде. С людьми, которые, не будучи армянами, могут научить, как  действительно нужно любить Родину. С теми, кто может дать столько позитивной энергии переступившим  их порог, что невозможно расстаться с ними, не заключив их в объятия и не пообещав снова войти в их приоткрытые ворота.

Материал подготовлен при поддержке Mедиасети.

Back to top button
Close