Новости

«Я ехал из Еревана в Баку по железной дороге, проводники нас предупреждали, чтобы мы держались подальше от окон … представьте, что будет твориться сейчас…». Тюрколог

«Сейчас мы вступили в беспрецедентный и в постсоветской истории период на Южном Кавказе, в том смысле, что на геополитическом уровне Россия впервые потеряла свою монополию». Тюрколог

«На данный момент невозможно нормализовать отношения с Турцией, поскольку Турция говорит с нами на языке предусловий. Пока Турция не откажется от своих предусловий, с целью оказания давления на Армению, не следует ожидать чего-либо.

Вопрос армяно-турецких отношений поднят на повестку дня, потому как Турция и Азербайджан считают, что для них созданы благоприятные условия, и они, усиливая давление на Армению, могут добиться от нее новых уступок, в том числе, в армяно-турецких отношениях,  а мы идем на нормализцию отношения без каких-либо предусловий.

Я изучаю турецкую дипломатию десятилетиями. Не нужно верить тому, что говорит Турция, история знает много тому примеров», — в беседе с ГАЛА сказал директор Института востоковедения НАН РА, тюрколог Рубен Сафрастян.

По мнению Сафрастяна, цель Турции состоит не в нормализации отношений с Арменией или установлении мира в регионе, а в том, чтобы сделать Южный Кавказ сферой своего влияния.

«Сейчас мы являемся свидетелями борьбы за статус-кво в регионе на геополитическом уровне, поскольку в результате 44-дневной войны в Арцахе он был нарушен. Мы видим, что между Россией и Турцией идет борьба за статус-кво, каждая из них пытается привести статус-кво в соответствие со своими интересами. Я пришел к выводу, что мы вступили в беспрецедентный в постсоветской истории период на Южном Кавказе  на геополитическом уровне, в том смысле, что Россия впервые потеряла свою монополию, свою волю диктовать на Южный Кавказ. России вынуждена обсуждать и согласовывать свои позиции с Турцией. Южный Кавказ начинает все большее чувствовать на себе влияние Ближнего Востока.

Ситуацию в регионе можно считать в некоторых отношениях «хрупкой». Существует вероятность военной агрессии со стороны Азербайджана, но пока в регионе присутствуют российские миротворцы, баланс будет сохраняться», — подчеркнул он.

На вопросы, существует ли вероятность предоставления так называемого «Сюникского коридор», и какие события будут происходить в регионе, если Армения даст возможность турецко-азербайджанскому альянсу соединиться с Нахичеванью, Рубен Сафрастян ответил:

«Турция заинтересована в этом вопросе, потому что она контактирует с Азербайджаном и соединяется с турецким миром через Каспийское море по территории Азербайджана. Для Турции это важно,  во-первых, для ускорения интеграции с Азербайджаном, а во-вторых, для реализации пантюркских программ. Армения должна проявить волю и не согласиться с этим.

Что же касается эксплуатации коммуникаций, то я за то, чтобы в нашем регионе коммуникации действовали, но это связано со многими проблемами, существуют нюансы, которые требуют изучения, обсуждения и серьезной подготовительной работы.

У меня возникает вопрос, как могут поезда армянской железной дороги проходить по территории Азербайджана? Помню, в годы Советского Союза я ехал из Еревана в Баку по железной дороге, наши проводники предупреждали нас, чтобы мы, когда въедем на территорию Нахичевани, держались подальше от окон,  потому что они бьют камнями, могут разбить окна, это еще в советское время, представьте, что будет твориться сейчас».

«Турция помогла Азербайджану выиграть войну, но Турция не достигла своей главной цели, то есть Турция хотела сделать в Арцахе то, что она сделала в Сирии, но Россия не позволила этого, поэтому Турция любой ценой пытается усилить свое геополитическое влияние в нашем регионе; и я считаю инициативу Турции «3+3» инструментом, который усилит влияние Турции в нашем регионе», — сказал в заключение Рубен Сафрастян.

Анаит Чаликян

Back to top button