Культура/ИсторияНовости

Сегодня, чуть больше полутора века назад родился вардапет Комитас, в чьих песнях армянский народ нашел и узнал свою душу, свое духовное “я”

Комитас — Согомон Геворкович Согомонян – родился 26 сентября 1869 г. в Анатолии (Турция), в городе Кутина (Кетайя). Его отец — Геворк Согомонян — был одаренным от природы человеком, будучи сапожником, он сочинял песни и обладал красивым голосом. Яркими музыкальными способностями отличалась также мать композитора — Тагуи, которая была ковровщицей.
Безрадостным и полным лишений было детство Комитаса. Он потерял мать, когда ему еще не было и года. Заботу о ребенке взяла на себя бабушка. В 7 лет Комитас поступил в местную начальную школу после окончания, которой отец его отправил в Брусу — продолжать обучение. Но через четыре месяца скончался его отец, и он вернулся домой окончательно осиротевшим. Тогда Согомону было всего 11 лет
Современники вспоминали, что бн был щуплым, слабым и бледным мальчиком, всегда задумчивым и добрым. Он плохо одевался. Его часто видели спящим на холодных камнях прачечной.

У мальчика был прекрасный голос, и в Кутине его называли «маленьким бродячим певцом». Он пел в церковном хоре, единственно, где армянам разрешалось говорить на своем родном языке. Именно благодаря своему восхитительному голосу маленький Согомон попал в Эчмиадзин, что основательно изменило весь ход его жизни.
В 1881 г. священник Кутины Г. Дерцакян должен был уехать в Эчмиадзин — принимать сан епископа. По просьбе католикоса он должен был привезти с собой голосистого мальчика-сироту — на учебу в Эчмиадзинской духовной семинарии. Из 20 сирот был выбран 12-летний Согомон. Поскольку в это время в Кутине запрещалось говорить по-армянски, мальчик говорил на турецком и на приветствие католикоса Геворка IV ответил: «Я не говорю по-армянски, если хотите — спою». И своим спел армянский шаракан (духовный гимн), не понимая слов. Католикос был настолько пленен волшебным сопрано Согомана, что взял его в духовную семинарию при условии незнания армянского языка. Благодаря исключительным способностям Согомон за короткое время преодолевает все препятствия, в совершенстве овладевает армянским. В 1890 г. Согомон посвящается в сан монаха. В 1893 г. он завершает обучение в семинарии, затем принимает сан священника и имя католикоса Комитаса — выдающегося поэта VII века, автора шараканов. В семинарии Комитас назначается учителем музыки. Параллельно с преподаванием Комитас создает хор, оркестр народных инструментов. В это время он пишет первые исследования об армянской церковной музыке. В 1895 г. Комитас, приняв духовный сан архимандрита, уезжает в Тифлис, учиться в музыкальном училище. Но, встретившись с композитором Макаром Екмаляном, получившим образование в Петербургской консерватории, меняет свои намерения и изучает у последнего курс гармонии. Эти занятия стали своеобразной предтечей и крепкой основой для овладения европейской техникой композиции.
Дальнейшие события жизни Комитаса были связаны с крупным музыкальным центром Европы — Берлином, куда он уехал учиться по протекции католикоса, получая финансирование от крупнейшего армянского нефтяного магната Александра Манташяна. Комитас поступает в частную консерваторию профессора Рихарда Шмидта. Параллельно с занятиями последнего, Комитас также посещает императорский университет Берлина — лекции по философии, эстетике, общей истории и истории музыки. В годы учебы он имел возможность «общаться» с европейской музыкой — еще более обогащая запас знаний, заниматься музыкально-критической деятельностью. По приглашению Международного Музыкального общества он провел лекции, посвященные армянской церковной и светской музыке в сравнении с турецкой, арабской и курдской музыкой. В себтябре 1899 г. Комитас возвращается в Эчмиадзин и сразу разворачивает свою музыкальную деятельность, создает небольшой оркестр, доводит до совершенства исполнительский уровень хора.
Он обходит разные районы Армении, записывая тысячи армянских, курдских, персидских и турецких песен, создает обработки песен.

Серьезно занимается также научно-исследовательской работой, изучает армянские народные и духовные мелодии, работает над расшифровкой армянских хазов (прим. ред.: нотные знаки), над теорией гласов. Комитас в разных странах мира выступал как исполнитель и пропагандист армянской музыки. Композитор начинает задумываться и над большими, монументальными музыкальными формами. Намеревается создать музыкальный эпос «Сасна црер» и продолжает работу над оперой «Ануш», которую начал, которую ему так и не удалось завершить. Конечно же, подобное мировоззрение должно было привести к неизбежному конфликту между Комитасом и церковью. Постепенно безразличие новых руководителей, отрицательное отношение отсталого слоя церковных деятелей, сплетни и клевета возросли настолько, что отравили жизнь композитора — человека, который остался в представлении современников как абсолютно светский человек. И Комитас отправляет письмо католикосу, умоляя освободить его и позволить спокойно жить и творить. Это прошение остается безответным, а преследование Комитаса становится еще более явным. В 1910 г.
Комитас оставляет Эчмиадзин и уезжает в Константинополь. Он думал, что тут сможет претворить свои мечты в реальность. Комитас хотел создать национальную консерваторию, с которой связывал дальнейшую музыкальную судьбу своего народа. Но композитору не удается осуществить это предприятие (впрочем, как и многие другие). Его вдохновенные идеи встречали лишь холодное безразличие местных властей.
В Константинополе Комитас организовал смешанный хор из 300 человек, назвав его “Гусан”. Последний пользовался большой популярностью. В его концертной программе основное место принадлежало армянским народным песням.
Комитас часто проводил свое время в поездках с докладами и лекциями, выступая в своих концертах как солист и дирижер. Композитор превосходно владел флейтой и фортепиано. Он был одарен большой силой воздействия на своих слушателей.
Искусством Комитаса были покорены известные музыканты: Венсан д’Энди, Габриель Форе, Камиль Сен-Санс… В 1906 г.
после одного из концертов выдающийся французский композитор Клод Дебюси взволновано воскликнул: “Гениальный отец Комитас! Преклоняюсь перед Вашим музыкальным гением!”
И в Константинополе Комитас не нашел бескорыстных единомышленников, которые помогли бы осуществить его планы. Более того: если в Эчмиадзине он был со своим родным народом, был близок к его быту и искусству, то в Константинополе он был лишен и этого. Тем не менее, он продолжал напряженно работать. Особое внимание уделяет Комитас созданию духовных произведений. В этой сфере его шедевр – “Патараг” (“Литургия”), написанный для мужского хора.
Не менее важной областью было для него и музыковедение. В Париже на конференции Международного Музыкального общества он читает два доклада: “Армянская народная музыка” и “О старой и новой нотописи армянской духовной музыки”.

В период I мировой войны правительство младотурков начало осуществлять свою чудовищную программу по жестокому и бесчеловечному уничтожению части армянского народа. В апреле 1915 года вместе с целым рядом выдающихся армянских писателей, публицистов, врачей, юристов был арестован и Комитас.

После ареста, сопровождаемого насилием, он был сослан в глубь Анатолии, где стал свидетелем зверского уничтожения светлых умов нации. И несмотря на то, что благодаря влиятельным личностям Комитас был возвращен в Константинополь, пережитый кошмар оставил глубокий, неизгладимый отпечаток в его душе. Комитас уединился от внешнего мира, укрылся в своих мрачных и тяжелых думах — сломленный и печальный.

В 1916 г. здоровье Комитаса ухудшилось, и его поместили в психиатрическую клинику. Гений армянской музыки нашел свое последнее пристанище в Париже, в пригородной лечебнице Вил-Жуиф, проведя там почти 20 лет.
Однако не было никакой надежды на выздоровление. Медицина оказалась бессильной перед губительной болезнью. Долгое время было принято считать, что у Комитаса развилась шизофрения, по причине которой он и скончался, проведя в психиатрической лечебнице под Парижем почти 20 лет. Однако исследования последних лет опровергают данную теорию. Согласно этим исследованиям, вардапет не был сумасшедшим, и его молчание нельзя было считать одним из симптомов шизофрении. В своей диссертации ведущий специалист двух психиатрических лечебниц в Париже, доктор медицины Луис фон Ованнисян пришла к выводу, что у Комитаса было пост-травматическое расстройство, которое можно было вылечить, вернув его к привычному образу жизни, творческой деятельности и людям. Однако этого никто не сделал, несмотря на то, что в то время действовал так называемый “Комитет помощи Комитасу-вардапету”.

Сторонники новой версии придерживаются мнения, что композитора заточили в лечебницу обманом, чтобы заставить его замолчать об ужасах Геноцида, ведь слишком звучным было его имя в Европе. Молчание вардапета они объясняют воздействием таблеток, которыми его лечили турецкие врачи в Константинопольской клинике. А причиной смерти, как выяснили исследователи, явился астеит: пациентам в клинике выдавались грубые башмаки. Натерев ногу, Комитас подхватил инфекцию. Это было задолго до появления антибиотиков (конец 40-х годов).

Примечательным является тот факт, что “Комитет помощи Комитасу-вардапету” подписал распоряжение о том, чтобы никто не посещал композитора без их разрешения.

22 октября 1935 года прервалась жизнь Великого Комитаса.
Весной 1936 г.   его прах был перевезен в Армению и предан земле в Ереване — в пантеоне деятелей культуры.
Не менее трагической была и судьба творческого наследия Комитаса. Большинство его рукописей были уничтожены или растеряны по всему миру…

“Армянский народ в песне Комитаса нашел и узнал свою душу, свое духовное “я”. Комитас Вардапет — начало, не имеющее конца. Он должен жить армянским народом, и народ должен жить им, отныне и навсегда”. (Католикос всех Армян Вазген Первый).

 

 

 

 

Back to top button
Close