Новости

«Левон увидел, что у него нет руки, он сказал, что у него есть девушка, и теперь ее не отдадут за него» История, рассказанная врачом

«Левон узнал, что у него нет руки. Он был очень красивым юношей, он сказал: «У меня есть девушка, теперь они не отдадут ее за меня». Я немного рассердилась – как это не отдадут»

Арсен Тадевосян по профессии челюстно-лицевой хирург, участвовал в Арцахской войне в качестве анестезиолога-реаниматолога.

«27 сентября я узнал о войне и обратился в Минздрав. Уже 28 сентября я уехал в Арцах в качестве анестезиолога-реаниматолога бригады Скорой помощи, предназначенной для эвакуации раненых. Поскольку, чтобы спасти жизнь раненым, необходима была реанимация, я решил, что реанимационная помощь сейчас особенно важна, поэтому согласился на это предложение.

Первый выезд в Арцах был необычным. Всю дорогу я думал, планировал, как организовать медицинскую помощь пострадавшему в машине Скорой помощи. Я впервые ехал в Арцах. Когда я приехал в Степанакертскую больницу и Республиканские медицинские центры и увидел число раненых, степень тяжести, слаженность медперсонала, только тогда я почувствовал реальную опасность войны.

ԼևոնըВсе помогали всем, чем могли. Операции проходили быстро и эффективно», — рассказал в беседе с ГАЛА молодой врач.

«Первым раненым, которого я увидел, был солдат с полностью ампутированной ноги. Он был без сознания, истекал кровью. Операция началась. В приемной мне сообщили, чтобы я прошел  в отделение реанимации, там пациент, операция которого закончилась, и его нужно немедленно доставить в Ереван. Мы с медсестрой подошли к нашему первому раненому, познакомились и двинулись в путь. Пациент был солдатом, состояние его было крайне тяжелым. Всю дорогу до больницы мы были напряжениы. Мы устали, но я помню, когда мы пришли в министерство, нам сказали, чтобы мы пошли спать, а утром  поедем в Арцах. Медсестра настояла на том, чтобы нам предоставили машину Скорой помощи, чтобы мы могли  немедленно вернутся, отдых нам не нужен.Мы все были согласны с ней. Нам быстро предоставили машину, мы снова поехали в Арцах и приступили к перевозке раненых.

Помню, в арцахских больницах и в наших бригадах реаниматологов было мало. Было больше линейных бригад. Как только мы входили в больницу, там уже знали, что мы реанимационная бригада, и сразу давали очень серьезного пациента, подключенного к аппарату искусственного дыхания. В основном мы перевозили одного раненого в крайне тяжелом, бессознательном состоянии, одного сидячего раненого, иногда двух сидячих», — продолжает врач.

По словам Арсена Тадевосяна, случилось так, что больницы были взорваны, и всех перевозили в укрытия при больницах.

«Мы продолжали работу в укрытиях, не давая друг другу очереди. Видимые окна больниц были завалены мешками с песком. Кругом стояли окровавленные носилки. Каждый раз, когда я ехал в Арцах, мои друзья из Еревана посылали со мной медицинские принадлежности. Въезд в Арцах стал опасным. Повсюду мы видели горящие горы и падающий с неба огонь. Сначала мы думали, что это простой огонь. Когда мы в очередной раз приехали в больницу, мы поняли, что это был не просто огонь, а запрещенный фосфор, который наносил страшные травмы нашим ребятам. Все говорили об этом, ждали окончания войны. Каждого находящегося в сознании пациента спрашивали, где наши позиции, куда мы движемся: вперед или назад. Ребята говорили, что идут вперед, потом отходят. Стреляют, но их много, они, как сомнамбулы, идут вперед, наши стреляют, а они все идут. Потом мы узнали, что это были наемники, у которых находили наркотики, чтобы они без страха, не осознавая, шли на смерть», — вспоминает Арсен.

Молодой врач говорит, что сначала напряжение было очень сильным, потом он начал анализировать и трезво оценивать ситуацию.

«Самым трудным было удержать в больнице раненого солдата, потому что юноша с прооперированной ногой или рукой, хотел вернуться на позиции, чтобы снова идти в бой. Иногда хотели уговорить меня отпустить, говорили, что другая рука работает, они могут стрелять. Естественно, это им не удавалось. Ты, как старший в бригаде, понимаешь, что каждый из этих ребят – светоч своего дома, и что было бы, если бы произошло необратимое.

Я хорошо помню несколько случаев. Мы перевозили мужчину-армянина средних лет, который приехал в Армению из Франции, чтобы участвовать в войне и был ранен. Другой случай, который меня больше всего поразил, это когда мы перевозили солдата по имени Левон, его левая рука была полностью ампутирована.Когда он очнулся после наркоза, он был немного ошеломлен, не мог понять, что делает в машине, если был на позиции. Через некоторое время Левон сказал, что не чувствует свою левую руку, может мы оперлись на его руку, и она онемела. Мы посмотрели друг на друга и сказали: «Левон джан, ничего, все будет хорошо». Сначала он не понял, потом посмотрел и понял, что у него нет рук. Он был очень красивым юношей, он сказал: «У меня есть девушка, теперь они не отдадут ее за меня». Я немного рассердился на это – как это не отдадут. За разговорами доехали до села Тигранашен Араратской области. Я сказал: «Левон, выдержишь, если мы остановимся, на дороге авария?». Он сказал, что, конечно выдержит. Мы остановились и сразу начали оказывать пострадавшим медицинскую помощь. На земле лежал,  молодой человек, у него была остановка сердца, он не дышал. Мы начали реанимацию, но безуспешно, юноша скончался на месте. Мы помогли остальным, пока мы с медсестрой помогали, прибыли еще две бригады Скорой помощи и начали помогать. Мы доставили пострадавших в МЦ «Арарат».

Последнего раненого я перевез в ночь на 11 ноября, он был в крайне тяжелом состоянии. В машине с ним случился инфаркт, после реанимации сердце снова заработало. Мы ехали, не отрываясь следя за экранами, пульс все время падал, мы кололи лекарства, поднимали пульс и артериальное давление. Гайка спасли, и мы доехали до больницы. Все его тело: живот и грудь были полностью прооперированы, у него было кровотечение. Мы приняли все меры, вливали кровь, сделали все невозможное, спасли», — говорит молодой врач.

Арсен говорит, что у него много воспоминаний, которые останутся с ним надолго.

«Я ничего не хочу стирать из своих воспоминаний. В моей профессии нужно все запомнить, потом подумать и качественно поднять оказание следующей медпомощи. Это делает врача сильнее и гибче», — говорит в заключение врач, участвовавший в Арцахской войне.

Арсен Тадевосян за гуманитарную деятельность в Арцахской войне награжден президентом Республики Армения Арменом Саркисяном высшей наградой — медалью «Мхитар Гераци».

Анаит Чаликян

Back to top button
Close