НАШИ ГЕРОИНовости

«Ребята радовались прекращению огня, поздравляли друг друга, но радость длилась несколько минут. Первый удар был нанесен в в направлении именно того места, где находился Шант». История, рассказанная матерью 18-летнего героя

Когда началась 44-дневная войнаШант Навоян прослужил в армии всего 8 месяцев.

Полный жизни, любивший жизнь юноша за 18 лет своей жизни успел получить образование, заниматься творчеством, полюбить и пойти в армию.

«Мы были очень рады проводить Шанта в армию, когда во время жеребьевки он вытянул Капан, мы были спокойны, но дважды в год они проводили военные учения в районе Джракана.

Шант служил в Капанской артиллерийской части. Он мог найти свое место где угодно, будь то в армии или где-то еще, он всегда был таким.

Зная его характер, могу сказать, что у него не должно было быть проблем в армии», — в беседе с ГАЛА рассказывает о своем сыне мать Шанта Навояна Элен Навоян.

Шант Гургенович Навоян родился 14 декабря 2001 года в Ереване. Он был старшим сыном в семье, у него есть младшая сестра.

Шант поступил на факультет маркетинга Французского университета Армении, но, через один семестр был призван в армию.

«Еще в начале сентября полк Шанта дислоцировался в Джабраиле, Джракане. У Шанта были проблемы со здоровьем, и прежде чем быть переведенным в Джракан, он два с половиной месяца проходил лечение в госпитале Мурацана. Прямо из госпиталя его перевели в Мехакаван. Они находятся там с 26 сентября, сразу же после сигнала тревоги, На поле боя Шант был артиллеристом.

В первые дни войны я ничего не чувствовала, потому что его спокойствие вселяло в нас уверенности, что мы действительно победим. Почти каждый день он должен был позвонить хотя бы один раз, просто чтобы сказать, что с ним все в порядке. В его голосе не было никакого беспокойства или страха, которые передались бы нам.

Мы знали, что Шант воюет на юге Арцаха, думали, что, быть может, там вообще нет сражений. Наше отношение изменилось,  мы начали волноваться, когда узнали, что в их полку уже есть погибший. Тогда мы почувствовало всю серьезность ситуации», — рассказывает мать героя.

Последний раз родные разговаривали с Шантом вечером 9 октября.

«Он долго пытался выйти на связь, но не мог, потом все-таки вышел на связь. В тот день его голос был необычным, в нем было какое-то беспокойство и страх. Когда мы с отцом спросили, что случилось, он устал или плохо себя чувствует, Шант ответил: «Я немного устал, мама, дай мне поспать» », — рассказывает мать Шанта Навояна.

18-летний призывник был ранен 10 октября первым ударом противника, через несколько минут после объявления первого прекращения огня.

«Ребята радовались прекращению огня, поздравляли друг друга, но радость длилась несколько минут. Первый удар был нанесен в в направлении именно того места, где находился Шант, 6 человек из 9 погибли на месте. Шант был ранен и скончался по дороге в Ишханадзор. Конечно, мы узнали об этом намного позже. Он был ранен осколками в ноги, об этом мы узнали после того, как нам удалось найти личные вещи Шанта.

С 25 сентября он записывал в карманный блокнот то, что чувствовал. После прочтения его записей нам стало многое известно: о его ранении, одним словом, подробности, о которых мы не знали.

Я не воспринимаю слова «Герой», ни одна мать не хочет таким образом стать матерью Героя, я никому не пожелала бы этого. Все погибшие ребята — Герои … Мы живем сейчас, потому что их нет. Шант так или иначе своей жизнью стал бы Героем, потому что он был из тех людей, которые могли быть Героями при жизни.

Мне хочется стереть все, что было с 27 сентября,  чтобы все это было бы сном. До войны мы были счастливы, сейчас все прошлые проблемы кажутся ничтожными.

Всем советую жить сегодняшним днем, жить тем, что есть, давать своим детям все, что возможно дать.

Сейчас нам придают силы жить наша дочь, воспоминания и планы Шанта, которые война оставила незавершенными, на которые он намекал, об исполнении которых мечтал».

Г-жа Эллен говорит, что Шант мог быть очень культурным, но мог быть и другим, т. е. таким, как того требовал момент.

«Он обладал острым юмором. Временами было непонятно, шутит он или говорит серьезно. У него были философские мысли, он записывал их годами. Он записывал все, что чувствовал, о чем думал. В 14 лет он записывал очень глубокие философские мысли. Раньше мы удивлялись, теперь еще больше удивляемся тому, что ребенок может так думать.

Шант был более зрелым, чем его ровесники, он был принципиальным и никогда не изменял своим принципам», — говорит в заключение мать Шанта Навояна.

PS. 18 июня состоится презентация книги героя Шанта Навояна «Говорящий не знает, знающий — не говорит». В книге материалы и заметки героя — все, что позволит узнать Шанта.

                                                                                       Анаит Чаликян

Back to top button
Close