Новости

«Ситуация настолько хрупкая, что никто не хочет обострять ее… подобные ситуации схожи и для ОДКБ, и для НАТО»: Иван Коновалов

О ситуации, сложившейся в Сюнике и Гегаркунике, об ответных действиях ОДКБ на обращение Армении, о том, насколько открытие “Сюникского коридора” выгодно заинтересованным в регионе странам и о других вопросах ГАЛА провела беседу с военным экспертом Иваном Коноваловым.

-12 мая под предлогом уточнения границ подразделения азербайджанских ВС пересекли границы суверенной Республики Армения, вторглись на территорию в районе Сюника и Гегаркуника, где установили свои позиции. Как по-Вашему, какие тактические или политические задачи таким образом пытается решить Азербайджан?

— Насколько известно, они (азербайджанская сторона) объясняет это уточнением границ. Понятно, что причина не в этом, а в том, чтобы проверить насколько сейчас ситуация хрупкая и, очевидно, проверить, как на это отреагирует Россия. Поскольку в дальнейшем никаких действий не произошло, сейчас с азербайджанской стороны наступил момент выжидания. Собственно говоря, ситуация конфликта не закончилась, и, естественно, что тактические действия такого рода были, фактически, логичны. Я надеюсь, что и с противоположной стороны, а прежде всего с российской стороны, были готовы к действиям подобного рода, чтобы урегулировать  данную ситуацию, чтобы она не зашла слишком далеко

-В связи с вторжением Азербайджанских ВС, Армения официально обратилась за помощью к ОДКБ, но ОДКБ до сих пор действует лишь на уровне консультаций, Как Вы думаете, в чем причина, что со стороны этой организации не предпринимается никаких конкретных действий по оказанию помощи государству-члену ОДКБ?

-Действительно в данной ситуации возник юридический казус, когда речь зашла о Сюникской области, потому что тут вопрос конкретно касается территории Армении, речь идет не о Карабахе. Армения – член ОДКБ, и обращение Армении в эту организацию было логичным. Но ситуация настолько хрупкая, что в надежде разрешить ее мирным путем ОДКБ, естественно, начала консультации.

Подобные ситуации схожи и для ОДКБ, и для НАТО. Например, когда была киргизская ситуация, ОДКБ лишь частично попыталась предпринять какие-то меры, но фактически, все закончилось высадкой российских десантников, которые просто занимались вывозкой российских граждан, но не более того. Или, классический пример НАТО. Когда Турция, сбив российский самолет, обратилась за помощью к НАТО, заявив, что напали на нее, НАТО тоже начала консультации, по большому счету, спустив ситуацию на тормозах.

Я еще раз повторюсь, что ситуация здесь настолько хрупкая, что никто не хочет обострять ее, поэтому и идет процесс консультаций для того, чтобы эта ситуация выровнялась без применения каких-либо крайних мер.

— Не кажется ли Вам, что это своеобразный экзамен для этой организации.

-Я думаю, что от ОДКБ последует определение сложившейся ситуации, я уже сказал – месседж по поводу происходящего, потому что, если развернуть ситуацию в сторону критических действий, то это точно не приведет к ее улучшению, поэтому здесь выбор конституционно переговорный.

-В трехстороннем подписанном главами России, Армении и Азербайджана заявлении говорится об открытии коммуникаций, но Азербайджан настаивает лишь на открытии так называемого “Зангезурского коридора”. Насколько открытие этого коридора соответствует интересам России и Ирана, и не появились ли тут новые игроки?

-Все достаточно просто: интересам России соответствует только то, чтобы снова не началась стрельба, чтобы конфликт не получил новое продолжение. Для того там и стоят российские миротворцы. Другое дело, а это безусловно, что каждая из сторон трактует данное соглашение по-своему. И мы видим трактовку азербайджанской стороны. Это и есть политика, когда каждая из сторон соглашения пытается получить наиболее выгодную для себя конфигурацию. Я думаю, что и армянской стороне следует, используя это соглашение и действовать более активно.

 

Карине Мкртчян

Back to top button
Close