Новости

«Кочарян сказал: «Идете, спросите виновного», — он меня проигнорировал». Женщина, подошедшая к Роберту Кочаряну в Ераблуре, — мать погибшего Связиста Кяжа

Подошедшая к Роберту Кочаряну в Ераблуре женщина — Галина Бабаян: мать погибшего в 44-дневной войне 32-летнего Сурена Бабаяна.

В беседе с ГАЛА г-жа Галина рассказала о своем сыне Связисте Кяже, она сказала, что его все так называли.

У матери героя много вопросов, ответов на которые она не находит. Увидев Роберта Кочаряна в Ераблуре, она подошла к нему с надеждой, что найдет их у него.

«Если бы я встретила там Никола, я подошла бы к нему, без сомнения, подошла бы. Для меня все виноваты, я подошла к нему и задала свои вопросы», — говорит г-жа Галина.

«Я всего лишь хотела спросить, почему ребят, после 42 дней пребывания в Агдаме, с местностью которого они уже ознакомились, перевели в Шуши, где они попали в окружение. Этот вопрос меня очень беспокоит. Кочарян сказал: «Пойдите и спросите виновного».

Я спросил его, куда он идет, и он ответил, что идет на могилу своего родственника.  Я сказал ему, чтобы  таком случае, он не входил в Ераблур, потому что, что значит его родственника…, разве все погибшие не его родственники? Когда он, проигнорировав меня, пошел вперед, я возмутилась. Его сын был с ним, мне сказали, что его сын тоже воевал; на что я ответила, что из моей семьи двое участвовали в этой войне…

Разве я не должна знать, почему мой сын попал в окружение? Я не знаю, кто виноват, кто насколько виновен за эти жертвы, но Никол, мне кажется, не проигнорировала бы меня, он поговорил бы со мной, разделил бы со мной мое горе, чтобы и я не оскорбила бы его. Если бы он презрительно не ушел, я ничего не сказала бы, когда я увидела такое отношение, я сказала, что ненавижу его… Для меня все виновны….

Мы попросили г-жу Галину рассказать нам о своем сыне.

«Мой сын был патриотом, я тоже патриот», — начала она рассказ о сыне.

Связист Кяж из Паракара родился 3 апреля 1989 г. Он был призван в армию из Эчмиадзинского военного комиссариата 2 декабря 2008 г. Он служил в 3-ем батальоне воинской части «Егникнер» Арцаха, где командиром был Карен Джалалян. Во время службы был связистом, был демобилизован и вернулся домой в 2010 г. Сразу после возвращения около трех лет служил во Внутренних войсках. Затем, до начала злополучной войны, работал на стадионе «Бананц». Как только пришла весть о войне, они с братом решили отправиться на передовую.

«Это было 28-го. Кяж позвонил мне и сказал: «Мама, я иду на войну, хочу попрощаться с тобой». В тот же день мой средний сын заявил о намерении пойти на войну. Я сказала: «Какое совпадение. Вы оба пошли в армию в один и тот же год с разницей в шесть месяцев, теперь вы оба идете на войну». Бог свидетель, я не препятствовала им, не говорила, чтобы не ходили. Мое сердце обливалось кровью, но я благословила их и сказала: «Господь с вами, идите…». Вот так оба ушли в один и тот же день. А мой младший сын, мой Андо, поехал в Гадрут. После 20 дней боев, когда произошел случай с Черным Леопардом, они вернулись домой, а мой Кядж остался. Он звонил каждый день, мы очень мало разговаривали. Я просила, чтобы он звонил, чтобы я могла только услышать его голос. Он говорил мне, чтобы я была оптимисткой, они победят и возвратятся победителями, просил, чтобы я благословляла их.

Сын позвонил на рассвете 5 ноября, было 5 часов. Этот звонок меня очень обеспокоил: «Кяж джан, как хорошо, что ты позвонил так рано». Он ответил, что позвонил попрощаться, их везут в окрестности Шуши, там нет связи… Этот звонок очень встревожил меня, я попросила его быть осторожным. Это был мой последний разговор с моим Кяжем. Мой сын погиб 6 ноября. 8 ноября был мой день рождения. Когда он не позвонил, у меня в душе все перевернулось. Я подумала, что это на него не похоже, чтобы он не поздравил меня с днем рождения. Я начала звонить по горячей линии, мне отвечали, что его имени нет ни среди погибших, ни среди раненых.

 Г-жа Галина говорит, что она не могла поверить в смерть сына, потому что Сурен был очень активным, для него не было ничего невозможного, неразрешимых проблем.

 «Полковник сказал, что Кяж должен быть похоронен в Ераблуре. Он сказал: «Вы знаете, какой у вас был сын? Он бился до последнего дыхания…».

Сурен погиб от выстрела снайпера.

«Потом подошли, повредили нос, выбили зубы, нанесли удары по телу…

Ребята рассказывают, что во время всех боевых заданий, он не считался с тем, что был связным, он был там, где была опасность, перед которой он никогда не отступал,  которую нужно преодолеть и выйти победителем… Я потерял сына-героя».

Back to top button
Close