Новости

«Число подтвержденных доказательствами случаев — 200, а если к этому прибавить случаи предполагаемого пленения, то оно может быть около 300». Представитель интересов армянских пленных в ЕСПЧ

ГАЛА провела беседу с представителем армянских военнопленных в ЕСПЧ Сирануш Саакян об организации процесса возвращения армянских военнопленных в международных инстанциях и о вопросах, связанных с данной темой.

— Госпожа Саакян, какой сейчас идет процесс в связи с возвращением военнопленных? Наших ребят в Азербайджане представляют как диверсантов. Каковы правовые основания для ускорения возвращения армянских военнопленных и других удерживаемых лиц?

— Целью правового процесса в Европейском суде является защита жизни и физической неприкосновенности людей и ускорение процесса их возвращения. Юридически существует институт немедленной репатриации военнопленных. Определенную работу проводят «Красный Крест»РФкроме того,  этот вопрос находится в центре внимания международных партнеров.

Правовая основа для попытки изменение статуса, представляя военнопленных террористами, — это процесс, основанный на политических соображениях, он только создает дополнительные инструменты давления на власти Армении, а власти Армении уже допустили политизацию вопроса, потому что после окончания переговоров объявили, что договориться о возвращении военнопленных не удалось. В таком соглашении нет необходимости, потому что право на репатриацию принадлежит гражданам, а не власти какого-либо государства, для осуществления этого права не требуется чьего-либо согласия, в том числе Азербайджана.

Всего лишь нужно правильно применить политические, юридические и дипломатические рычаги воздействия, чтобы сторона, нарушающая обязательство, выполнила свои обязательства без каких-либо предварительных условий, и если она не выполнит их намеренно, последствием должно быть не самопризнание, а применение международных нормсанкции.

В международном праве есть очень хорошие механизмы для случая, когда государства не соблюдают правила общего сосуществования, а в этом случае они не уважают даже правила, относящиеся к  гуманитарным вопросам.

В этом контексте Европейский суд рассмотрит вопрос о статусе. В связи с этим вопросом существует европейский контроль, и я не думаю, что азербайджанская сторона сможет представить какие-либо доказательства терроризма. Таким образом, международные суды зафиксировали, что в данном случае мы имеем дело с институтом обычного плена и  ограничения прав военнопленных.

— Есть ли у вас на данный момент хотя бы приблизительные данные о числе удерживаемых в Азербайджане пленных армян?  

— Число подтвержденных доказательствами случаев  — 200, а если к этому прибавить и случаи предполагаемого пленения, а изучение обстоятельств говорит больше в пользу плена, чем смерти, то оно может быть около 300

— На каком основании и по какой логике действует азербайджанская сторона, возвращая армянских пленных небольшими группами?

— Таким образом Азербайджан тянет процесс. С одной стороны, это показывает международному сообществу, что он выполняет свои обязательства, потому что возвращение пленных продолжается, они добросовестно выполняют свои обязательства. С другой стороны, он не особо заинтересован в возвращении пленных днем раньше. Это не в интересах Азербайджана, потому что он проводит антиармянскую политику: чем больше страданий, тем больше воодушевления среди азербайджанской общественности, а во-вторых, если они быстро вернут пленных, у них будет меньше рычагов давления на ведущие переговоры власти  Армении. Поскольку они превратили этот вопрос в предмет воодушевления, следовательно, они должны поддерживать инструменты давления, поэтому и не спешат отказаться от этих рычагов влияния. Они будут долго тянуть, пытаясь сделать так, чтобы внимание армянской общественности как можно дольше было сконцентрировано на этом вопросе, не позволяя ей сосредоточиться на решении различных насущных проблем. В этом есть и отвлекающий эффект, потому как, будучи занятыми этим вопросом, мы забываем и легко воспринимаем другие уступки.

— Кто координирует работу с российской стороной, и какая ведется с ними совместная работа?

— Я думаю, что на этот вопрос должно ответить правительство РА, нам просто известно, как МККК в рамках своей гуманитарной миссии проверяет данные о пленных, посещает их, и параллельно с процессом обмена осуществляет подготовительные шаги, аналогичные действия осуществляют и российские миротворцы. Что касается остальной работы, и, какую связь они обеспечивают с властями Азербайджана, в чем роль Россия, должны комментировать государственные органы.

                                                                                                        Анаит Чаликян 

Back to top button
Close