Новости

«Я просмотрел все фотографии неопознанных тел, моего Давида там нет. Пусть будет в плену, пусть вернется через 5 лет, только пусть вернется»

19-летний младший сержант из Гюмри Давид Мамиконович Гамбарян служил в Матагисе. 25 сентября он находился на 156 боевой позиции в Талыше в качестве старшего. Последние известия родственники получили от него 25-26 сентября, то есть перед началом войны.

7 октября имя юноши было внесено в список погибших, но родственникам не было передано тело и никакой информации об обстоятельствах и месте смерти Дэвида, что дало бы основание Министерству обороны включить его имя в список погибших. Родственники Давида уже несколько месяцев ждут ответа ДНК, надеясь, что не получат информации о положительном результате совпадения ДНК… Они надеются, что, быть может, Давид попал в плен.

Отец Давида Гамбаряна Мамикон Гамбарян в беседе с ГАЛА рассказал:

«7 октября Давид был в списке погибших. Я вернулся из России, думая, что приеду, тело ребенка там, надо его похоронить. 10 октября я сдал анализ ДНК, и до сих пор ответа нет. Некоторые говорят, что это надежда, потому что нет конкретных свидетельств того, что Давид погиб. Из их  позиций выжили только трое, все рассказы противоречивы.

В Мецаморе много неопознанных тел… и фотографий. Я был в Гераци и дважды в Мецаморе. Базы неопознанных тел одинаковые. Я просмотрел все фотографии, но Давида нет … Остальные в целлофановых пакетах, там смотреть не на что… Так что единственный способ — дождаться результата ДНК.

Сегодня утром я узнал, что 19 ноября сын одного из моих знакомых был найден среди тел, привезенных из Матагиса, Талыша, то есть три месяца спустя. Мне непонятен процесс. Как они делают, что недавно вынесенные тела распознаются через неделю, а тела, вынесенные 5 месяцев назад еще нет? Я понятия не имею об этом процессе».

Командир военной части Севак Абраамян сообщил родственникам Давида, что он провел расследование и расспросил солдат, но никто не видел Давида. Позже Абраамян составил новый список и включил Давида Гамбаряна в список пропавших без вести.

«Я обратился в армянский офис ЕСПЧ. Мы попытаемся включить Давида в список пленников. Теперь попробуем разобраться, какие факты могут быть представлены в Европейский суд для запроса информации из Азербайджана. Сейчас идет этот процесс.

Ожидание ответа ДНК – эмоциональный шок, который мы переживаем. Каждый день я считаю, сколько дней прошло, сколько тел прошло ДНК… и молюсь, чтобы не было совпадений. Я хочу найти своего ребенка, но не его безжизненное тело… Хотя бы чаще публиковали информацию о том, сколько тел опознано и сколько осталось. Они сказали, что принесли второе устройство для идентификации ДНК. Когда было только одно устройство, говорили, что ежедневно опознавали 25-26 тел. Сегодня должно бы быть 50, но оказалось, что два устройства вместе идентифицируют 30 данных в день », — сказал отец солдата.

Примечательно, что 4 и 10 октября в соцсети Давида Гамбаряна «В Контакте» была зарегистрирована запись. Отец обращался в соответствующие органы, чтобы узнать, кто и откуда вошел в соцсеть, но тщетно …

«Я обратился в военную полицию, возбуждено уголовное дело, чтобы выяснить, кто и откуда проник. Результатов нет. Я обратился в СНБ, но и оттуда ответили, что у них нет результатов, потому что номер телефона не активен, возможно, кто-то вошел через WiFi или чужую карту. И мы не смогли найти ни места, ни какой-либо дополнительной информации. Наша цель состояла в том, чтобы выяснить местонахождение, в надежде на то, что могут быть живые военнослужащие», — сказал отец Давида Гамбаряна Мамикон Гамбарян.

«В эти дни мы не живем, для нашей семьи жизнь остановилась. Весь день я думаю о Давиде, общаюсь с разными организациями, родственниками пропавших без вести. Я не представляю, как жить дальше. Пусть будет жив мой Давид, пусть он будет в плену, только чтобы вернулся. Пусть вернется через 5 лет, только пусть вернется. Плен — это ужасно, но знание того, что твой ребенок жив, придает надежду и силу ждать».

                                          Арменуи Варданян

Back to top button