НАШИ ГЕРОИНовости

«Когда мы приехали в Армению, нам сказали, что мы должны сдать анализ ДНК … Я не согласилась, потому что мой ребенок обнадежил меня, что вернется». Мать о 21-летнем сыне-герое

Прежде чем рассказать о своем сыне, мать Артема Акопяна, погибшего в Арцахской войне, сказала, что вчера у Артём был день рождения, ему исполнился  21 год… Кое-как, сдерживая волнение, она сказала:

«Мой Тема был студентом второго курса Российского университета театрального искусства, он приехал отдать долг Родине. Родины ничего не дала моему ребенку, но он приехал отдать долг Родине.

Я была на присяге моего Артема, когда  я увидела Джабраил, я подумала, что своего выросшего в России ребенка, над которым так дрожала, а оставляю в пустыне.За полтора месяца службы он ни разу не доставил мне хлопот, никогда не жаловался на условия. Мой Тема  очень гордился Фрунзиком Мкртчяном, он хотел стать «Фрунзиком Мкртчяном» … он хотел стать известным актером, но стал героем, он погиб во имя Родины. Я не принимаю слово «герой», потому что мой ребенок собирался стать великим актером, он был артистом. С детства он был особенным ребенком, прожил всего 20 весен, у него было много планов, много. Мой ребенок был ангелом … все, что он делал, сопровождалось сюрпризами: от первых шагов до поступления в институт. У кого мне теперь требовать свое дитя? Мой ребенок — герой, он 31 день днем и ночью сражался с турками. Мой 30-летний сын провел ровно 2 месяца в поисках тела своего брата в моргах, чего только он не перевидал за это время.

 С 27 сентября по 28 октября я следила за всеми новостями и программами.

В тот день, когда Никол Пашинян сказал, что у него печальные новости, я была счастлива, я думала, что он подпишет, это будет концом войны. Он не подписал, и я не понимаю, кто тогда был против подписания прекращения огня. На войне всегда страдают дети рабочего класса. Мое дитя превратилось в ангела в объятиях Бога, но я буду ждать его до конца своей жизни», — в беседе с  ГАЛА рассказывает Гоар Акопян, мать погибшего в Арцахской войне Артема Акопяна.

Мать 21-летнего солдата-срочника говорит, что ее сын служил в Джабраиле, где он 4-5 дней сражался против врага.

 «3-4 дня … у нас не было информации На 4-й день мне позвонил старший сын и сказал: «Мама, Тема звонит, иди поговорим». Первыми словами Темы были о том, что Господь привел его из Джабраила в Гадрут… «Молитвы мамы и папы привели меня в Гадрут». Когда я заплакала, он сказал: «Мама, не плачь, я на своих плечах нес с собой раненого солдата».

За 4 ночи с группой из 5 человек мой ребенок шел от Джабраила до Гадрута, домой к мэру Гадрута. Этот добрый человек накормил детей, дал им телефон, чтобы они позвонили и сообщили, что живы. Мой сын обнадежил меня, что приедет … Я с ним разговаривала, он сказал: «Мамочка, в Джабраиле я пережил такое, что со мной уже ничего не случится, — и добавил, — Мама, не бойся». Потом он поговорил со своей сестрой и сказал, что мне сказать не может, но ей скажет, если они увидят его имя в списках погибших, пусть не верят, что его нет. Сестре он сказал, что самое ужасное на этой войне попасть в плен, и еще, когда звонит мать твоего друга, и ты должен сказать, что твой друга больше нет. Мой ребенок думал об этом даже в те жестокие дни.

С 27 сентября моя жизнь превратилась в ад: меня ничто не утешает…  Я буду ждать свое дитя до последней минуты жизни», — продолжает мама Артема.

Гоар Акопян говорит, что последний раз она общалась с сыном 28 октября, после этого у них не было от него никаких новостей.

«До 27 он звонил каждый день … он нам дал понять, что он в Шуши, мы тогда были в России. 27-го он поговорил с сестрой и сказал, что у его телефона села зарядка, телефона нет, возможно, он не позвонит. 28 октября он позвонил дочери моей сестры и сказал, чтобы она передала нам, что с ним все в порядке, при возможности он позвонит. Он был в Кармир Шука,  мы и этого не знали, брат узнал после долгих поисков, где находился мой ребенок.

После звонка 28 октября у нас не было новостей до 15 января, когда пришел ответ ДНК. Моему старшему сыну сказали, что что-то случилось. 5 ноября он отправил меня и моего мужа в Армению. Когда мы приехали в Армению, нам сказали, что надо сдать анализ ДНК … Я не согласилась, потому что мой ребенок обнадежил меня, что вернется. Он сказал: «Мамочка, после возвращения я собираюсь снять фильм об этой войне»», — говорит г-жа Гоар.

Артем Акопян был младшим ребенком в семье, мать говорит, что у них дома он был младшим и всеобщим любимцем.

«Умный, талантливый, жизнерадостный, спокойный, приветливый». Таким родные запомнили героя из Гюмри.

«В декабре прошлого года он приехал в отпуск на 10 отпуск, тогда я в последний раз видела свое дитя.  Артём не курил, когда мы вместе ехали на такси, я сказала: «Артём милый, как хорошо, что ты не куришь». Он ответил: «Я курю уже несколько месяцев, ты не в курсе». Именно тогда я поняла, какие муки он перенес в суровых горах и оврагах Джабраила, что потянулся к сигарете, потому что он всегда говорил, что не  будет курить, чтобы не пропал голос».

«Мой сын был артистом…, со школьного возраста он участвовал в различных конкурсах. Артем был амбициозен, полон жизни и светлых планов», — в заключение сказала мать героя.

                                                                                                            Анаит Чаликян

Back to top button
Close