Новости

«Москва предоставила Арцаху статус, но не статус, вытекающий из принципа самоопределения. Москва предоставила Арцаху статус военной базы»

ГАЛА провела беседу с политологом Акопом Бадаляном о послевоенном периоде, внутриполитической ситуации в Армении, статусе Арцаха и других вопросах.

Г-н Бадалян, как вы оцениваете послевоенную ситуацию с точки зрения угрозы безопасности, чего ожидать на данном этапе? Есть ли опасность новой войны?

В целом послевоенная ситуация в Армении достаточно сложная, если говорить с точки зрения безопасности, то, естественно, что сегодня ключевую роль в безопасности как Армении, так и Арцаха с учетом количества ущерба, нанесенного армянской армии в результате войны, играет Россия. В то же время с экономической и политической точки зрения внутренняя жизнь Армении совершенно не соответствует стоящим перед ней вызовам, а также имеющимся у нее возможностям. Я не вижу большой опасности войны на данном этапе, хотя очевидно, что военная напряженность в регионе вовсе не нулевая, особенно если учесть, что Кавказский регион построен на взрывоопасном «порохе» конфликтов и  напряженности, и здесь эти горячие фазы конфликта постоянно повторяются  историческими циклами.

Если говорить в контексте Арцахского конфликта, то естественно, что до тех пор, пока не будет урегулирования конфликта, и притом урегулирования, основанного на логике принципа самоопределения, я думаю, что риск военной напряженности, возможность военная эскалация, будет существовать всегда.

— На днях министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что вопрос статуса Арцаха является спорным, этим вопросом должны заняться сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Насколько реалистичны, на ваш взгляд, переговоры о статусе Арцаха на данном этапе, когда не решены накопившиеся после войны многие важные вопросы.

Акоп Бадалян

— Возобновление переговоров о статусе Арцаха и акцент на статусе должен быть приоритетом политики Армении. Нет сомнений в том, что каждый из центров силы, вовлеченных в этот процесс, будет подходить к вопросу статуса по своему усмотрению. Естественно, Баку сделает все возможное, чтобы этот вопрос был отодвинут как можно дальше от повестки дня или не ставился вообще. Анкара, в этом вопросе, естественно, будет спонсором и сторонником Баку. Москва пытается маневрировать между договоренностями с Турцией, задабриванием Азербайджана, и в то же время отношениями с США и Францией. И здесь вопрос статуса Арцаха для России довольно относительный. С одной стороны, Москва не противится, когда США и Франция поднимают этот вопросе и говорят о нем, с другой стороны, она может использовать это обстоятельство как игральную карту в отношениях с Турцией. В целом в случае с Москвой ситуация такова: Москва дала Арцаху статус, но не статус, который вытекает из принципа самоопределения. Москва предоставила Арцаху статус военной базы и, естественно, постарается сделать все для того, чтобы укрепить или углубить этот статус. С этой точки зрения подходы Армении будут обусловлены именно этим обстоятельством. Что же касается США и Франции, то они поднимают вопрос о статусе, конечно, при этом инея свои подходы и свою выгоду. Но для Еревана это возможность, Ереван и Степанакерт должны использовать это разнообразие интересов, они должны сделать все, чтобы поднять вопрос статуса, по крайней мере, вопрос деоккупации бывших территорий НКАО.

— В стране сложилась сложная внутриполитическая ситуация: 17 политических сил требуют отставки премьер-министра, подчеркивая, что Никол Пашинян является символом поражения. Как вы в целом, оцениваете избранные оппозицией методы борьбы, как вы видите процесс отставки или смещения премьер-министра?

— Для выхода из внутриполитического кризиса в Армении в конечном итоге очень важно внутреннее согласие в широком смысле, когда все политические силы поймут, что вместо того, чтобы характеризовать друг друга последними словами и выражениями, они должны, наконец, прийти к согласию в отношении государственных интересов, иметь возможность строить эту внутреннюю конкуренцию вокруг государственных интересов логикой конкуренции. Пока этого не произошло, я думаю, что ожидать высокого коэффициента эффективности от внутриполитической жизни в Армении — в определенном смысле самообман.

Что же касается процесса отставки или отстранения премьер-министра от власти, я считаю, что здесь ключевым моментом является общественное требование. Очевидно, что общественное требование сегодня не обязательно сосредоточено на отставке, потому что общественность интересует, что последует за отставкой премьер-министра, кто должен возглавить Армению, общество больше сосредоточено на этом вопросе, то есть на том, каким будет будущее правительство. Поскольку на этот вопрос у общественности нет исчерпывающего ответа, общественное требование по отношению внутриполитической перспективы не сформулировано, и это также один из факторов политического кризиса в том смысле, что политические силы не только не выражают общественного требования, но и не стремятся его создать. Это само по себе является одним из обстоятельств, порождающих политический кризис, именно поэтому Армении нужны политические силы нового качества с новым содержанием».

— Кандидат на пост премьер-министра оппозиционной политической силы Вазген Манукян выступил в Гюмри с оскорбительными высказываниями. В основном такие ярлыки навешивают как представители власти, так и представители оппозиционного лагеря. Как вы оцениваете такое поведение?

— Я думаю, что независимо от того, от какого политического деятеля или силы дается подобная характеристика в адрес общественности, она достойна, мягко говоря, отрицательной оценки. Когда политические силы подобным образом характеризуют неприсоединившиеся к ним общественные круги, это лишь свидетельствует об их слабости, бессилии и отсутствии политического диалога, то есть в этом смысле я одинаково осуждаю высказывания всех политиков, унижающие любой круг общества.

                                                                               Анаит Чаликян

Back to top button