НАШИ ГЕРОИНовости

«Мне не хотелось бы стоять, опустив голову, перед ребятами в Ераблуре, потому что на передовой они победили, а мы в тылу потерпели поражение». Сестра погибшего на войне добровольца

На следующий день после начала войны, развязанной Азербайджаном против Арцаха, 33-летний Вардгес Манукян вызвался добровольцем, и в тот же день, 28 сентября, уехал на фронт.

Вардгес Манукян был снайпером, он погиб 4 октября в Гадруте при отражении турецко-азербайджанской агрессии. За совершенные на войне подвиги сослуживцы прозвали Вардгеса «Рэмбо».

Вардгес Манукян родился в 1987 году в Ереване, был младшим сыном в семье (у него есть сестра), не женат.

«Для моей мамы Вардгес был преданным сыном, для меня поддержкой во всем.

После смерти отца он был мужчиной в нашем дома … Вардгес был щедрым, добрым, храбрым, веселым человеком с чувством юмора.

28 сентября он записался в добровольцы и в тот же день отравился на передовую. На фронте Вардгес был старше своих сослуживцев-срочников, он был для них опорой, делился своими военными знаниями, навыками, поднимал боевой дух ребят, говоря, если они и погибнут, должны погибнуть как герои. Они не испугались, не побежали с поля боя, они понимали, что они герои и должны пасть смертью героев»,- в беседе с ГАЛА рассказывает сестра погибшего на войне снайпера Лилит Манукян.

Последний раз члены семьи разговаривали с Вардгесом 4 октября.

«Он звонил каждый день, мы не могли долго с ним разговаривать, секунд 10, не более того, это была война, мы не задавали много вопросов, он говорил, что все нормально. Он рассказывал, что 2-ого ночью они втроем захватили вражеский танк, что спит по полчаса в сутки, нет еды, потому что автомобиль не может приблизиться к месту их дислокации и доставить пищу или воду. Их позиция была одной из тех редких позиций, где они сражались лицом к лицу с противником, то есть они не были убиты ударами БПЛА, в основном они получали огнестрельные ранения.

Временами меня переполняет гордость, потому что не каждый может убить турка, а мой брат убивал наших врагов. Меня душит месть, потому что землю, еще теплую от пролитой крови моего брата, сдали.

После подписания документа о капитуляции, я думаю, ребята погибли зря.

Мне не хотелось бы стоять, опустив голову, перед ребятами в Ераблуре, потому что на передовой они победили, а мы в тылу потерпели поражение.

До войны в нашей жизни была динамика. Жизнь была расцвеченной, была цель, были мечты, мы жили гордо, как победители.

Жизнь моей семьи остановилась, особенно с 4 октября, горе нашей потери необъяснимо велико. Мы не знаем, где найти силы, но мы понимаем, что должны жить, жить и помнить о наших ребятах-героях, которые, не задумываясь ни на секунду, пожертвовали своей жизнью во имя нашей мирной жизни.

После войны жизнь остановилась. Теперь мы не знаем, где найти силы, чтобы жить, и таких, как мы, тысячи».

Анаит Чаликян

Back to top button
Close