Новости

«Если Мегри будет угрожать хоть какая-то стратегическая угроза, народ Армении избавится от 200-летнего российского присутствия на Южном Кавказе»

ГАЛА провела беседу с председателем Консервативной партии Микаелом Айрапетяном о текущей политической ситуации в Армении, возможности урегулирования кризиса и прошедшей в Москве 11 января трехсторонней встрече.

— Господин Айрапетян, как вы охарактеризуете внутриполитическую жизнь Армении, существует ли возможность или опасность государственного переворота?

— Внутриполитическая жизнь сегодня перенасыщена. Есть предреволюционная ситуация, как сказал бы классик: «Верхи не могут управлять по-старому, низы не хотят жить по-старому». В Армении революции не будет, как, к счастью, не было до сих пор. И, конечно, в таких странах, как наша, которые в одностороннем порядке находятся в вассальной зависимости, всегда есть опасность переворота. Я не уверен, что Россия сейчас инициирует представление под названием «Государственный переворот», а подавляющее большинство внутренних сил, которые служат российским интересам, не имеют ресурсов для настоящего переворота и не могут действовать самостоятельно.

— Кандидат на пост премьер-министра от оппозиционной политической силы Вазген Манукян использовал оскорбительные высказывания в адрес жителей Гюмри. Как вы оцениваете такое поведение?

— Вы знаете, ужасает получающая распространение психология советского «менталитета». Как филолог я очень хорошо понял, что господин премьер-министр вовсе не называл Шуши несчастным и безликим городом, он обязан был более четко сформулировать свои мысли. Но вы помните, как стали манипулировать этой мыслью во вред премьер-министру, и за приписанную ему мысль начали побивать его камнями и ругать? В данном случае произошло то же самое. Столь непристойное заявление Вазген Манукян сделал только в адрес преградивших ему путь граждан, при этом снова сработал отвратительный механизм, инцидент был представлен так, будто он оскорбил всех жителей Гюмри. Конечно, человек, имеющий опыт Вазгена Манукяна, должен был это учесть и более четко сформулировать свои мысли. Хотя, я считаю, что даже в адрес этих нескольких конкретных граждан он не имел права так говорить. Он вел себя так же высокомерно, как наш премьер-министр и депутаты НС.

Мы находимся в процессе всеобъемлющей вражды, ненависти и извращенности. Все винят всех, что может быть только частично оправдано всеобщей апатией, охватившей нас после такого поражения. Необходимо очень быстро изменить этот процесс, необходимо выбрать путь творчества. Но это не удается, потому что мы имеем дело с двумя сторонами одного и того же механизма ненависти: властью и оппозицией. Они существуют исключительно благодаря друг другу, друг без друга они просто задохнутся и исчезнут.

— Есть ли, на ваш взгляд, в Армении политическая сила, которая готова взять на себя ответственность в этой ситуации, чтобы обеспечить разрешение внутриполитического кризиса?

— Конечно есть. Неужели мы такого мнения о нашем народе, что он не способен создать патриотические политические структуры, для которых, вопреки трехстороннему незаконному заявлению не исчезло «понятие карабахского конфликта», и который остался только в надежде на сосуд, создающий и передающий всенациональную ненависть. Напротив, только эти сообщающиеся сосуды не являются порождением нашего народа, они чужеродны, это наемные слуги Российской Империи.

Империя теперь заполнила собой все внутриполитическое поле и отбросила настоящих детей Страны за обочину. Сейчас мы пытаемся сформировать политическую группу патриотов, настоящих детей Армении, которые готовы взять на себя полную ответственность.

Пока что имею право сказать только о Консервативной партии, да, мы готовы, мы работаем в этом направлении.

— Как вы оцениваете встречу, состоявшуюся 11 января в Москве? В ее адрес много критики. Каково Ваше мнение по этому поводу, как Вы думаете, какова цель программы запуска инфраструктур?

— К сожалению, я не увидел разумной критики. Опять же, это или только неоправданный телячий восторг или ослепленная ненавистью ругань, или упражнения мысли, не имеющие ничего общего с политикой. Во время той встречи в Москве Никол Пашинян публично сказал все, что мог сказать побежденный и осмеянный премьер-министр. Важно было поднятие вопроса возвращения пленных, выражение несогласия с российско-турецко-азербайджанским планом по вытеснению Минской группы ОБСЕ, намек на статус Арцаха, на что он осмелился. Если бы он был смелее, как в случае с бедным таможенником в связи с недостаточно достойным отношением к флагу, то есть в случае с обычным народом, он должен был сказать, что Армения прекращает любую двустороннюю или трехстороннюю встречу, до тех пор, пока не будет возвращен наш последний пленный или у похищенный. Тот, кто в условиях мира похищает людей, тот, кто держит заложников в обмен на условия, является террористом, а Армения не ведет переговоры с террористом. Лично я этого и не ожидал, следовательно, я удовлетворен его поведением.

Что касается закулисных договоренностях, ни у Вас, ни у меня информации нет. Проблема здесь совсем в другом. Если подойти объективно, побежденный премьер-министр не может говорить на равных с тем, кто лично его победил, унизил, насмеялся над ним, тем более что другой собеседник — Путин, который привел его к власти и победе над нами.

 Другая часть вашего вопроса, которая касается  открытия дорог,  то здесь не нужно искать заговоры. Конечно, было бы хорошо, если бы дороги открылись, но какой ценой? Я уверен, что цена вовсе не Мегри. Если Мегри будет угрожать хоть какая-то стратегическая угроза, народ Армении избавится от двухсотлетнего российского присутствия на Южном Кавказе. Как излишне присутствие России для грузин и азербайджанцев, так оно станет излишним и для нас, хотя, чтобы осознать это, нам понадобилось совершенное ею преступление в Арцахе.

— Никакого соглашения по возвращению военнопленных и других задержанных лиц не достигнуто. На Ваш взгляд, почему азербайджанская сторона затягивает обмен пленными, что делать армянской стороне?

— Я не уверен, что нет закулисных договоренностей относительно военнопленных и похищенных в условиях российского мира армян. Во-первых, кажется, что мы уже передали последнего азербайджанского пленного, так что не может быть и речи об обмене, речь только о возврате. Во-вторых, Азербайджан пытается использовать пленных армян в качестве рычага, чтобы контролировать даже политические процессы в Армении, поощряя или гася массовые настроения протеста или недовольства, демонстраций, столкновений. Чтобы иметь возможность сохранить власть в соответствии с указаниями Его Величества Путина, попавший в двойную ловушку премьер-министр нашей страны, взамен возвращения пленных должен будет пойти на серьезные стратегические уступки (сдача дорог, населенных пунктов, высот военного значения, принятие условий, вытекающих из интересов Азербайджана по блокаде дорог и т. д.).

Если бы у армянской стороны были бы хоть крохи независимости, она должна была немедленно передать полномочия по ведению переговоров с российско-азербайджанской стороной от имени первого лица тому, кто не несет ответственности за поражение, кто лично пожизненно не зависит от лидера России и имеет международный престиж, а такие, слава Богу, есть.

Армянская сторона должна немедленно обратиться к ООН, к руководителям стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, к ЕС, к сотрудничеству Исламских стран, к Красному Кресту и ко всем международным гуманитарным организациям: она должна каждый день подавать сигнал SOS, иначе, в одностороннем порядке сдаваясь на российско-азербайджанскую милость, мы участвуем в пытках наших братьев и сестер в азербайджанских тюрьмах.

                                                                                          Анаит Чаликян

Back to top button
Close