НАШИ ГЕРОИНовости

«Цолак готовил семью к этому дню … он выполнил боевую задачу, прекрасно понимая, что шансы на выживание после полета очень малы»

Цолак Хачатрян родился в селе Спандарян Ширакской области. Окончил военный авиационный университет имени Арменака Ханперянца. Летчику из Ширака было 30 лет, он был женат, имел 2 детей (6 лет и 5 месяцев).

С самого первого дня войны герой из Ширака выполнял боевые задачи, в основном перевозил раненых. Цолак Хачатрян погиб 14 октября при выполнении специального боевого задания, прекрасно понимая, что шансы на выживание после полета очень малы.

Добрый, заботливый, отзывчивый. Так характеризует своего погибшего в Арцахской войне брата-летчика Давид Хачатрян

 «С ранних лет Цолак поставил перед собой цель стать летчиком, летать, подняться в воздух было его мечтой, потому что мой отец работал за границей, и каждый раз, когда мы видели в небе самолет, мы связывали его с отцом. То есть, если летит самолет, значит, в нем летит папа», — в беседе с телекомпанией ГАЛА рассказывает брат Цолака Хачатряна  Давид.

«Цолак был добрым человеком, старался всем помочь, даже тем тем, кто, грубо говоря, не стоил этого. Всю свою сознательную жизнь я стремился быть похожим на своего брата … Его семья была очень сплоченной, идеальной. Он жил для своих детей, делая каждый обычный день праздником для своей семьи. Цолак готовил семью к этому дню, прекрасно зная, что этот день наступит. Он всегда подчеркивал, что собирается умереть героем, он говорил, что, возможно, однажды его не будет, но это не для него», — рассказывает брат погибшего пилота.

Давид говорит, что после смерти отца главой семьи был Цолак, они обсуждали друг с другом любой вопрос, Цолак должен был быть в курсе всех вопросов.

«Не потому, что он этого хотел, а потому, что мы воспринимали его как главу семьи. Потом у Цолака появилась  своя семья, у меня своя, но традиция осталась неизменной. Я не принимал решений без того, чтобы не посоветоваться с ним», — продолжает Давид».

 «Быть братом героя — с одной стороны, гордость, с другой — боль от сознания того, что его уже нет, больше я не расскажу ему о своих решениях, не услышу его мысли. Это очень сложно, но мой брат герой, и этим все сказано. Любой человек в какой-то момент озлобляется, но когда понимаешь, во имя чего или кого он погиб, все меняется… », — говорит в заключение брат героя-летчика.

                                                                                                 Анаит Чаликян

Back to top button