Новости

«Все в твоих руках, и ты можешь изменить, можешь сделать, чтобы было так, как тебе хотелось бы». Это последние слова погибшего на Арцахской войне добровольца

Артем Саргисович Коланджян родился в Ереване, он был первым сыном в семье (есть младший брат). Артем Коланджян по профессии музыкант, узнав о войне, не раздумывая, он записался в добровольцы и уехал на фронт.

3 октября Артема повезли в Лусакерт, затем 16 октября перевели в гадрутскую военную часть Арцаха, где он участвовал в жарких боях. 27-летний доброволец погиб 22 октября при отражении турецко-азербайджанской агрессии. Молодой доброволец был участником и в Апрельком блицкриге 2016 года.

«Артем пошел добровольцем и на четырехдневную войну в апреле, и тогда мы не знал, что он хочет пойти или пойдет на войну. Он поехал и только потом сообщил нам, тогда он с нами не советовался. В этот раз мы не говорили ему ехать или не ехать, потому что, если он чего-то хотел, он это делал, другого варианта не было и не могло быть. Артем был жизнерадостным и добрым человеком. Он всегда говорил «любите жизнь», он тоже очень любил жизнь. Все любили Артема, Артем любил всех и вся, и это положительно. У Артема я научился всему… говорить, здороваться с людьми, уважать и ценить людей, словом, всему. Он был оптимистом, никогда не думал о плохом, никогда не позволял мне и маме думать о плохом. Артем не давал нам унывать, и даже во время войны он продолжал поддерживать наш дух, вместо того, чтобы это делали мы. Он всегда смотрел на меня и спрашивал: «Все в порядке, Дав, ты все правильно делаешь?», — в беседе с телекомпанией ГАЛА рассказал брат погибшего на Арцахской войне добровольца Давид Коланджян.

«Он был упрям, иногда у нас по некоторым вопросам возникали разногласия. После всего этого, живя без Артема, я понял, что он всегда был прав в тех вопросах, по которым наши мнения не совпадали. Когда думаю о том, что я брат героя, в глубине души, я понимаю, что мне это не нужно, мне нужен мой брат. Но и в этом случае я осознаю, если он хотел уйти, а это было его желание, значит это было для него правильным, другого варианта нет. Последний раз я разговаривал с братом 18 октября. Он написал: «Все в твоих руках, и ты можешь изменить, ты можешь сделать, чтобы было так, как тебе хотелось бы». Я сказал, что знаю, а он ответил, что знать мало, надо понимать, в конце я поставил 2 смайлика, но он не видел, это был наш последний разговор», — говорит Давид.

Давид Коланджян говорит, что он чувствует боли от потери брата, но не озлобляется, потому что научился у брата независимо от ситуации не озлобляться.

«Мы безмерно гордимся им, гордимся тем, что он достиг такого уровня сознания, что боролся со смертью…, пошел на войну. Мой брат был сильным, а не обычным человеком», — сказал в заключение брат героя.

Back to top button