Новости

«Никол Пашинян подписал этот документ будучи глубоко подавленным, не оценив ситуацию должным образом. Это соглашение, ведущее к новой войне». Председатель партии «Наследие» Н. Дилбарян

«Премьер-министр принял единоличное решение выйти из формата сопредседателей Минской группы ОБСЕ, подписать это трехстороннее соглашение только с Россией (Россия привела с собой Турцию). Я думаю, что это почти по всем пунктам какое-то абсолютно неприемлемое письменное соглашение, закрепленное подписями этих трех людей», — заявила в беседе с телекомпанией ГАЛА председатель партии «Наследие» Нарине Дилбарян, комментируя трехстороннее заявление, подписанное премьер-министром РА Николом Пашиняном.

По мнению Нарине Дилбарян, Никол Пашинян подписал документ будучи в глубоко подавленном состоянии, не оценив ситуацию должным образом. Это соглашение, ведущее к новой войне.

«Премьер-министр не проконсультировался с другими законодательными и конституционными институтами Армении. Следовательно, у нас есть полная возможность отменить трехсторонний документ этого соглашения, но не с целью продолжения войны, а для того, чтобы выйти из поражений на более или менее проармянскую позицию. Здесь важно то, что никто не объявлял войну Армении, но мы обеспечили коридор через Мегри, дороги через Мегри, железную дорогу беспрепятственного передвижение Турция-Нахичевань-Азербайджан, и эта дорога не подконтрольна Армении, ее будут контролировать российские спецслужбы. Болезненные компромиссы превратились в необъяснимые уступки, они снова пытаются ввести народ в заблуждение, якобы они предотвратили худшую войну. Премьер-министр не сумел устоять под давлением и по непонятным причинам вышел из формата Минской группы ОБСЕ», — подчеркнула Дилбарян.

По ее словам, премьер не дает никаких объяснений, кроме обвинений, использует механизм насилия против всех оппозиционеров.

«Все выдвигаемые им обвинения заключаются в том, что те, кто хочет отменить этот документ, хотят войны. Я должна сказать, что мы совсем не хотим войны, но мы хотим подчеркнуть тот факт, что подписанные пункты вообще не подлежат выполнению ни технически, ни в других отношениях. Освободить от населения Карвачар за короткий промежуток времени: у людей есть имущество, там есть раненые, есть больные, это даже технически невозможно. Другими словами, что думал Никол Пашинян при подписании документа, известно только непонятным силам. Вместо того, чтобы объяснять, почему он это сделал, он рассказывает нам очередной миф, будто он сделал это, чтобы спасти нас, он сделал это для признания Арцаха. Все виноваты, они показали себя не с лучшей стороны, то есть власть явно парализована», — продолжила председатель партии «Наследие».

«Мы 2 дня предлагаем созвать совместное внеочередное заседание парламента, в повестке дня которого может быть один вопрос – отмена этого документа, после чего мы обратимся в КС, КС посчитает его отмененным, и мы начинаем переговоры. Наша партия убеждена, что президент республики может взять на себя миссию переговоров, вынести пункт, касающийся Мегри, выяснить, почему мы должны выйти из Карвачара. Кроме того, необходимо полностью изменить сроки. В чьем больном воображении родилась эта программа?», — подчеркнула она.

По словам Дилбарян, в пункте о Мегри, вообще, нет никакой логики.

«Хочу с сожалением отметить, что когда произошло 27 октября, многие как раз говорили о том, что Вазген Саргсян был против этого плана: дать дорогу через Мегри, то есть создать турецкий союз Турция-Нахичевань-Азербайджан. Сегодня Россия по неизвестным причинам, на мой взгляд, даже вопреки своим интересам, вынудив Пашиняна подписать соглашение, подписала меморандум с Турцией, согласно которому они создают российско-турецкий центр контроля за прекращением огня, пытаясь через Пескова, Лаврова и Захарову убедить, что турецкие миротворцы не будут дислоцироваться в Арцахе, а будут размещены в Азербайджане. Мгновенно, договор еще не вступил в силу, Карвачар — это уже Азербайджан, все — Азербайджан, у нас ничего нет»,- заявила Дилбарян.

По ее словам, во время войны людей не мобилизовали, сегодня они хотят сказать, что мы оставили 18-20-летних детей одних.

«Это не мы, а политическая власть оставила этих детей одних», — сказала в заключение руководитель партии «Наследие».

Анаит Чаликян

Back to top button