Новости

«Когда я увидел свою кровь на этой земле, я понял, что эта земля не может быть отдана нашему врагу»

«27-го утром, когда началась война, я был в окопах, на боевом дежурстве. Они выпустили первый снаряд, затем начали атаку танками. Мы сражались семь дней, а на восьмой день попали в окружение. Я получил огнестрельное ранение в спину.

Моя служба проходила очень хорошо. И командование воинской части, и наши друзья  были мне очень близкими людьми, которых я потерял на войне, моим командиром был Вардгес Минасян — Вкул из Гюмри, который пожертвовал жизнью — во имя своих солдат, во имя Родины.

Как было всегда, армян убивали во время нападения, и на этот раз они начали сражение тем же почерком, но на этот раз армяне не будут убиты, армяне не будут сломлены. Мы победим, и это однозначно, потому что у нас есть такие ребята … Жду, что  скоро выздоровлю и присоединись к своим братьям», — рассказывает в беседе с телекомпанией ГАЛА солдат-срочник Армен Гагикович Асатрян.

Армен Асатрян родился в селе Хнаберд Арагацотнской области. Учится в Ереванском государственном институте театра и кино. Он служит в воинской части Джебраила и через два месяца завершит обязательную военную службу.

«Если до войны были люди, с которыми отношения не складывались, во время войны это проходит, все становятся друг другу близкими братьями, делятся друг с другом куском хлеба, кто-то ценой жизни идет за водой, и не знаешь, вернется ли, мы молились, чтобы ребята вернулись. Временами мне кажется, что я соскучился по окопной жизни. Война заставляет многое понять, в бою ты видишь настоящую силу духа, настоящего бойца. Человек, от которого ты никогда не ожидал, может спасти тебя, помочь тебе, в этот момент сражаться рядом с тобой. Я потерял много друзей и родных, я много выстрадал, но мы не теряем надежды, теперь наша единственная надежда — Бог.

Я прошел через 7-дневное  испытание, и все 7 дней моей единственной надеждой был Бог, моя вера спасла меня », — продолжает Армен.

«Гарантия нашего успеха — это наша вера, наше единство. Самое трудное на поле боя — паника. На границе паники нет, чего не скажешь о людях, и эта паника уже ломает … мы, возможно, сейчас ослаблены физически, но когда ты ослаблен морально, тогда поражение неизбежно. Я очень чувствительный человек, но когда приходили и говорили, что кто-то погиб, на меня находило оцепенение.  Погиб друг моего детства, я очень тяжело пережил, но во время потерь придает  силы мысль о том, что это война, на войне плов не раздают, мы воюем за Родину, мы пролили кровь за свою землю. Когда я увидел свою кровь на этой земле, я понял, что эта земля не может быть отдана врагу.  Земля, где пролилась моя кровь и кровь моих братьев, просто не может принадлежать туркам», — подчеркивает Армен.

Армен Асатрян рассказывает, что несколько дней назад он отпраздновал свое 20-летие, он говорит, что лежавшие с ним раненые ребята преподнесли ему сюрприз, пришлось три раза задувать свечи на торте, и все три раза он загадывал одно и тоже желание:

«Мир … Не знаю, доходят ли наши молитвы до небес. Пусть никто не увидит того, что мы видели в эти дни, мы видели то, чего вы не увидите в самом страшном фильме. Каждую минуту перед твоими глазами идет борьба  между жизнью и смертью, и ты не устаешь сражаться за жизнь, но ты сражаешься не за себя, а за своих близких.

Мы обязаны жить, и если Бог нас спас, значит, у нас еще есть дела, мы должны их сделать », — сказал в заключение Армен Асатрян.

                                                                                                  Анаит Чаликян

Back to top button
Close