Новости

«Именно в результате этого давления сегодня Ильхам Алиев впервые заявил, что готов сесть за стол переговоров без предварительных условий».

«Фактически, и нам, имеждународному сообществу, и странам-сопредседателям Минской группы ОБСЕ ясно, что вести переговоры с Алиевым и Эрдоганом, то есть с двумя террористическими странами, просто невозможно», — сказала в беседе с телекомпанией ГАЛА член парламентской фракции «Мой шаг» Гаяне Абраамян, сославшись на нарушение Азербайджаном режима прекращения огня.

По словам депутата, с дипломатической точки зрения, для армянской стороны было важно, что в очередной раз было констатировано, и международное сообщество фактически увидело это, что в течение последних 30 лет представленное Азербайджаном сосуществование азербайджанцев и армян невозможно,.

«Сосуществование с людьми, которые готовы бомбить больницу, родильный дом, убивать детей и т. д просто невозможно, и это четко зафиксировано. Думаю, что три проваленных попытки прекращения огня в конечном итоге приведут к тому, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ поймут, что другого выхода, кроме санкций и довольно серьезных санкций, нет. Я думаю, что именно в результате этого давления сегодня Ильхам Алиев впервые заявил, что готов сесть за стол переговоров без предусловий».

На днях в своем видеообращении премьер-министр говорил о «болезненных компромиссах». На вопросы, что он имел в виду и готово ли наше общество к этим «болезненным компромиссам», Гаяне Абраамян заявила:

Гаяне Абраамян

«Сказанное премьер-министром было  адресовано нашим международным партнерам, чтобы они услышали, что мы конструктивны, это те компромиссы, о которых в течение 30 лет договаривались бывшие президенты Армении, —  это компромиссы, которые за столом переговоров они рассматривали как возможное решение. В сегодняшней ситуации это решение не может рассматриваться нами как возможное, поскольку ясно, что ранее обсужденные, ранее согласованные компромиссы сегодня не воспринимаются и Азербайджаном, потому что они хотят территорию за территорией, их аппетиты возросли. Сегодня для нас единственное решение проблемы — статус Арцаха, его независимость согласно формуле «отделение во имя спасения».

Я думаю, что Владимир Путин сделал очень важное заявление, сказав, что эта война не территориальная, она началась с Сумгаита.

 Я сама в течение нескольких лет говорила, что за столом переговоров хронология Арцахского конфликта начинается не с того места. Учитывалась хронология 1991-92 гг., поэтому конфликт рассматривался как территориальный вопрос, в то время как война началась с Сумгаита. Это заявление Путина было очень важным, потому как сегодня мы говорим о геноциде, этнической чистке, то есть о том, что произошло в Сумгаите. Сегодня мы видим, что в мировосприятии, в восприятии всех сопредседателей Минской группы ОБСЕ контекст нагорно-карабахского конфликта как таковой полностью изменился: из территориального вопроса он превратился в борьбу за выживание, о чем мы всегда говорили, наконец, и это восприятие наконец сформировалось.

Комментируя заявление Никола Пашиняна о том, что на данном этапе вопрос Арцахского конфликта не имеет дипломатического решения, депутат от правительства заявила: «Мы заявляем, что мы конструктивны, мы готовы сесть за стол переговоров, но то, что требует оппонент, что требует Алиев ради сохранения своей диктатуры, для нас невозможно,   неприемлемо. Поэтому в данном случае образовался дипломатический тупик, и поэтому говорится, что мы должны доказать свое право на существование на поле боя.  Именно наша армия на поле битвы принудит мир, который в будущем мы зафиксируем на дипломатическом фронте, отстаивая независимость Арцаха. То есть, за столом переговоров это будет нашим основным требованием. В прошлом, по большому счету, согласно Мадридским принципам, Казанскому документу, плану Лаврова, переговоры шли при условии передачи территорий, что для нас в данном случае неприемлемо», — заявила депутат.

«Неопределенный статус чреват опасностью того, что Арцаха и вообще армян Армении не будет. Именно в этом причина того, что говорится, что на данный момент дипломатического решения нет, потому что предлагаемые нам дипломатические решения в данный момент для нас неприемлемы. Но мы по-прежнему готовы сесть, поговорить, объяснить, что, если Арцах не обретет независимость, если Арцах не отделится во имя спасения, мы можем оказаться в бесконечной войне», — сказала в заключение Гаяне Абраамян.

Анаит Чаликян

Back to top button
Close