Новости

Способом остановить угрозу геноцида -признание независимости Нагорного Карабаха международным сообществом. Никол Пашинян в интервью La Republicа

Премьер-министр Никол Пашинян дал интервью итальянской газете La Republica, которое мы приводим ниже.

«Возвращение турок на Южный Кавказ означает возобновление совершенного век назад геноцида армян, когда Османская империя уничтожила 1,5 млн человек», — сказал премьер-министр Никол Пашинян.

«Поощряемая Турцией агрессия Азербайджана против Нагорного Карабаха, является террористической войной против народа, борющегося за свою свободу», — продолжил Пашинян.

La Republica — Господин премьер-министр, вы вернулись с фронта несколько часов назад. Какая там ситуация?

Премьер-министр Никол Пашинян — Азербайджанцы без разбору бомбят города и села, особенно поражая мирное население, которое вынуждено покинуть свои дома и укрыться в убежищах. Между тем на поле боя идут ожесточенные бои, но армяне сопротивляются, и могу сказать, что у азербайджанской армии нет стратегических успехов.

La Republica — Вы подтверждаете прямое участие Анкары?

Премьер-министр Никол Пашинян — Думаю, это уже доказанный факт, чтобы обосновать это, достаточно взглянуть на прямые публичные заявления. Не говоря уже о том, что New York Times вчера опубликовала информацию о присутствии турецких самолетов F-16 в аэропорту Гянджи. В этот период мы предупреждали, что в боевые действия вовлечены турецкие F-16, это отрицалось, но, в конце концов, это было фактически доказано. И также очень важно зафиксировать публичные заявления, которые делали и делают высокопоставленных турецких чиновников.

Приведу вам пример: президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и министр иностранных дел делают заявление о немедленном прекращении огня, Турция заявляет, что надеется, что Азербайджан не прекратит боевые действия. С другой стороны, она заявляет, что поддерживает Азербайджан как в дипломатической сфере, так и на военном фронте.

La Republica —А что скажете по поводу находящихся на фронте сирийских террористов?

Премьер-министр Никол Пашинян — В настоящее время международно признано, что Турция, чтобы помочь азербайджанцам, перебросила из Сирии джихадистов. Вот почему бои ведутся и против  терроризма по всей линии фронта, где цивилизация противостоит варварству. Армения и Нагорный Карабах — последнее препятствие на пути экспансионизма Анкары. Если международное сообщество не вмешается в ближайшее время, оно скоро увидит турок у ворот Вены, как это было с османами в 17 веке.

La Republica — Чего вы ждете от международного сообщества?

Премьер-министр Никол Пашинян — Прежде всего, признать, что Нагорный Карабах подвергся нападению со стороны Азербайджана, чьи войска в течение месяца проводили совместные учения с турецкими войсками. Нужно осознавать опасность, которую представляют джихадисты, находящиеся в зоне боевых действий. Следует констатировать, что армяне Нагорного Карабаха находятся под угрозой геноцида, и способ остановить эту угрозу — признание международным сообществом и европейскими странами независимости Нагорного Карабаха.

La Repubblical — Вмешается ли Москва в ближайшее время, в случае, если можно так выразиться, ходатайства Армении?

Премьер-министр Никол Пашинян – Россия имеет перед Арменией определенные договорные обязательства по обеспечению ее безопасности, которые должны действовать при определенных условиях и при определенных обстоятельствах. И в случае возникновения соответствующих обстоятельств я уверен, что Россия выполнит свои договорные обязательства перед Арменией. Хочу отметить, что Россия также является сопредседателем Минской группы ОБСЕ, Минская группа ОБСЕ — единственный формат, в котором проходят переговоры по карабахской проблеме. И это тоже нужно учитывать. И президент Российской Федерации вчера также заявил, что Россия выполнит свои обязательства перед Арменией по обеспечению безопасности в случае такой необходимости.

La Republica — Армения и Нагорный Карабах — это не одна нация?

Премьер-министр Никол Пашинян – Этнически мы – одна нация, разницы нет. Мы говорим на одном и том же языке, исповедуем одну и ту же религию. То есть, нет никакой разницы между армянами, живущими в Карабахе и армянами, живущими в Армении.

La Republica — Нагорный Карабах независим почти 30 лет. Почему его не признает ни одна страна мира, включая и Армению?

Премьер-министр Никол Пашинян – В случае с Арменией дело обстоит иначе. Конечно, мы обсуждаем эту возможность, но случай признания Армении мало что изменит с точки зрения международных отношений, потому что мы де-факто признали, и у нас установлены отношения. Международное признание в плане разрешения конфликтов изменит ситуацию. Это и есть причина того, что я считаю, что в этой ситуации наиболее эффективным дипломатическим способом остановить этот террористический акт является признание независимости Нагорно-Карабахской Республики международным сообществом.

La Republica – Что готов уступить?

Премьер-министр Никол Пашинян — Нагорный Карабах всегда заявлял, что готов к компромиссу, но Азербайджан никогда не хотел вести переговоры. Последний раз это было в 2014 году, когда Баку отказался подписать возможное мирное соглашение, поскольку это означало бы признание права армян Нагорного Карабаха на самоопределение. Баку хочет вернуться к статус-кво до войны за независимость 1991 года.

La Republica – Для такого пацифиста, как вы, должно быть непросто пойти на линию фронта в шлеме и униформе, потому что вы говорите, что вас вдохновляли Ганди, Мартин Лютер Кинг, Мандела.

Премьер-министр Никол Пашинян — Когда есть террористическое нападение, ты вынужден отреагировать. Сегодня армяне Нагорного Карабаха должны защищать свое право на жизнь. Безусловно, необходимо участие международного сообщества, иначе джихадистская угроза распространится повсюду, поскольку я уверен, что азербайджанцы не смогут контролировать прикрепленных к ним Анкарой исламистов. По нашим данным, приехав в Азербайджан, они с самого начала попытались запретить продажу алкоголя и ввести законы шариата.

La Republica — В эту войну Вы вовлечены и как личность.

Премьер-министр Никол Пашинян — Да, потому что мой сын, которому 20 лет, только что уехал на фронт добровольцем.

 

Back to top button
Close