Новости

Овцы, горы, вечность и — Covid

Как выживают езиды Армении — этническое меньшинство, которому за четверть века так и не удалось преодолеть тяготы 90-х годов и на которое теперь обрушился корона-кризис

Чужаков здесь не бывает
Приехать незамеченным в село Тлик на границе Армении и Турции невозможно. Слух о чужаках мгновенно разносится среди местных жителей, многие из которых давно поджидают оказии – попутной машины в районный центр.

Но приезжие бывают здесь очень редко, даже рутинные в других местах предвыборные визиты чиновников случаются нечасто.

“Приезжал однажды губернатор, я даже не знаю, как его зовут. Приехал на машинах, они сделали круг вокруг сельской администрации и уехали. Я пошел было посмотреть, но не успел — они уже уехали. Губернатор даже из машины не вышел, чтобы поздороваться с людьми, — вспоминает Сережа Халатян, один из представителей шести семей, проживающих в селе Тлик.

Вопросов к власти у тликцев немало. Проведут ли в село газ? Построят ли магазин? Медпункт? Детсад? Наладят ли транспортное сообщение с городами? Наконец, снабдят ли людей питьевой водой? Да хоть бы и только технической!

Эти вопросы остаются без ответа уже четверть века – с тех пор, как Армения стала независимой. Тогда новое государство накрыл тяжелый кризис, но большинство остальных провинций постепенно с ним справились и зажили более или менее нормальной жизнью.

А Тлик до сих пор не вышел из оцепенения.

“Вот приехали бы вы дней десять назад, видели бы, как мой ребенок подсолнухи поливает – из лужи”, — говорит Сережа Халатян.

Будет дождь – будет и урожай
Воду для полива Тлик набирает из реки Ахурян. Ее перекачивают насосами в цистерну, которая быстро опустошается. Насосы некачественные, несколько раз в году их приходится ремонтировать. На починку скидываются всей деревней, но чтобы собрать необходимую сумму каждый раз нужно время.

Воду из цистерны используют для полива огородов, поля, засеянные ячменем, поливает дождь. В засушливое лето урожай погибает. Питьевую воду в Тлике нужно покупать – ее запасы приходится пополнять несколько раз в месяц – и это удовольствие не из дешевых — за 40 литров нужно заплатить почти доллар. Для многих сельчан сегодня, в разгар кризиса, связанного с пандемией, единственный доход -– это пенсия размером в 40 тысяч драм (примерно 80 долларов). В общем, воду экономят.

Все жители села — езиды по национальности. Они родились и выросли в Армении, хотя их предки родом из северной части Ирака. По разным данным, в мире насчитывается до 2 миллионов езидов, причем большинство разбросано по странам Европы (в том числе, и в Украине – здесь зарегистрированы 3 тысячи езидов). В Армении живут примерно 35 тысяч человек, здесь есть примерно 20 сел, полностью заселенных езидской общиной. Тлик — лишь одно из них.

Бог и 7 ангелов
Езиды исторически испытывали притеснения со стороны мусульманского большинства в Ираке, а в 2014 году подверглись жестокому преследованию террористической группировкой “Исламское государство”, захватившей иракский город Синжар.

“В Синджаре и окрестностях жили проживало около 700-800 тысяч езидов. Были убиты около 20 тысяч езидов, более 5 тысяч езидских женщин и девушек были похищены и подверглись сексуальному рабству. Многие езидки до сих пор остаются заложницами и рабынями”, — говорит Мурад Шамоян — аналитик медиаагентства Xirat.com, которое посвящено новостям езидской общины Армении и защите прав этого этнического и религиозного меньшинства.

Надя Мурад, Одна из езидских пленниц “Исламского государства”, имела мужество рассказать о пережитом в интервью “Новой газете” в 2016 году. Два года спустя Наде вручили Нобелевскую премию мира за вклад в борьбу с сексуальным насилием во время вооруженных конфликтов.

Акналич — одно из езидских сел Армении, оно расположено в 35 километров от армянской столицы. Здесь находится крупнейшая в мире святыня езидов- Храм Таусе-Малака и семи ангелов.

“Езиды верят, что бог создал 7 ангелов и назначил главным Тауса Малака. Храм символизирует этих 7 езидских ангелов, поэтому у него 7 куполов, а главный символизирует Тауса Малака,” — говорит Мурад Шамоян, — этого архангела обычно изображают павлином. Верующим нужно поклониться и его, многие при этом загадывают желание. В храме обычно бывают разноцветные лоскуты, после того, как свяжешь их, загадываешь желание. Езиды верят, что оно сбудется”.

Храм в Акналиче построили на средства российского бизнесмена, уроженца Акналича Мирзы Слоян. В прошлом году он умер, похоронен во дворе храма.

Религия езидов — езидизм. Исследователи отмечают, что она сочетает в себе элементы зороастризма, христианства, иудаизма и ислама. Своей главной святыней езиды считают Лалеш, храм, расположенный недалеко от Мосула, Ирак.

Живущие в Армении езиды не часто жалуются на притеснения, но периодически такое случается. Так, представители езидской общины жаловались, что их детей заставляли молиться в школах и предлагали сделать «Историю армянской церкви» предметом по выбору, чтобы не нарушались права учеников-нехристиан. С 2020 года предмет изъяли из общеобразовательной программы.

Опасное лето

До пандемии коронавируса многие езиды, как и другие жители Армении, зарабатывали сезонной работой в России. С закрытием границ оказалась недоступной и эта работа и традиционный промысел езидской общины – животноводство.

Крупный и мелкий рогатый скот, который разводят армянские езиды, пользовался спросом за границей – в Грузии, Иране, арабских странах. Летом езиды-пастухи вместе с семьями переселяются в “яйла” — высокогорные пастбища. Здесь много сочной травы для животных, но очень неустроенный быт для сопровождающих их людей. Вообще, лето в яйла полно подвохов и опасностей: пастухи рассказывают о частых нападениях волков – и на стада, и на людей. В этом году из-за закрытых дорог пастухи почти ничего не получают взамен:

“Раньше овец покупали иранцы и арабы, а сейчас уже нет. Сейчас все наши парни в горах, мы с ними постоянно поддерживаем связь по телефону, ягнята остались, их не забирают. Шерсть даже выбрасывать приходится”, – говорит Сережа Халатян.

Пожилые овцеводы, естественно, ностальгируют по советскому прошлому – времени, когда мясо, молоко, шерсть в больших количествах сдавались на государственные фабрики, животноводы имели стабильный заработок, а в селе было шумно и многолюдно.

“Осталось шесть домов всего, все разъехались. Никому нет дела до этого села, столько помощи идет из-за границы в Армению, но до нас ничего не дошло”, — говорит Сурик Халатян.

И он, и остальные жители Тлика считают, что при минимальном содействии государства жизнь в селе еще может возродиться, ведь езиды не требуют ничего несбыточного: только воду, транспорт, дороги, медицинское обслуживание.

При поддержке “Медиасети”

Back to top button
Close