Новости

Интервью главы МИД Армении Зограба Мнацаканяна информационному агентству “Интерфакс”

Вопрос: Недавнее обострение на армяно-азербайджанской границе не первое в истории, но, кажется, впервые оно сопровождается этническими столкновениями между армянами и азербайджанцами в разных городах мира, в том числе в Москве. Чем вы это объясняете? И что надо предпринять, чтобы избежать таких инцидентов в дальнейшем?

Вопрос: Прискорбно   наблюдать разжигание атмосферы ненависти не только в нашем регионе, но и попытку перенести ее за пределы региона.  Важным принципом для Армении в процессе мирного урегулирования является приложение максимальных усилий для создании атмосферы, способствующей миру. Невозможно вести мирный переговорный процесс при наличии атмосферы ненависти, риторики войны и угрозы применения силы. Бессмысленно ожидать,  прогресса в переговорах, когда Азербайджан, с одной стороны, разжигает ненависть, с другой стороны, на словах, стремится к миру. Невозможно, в условиях «армянофобии», воинствующей риторики, предполагать, что мы можем иметь реальный прогресс в переговорах.

Вопрос: Так что же делать, чтобы избежать таких столкновений в дальнейшем?

Ответ: Во-первых, должно быть осознание необходимости мирного процесса. Должна быть политическая воля, и должны быть конкретные меры. Мы ведем переговоры в том числе относительно различных конкретных шагов, которые способствуют снижению этой риторики и эскалации ненависти. Этот блок имеет конкретное наполнение,  есть масса предложений с нашей стороны, со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ.  Все эти идеи надо осуществлять.

У нас есть хороший пример, когда в прошлом году мы смогли реализовать проект по обмену журналистами из Баку, Еревана и Степанакерта.  Результаты, возможно, были,  скромные, но очень важные.  Это – важная часть всего мирного процесса.

Вопрос. Но обострение, которое случилось недавно, было, кажется, наиболее интенсивным за последние 30 лет. Почему, по-вашему, не срабатывают Мадридские принципы? В чем причина постоянных обострений?  

Ответ: То, что произошло 12 июля, фактически было повторной попыткой после апреля 2016 года применить силу, и путем военных действий навязать односторонние уступки Армении и Арцаху (Нагорный Карабах- ИФ). 12 июля было совершено нападение на наши пограничные посты, на северо-востоке Армении, в Таушской области.  Было применено значительное количество вооружений, техники, в том числе обстрелам подверглось мирное население и гражданская инфраструктура. Армения дала решительный отпор этой агрессии, еще раз подтвердив, что военного решения этого конфликта нет. И Армения, и Нагорный Карабах имеют достаточно сил, достаточно ресурсов для обеспечения своей обороны и своей безопасности и сокрушительный отпор июльской агрессии Азербайджана это ещё раз подтвердил.

Вопрос. Есть мнение, что Армении в принципе и не очень нужно урегулировать вопрос с Нагорным Карабахом, мол, земли взяли, и выгоден статус-кво. Как вы это прокомментируете?

Ответ. Я не могу согласиться с этим мнением. И Армения, и Нагорный Карабах заинтересованы в стабильном мире в регионе. Это возможно путем достижения мирного соглашения, основанного на компромиссах. Односторонние уступки исключаются, они не могут иметь перспектив. И мы не можем быть заинтересованы в ситуации, когда мир и безопасность в регионе не имеют стабильных долгосрочных основ. В этом смысле мирный переговорный процесс для нас был и остается важным приоритетом для разрешения этого конфликта.

Ответ: Как вы оцениваете роль Минской группы ОБСЕ? Она существует давно. Но вот уже 30 лет конфликт не улажен. Что вы думаете о роли России как сопредседателя Минской группы ОБСЕ? Согласны ли вы с тем, что надо менять формат переговоров?

Ответ: Начиная с середины 90-х годов, формат сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которая включает Россию, США и Францию, был и остается единственным форматом переговорного процесса. И он имеет конкретные результаты. Это формат, признанный международным сообществом, который включает  три постоянных члена Совета Безопасности ООН. Три страны, которые имеют достаточно сильный ресурс – политический, дипломатический, для того, чтобы реализовывать функцию посредничества. Вовлеченность этих стран остается очень прочной.

За эти годы был выработан целый механизм, целый каталог различных параметров и подходов, которые обеспечивают те рамки, где возможно выработать компромисс. Осязаемый и реальный компромисс. Мы в этом смысле продолжаем и будем продолжать поддерживать этот посреднический формат. Российская Федерация является одним из сопредседателей Минской группы. Усилия российской стороны были очень эффективны, это проявилось и во время событий в июле, и до них. Я уверен, что вовлеченность России на всех уровнях подчеркивает ту серьезность, которая у России есть относительно этого процесса, и тот важный вклад, который Россия обеспечивает вместе с другими сопредседателями в работе над мирным урегулированием. Здесь у нас не возникает никаких вопросов, и всякие попытки ставить под сомнение работу сопредседателей, которая, кроме всего прочего, является важным сдерживающим фактором с точки зрения эскалации, а также надавить на существующий формат, неприемлемы.

Вопрос: Глава МИД России сообщил, что сопредседатели Минской группы работают над тем, чтобы организовать встречу глав МИД Армении и Азербайджана. Вы готовы встретиться с главой МИД Азербайджана?

Ответ: За прошедший период, включая последние два года, была сделана достаточно большая работа со стороны сопредседателей в различных направлениях. Это включало непосредственно вопросы урегулирования, вопросы, касающиеся основополагающих параметров достижения компромисса, а также вопросы, касающиеся атмосферы способствующей миру, в частности проекты, которые могут способствовать подготовки народов к миру. Очень важным направлением работы остается усиление режима прекращения огня и внедрение международных постоянных контрольных механизмов. Мы остаемся приверженными продолжению всего спектра работ и естественно я со своей стороны готов продолжить эту работу.

Вопрос: То есть вы готовы, условно, прямо завтра, безо всяких условий, встретиться со своим азербайджанским коллегой?

Ответ: Конечно, мы готовы встретиться, и конечно мы готовы продолжить эту работу. И здесь опять-таки хочу еще раз подчеркнуть, что важность нашей работы заключается в необходимости поиска компромиссов, обеспечения безопасности, отказа от применения силы и максималистских подходов.  Для Армении существуют конкретные и важные приоритеты. Для нас вопрос статуса Нагорного Карабаха является абсолютно приоритетным. Осуществление права народа Арцаха на самоопределение без каких-либо ограничений, обеспечение реальной, осязаемой безопасности для Арцаха является важным приоритетом. И мы готовы работать и с сопредседателями, и с азербайджанской стороной, чтобы определить формулы, которые позволят нам сопоставить и соизмерить меру возможного компромисса.

Еще один важный вопрос, который касается Нагорного Карабаха. За все эти тридцать лет он показал абсолютную способность организовывать свою общественную жизнь, обеспечивать свою безопасность, брать на себя международные обязательства. Полноценное вовлечение Арцаха в переговорный процесс – это вопрос очень важный и носит, кроме всего прочего, практический характер. Потому что это усилит  чувство собственности по отношению переговорного процесса со стороны руководства Нагорного Карабаха, который, будучи избранным народом Нагорного Карабаха, имеет соответствующий мандат для представления его интересов.

Вопрос: Как вы относитесь к идее проведения референдума в Нагорном Карабахе?

Ответ: Что касается Армении, право Арцаха – народа Нагорного Карабаха – на самоопределение без каких-либо ограничений является одним из основных подходов Армении к мирному урегулированию.

Вопрос: Россия активно сотрудничает в сфере ВТС и с Арменией, и с Азербайджаном. Не усматриваете ли вы в этом некоторой двусмысленности с учетом последнего обострения армяно-азербайджанских отношений?

Ответ: Армения и Россия являются союзниками. Наши отношения имеют достаточно широкий охват. Наше интервью ограничено в своих рамках, чтобы очертить весь комплекс вопросов армяно-российского взаимодействия, которое касается всех областей жизни, включая и взаимодействие в вопросах безопасности. Военно-техническое сотрудничество Армении и России является союзническим взаимодействием. Так что здесь каких-либо вопросов или ограничений быть не может.

Вопрос: Но это правда, что военное сотрудничество стало наращиваться после июльского обострения?

Ответ: Наше взаимодействие в военно-технической области основывается на взаимных интересах безопасности и осуществляется на основе существующих соглашений, договоренностей и планов работы между Россией и Арменией. Россия не нарушает баланс в регионе. Армения является ответственным участником региональной безопасности. И наше военно-техническое сотрудничество не направлено каким-либо образом против третьих стран.

Вопрос: А вас не смущает, что Россия сотрудничает в военно-технической сфере и с Азербайджаном?

Ответ: Военно-техническое сотрудничество Армении и России имеет свою логику взаимодействия, оно построено на прочных союзнических основах. Что касается Азербайджана, и сотрудничества в этой сфере, отмечу, что Азербайджан всячески наращивает свой военный потенциал, стараясь убедить собственное население и мировое сообщество в том, что имеет потенциал для решения конфликта в Нагорном Карабахе военным путем. И это подносилось в том ключе, что Азербайджан делает «уступку» Армении и Нагорному Карабаху, не начиная военные действия, взамен рассчитывая на “односторонние уступки” армянских сторон в переговорном процессе. Азербайджанская логика наращивания своего военного потенциала направлена на военное решение конфликта, что представляет угрозу безопасности  Армении и Нагорного Карабаха.

Вопрос: Вы обсуждаете это с российской стороной?

Ответ: Конечно, мы открыто и откровенно обсуждаем с российской стороной все вопросы: у нас отношения союзников.

Вопрос: Согласны ли вы с мнением о том, что активная позиция Турции, однозначная поддержка Анкарой Баку, «подливает масла в огонь» и отдаляет возможность урегулирования конфликта?

Ответ: После 12 июля международное сообщество выступило с многочисленными призывами к деэскалации, прекращению насилия. Единственная страна, которая пыталась не снизить напряженность, а привнести еще большую нестабильность в регион, оказалась Турция. Политика дестабилизации и агрессии со стороны Турции является угрозой для всех соседствующих с ней регионов, включая восточное Средиземноморье, и север Африки, и Ближний Восток. Сегодня Турция пытается экспортировать эту политику дестабилизации в регион Южного Кавказа. Это вызывает серьезное беспокойство. Турция проводит неконструктивную и опасную политику. И Турция продолжает демонстрировать своими действиями угрозу для безопасности Армении. В этой связи Армения будет работать над дальнейшим укреплением своей безопасности, включая путем сотрудничества со своими партнерами.

Вопрос: Планирует ли Армения обратиться за новым оружейным кредитом к России? И в каком году Армения готова погасить кредит, выданный на покупку вооружений и техники?

Ответ: У нас существуют соответствующие форматы и платформы для  обсуждения вопросов военно-технического сотрудничества Армении и России, где и разрешаются  все вопросы нашего взаимодействия. Я не буду вдаваться в детали. В целом это та область, которая имеет свою сложившуюся платформу.

Вопрос: Но вы собираетесь закупать новые боевые самолеты, вертолеты?

Ответ: Мы собираемся делать все для того, чтобы последовательно укреплять обороноспособность нашей страны. Я вам уже сказал, что Армения и Россия являются союзниками.

Вопрос: Заинтересованы ли в Ереване в сохранении российской военной базы в Гюмри?

Ответ: Армения не является угрозой для кого-либо в регионе. Армения и Россия имеют общие интересы безопасности, и именно на основе этих общих интересов мы совместно преследуем общую цель по обеспечению безопасности. Военная база также позволяет достичь этой цели.

Вопрос: В связи с внутриполитической ситуации в Белоруссии, идет много разговоров о том, чтобы оказать помощь этой стране по линии ОДКБ, куда входит и Армения. Считаете ли вы допустимым и вероятным такой сценарий? 

Ответ: Что касается ОДКБ и союзнической взаимопомощи в рамках ОДКБ, все эти вопросы регламентируются договорно-правовой базой, которая фиксирует четкий регламент взаимодействия государств-членов, включая все вопросы, касающиеся безопасности и взаимопомощи. Здесь мы опираемся на нормативно-правовую базу ОДКБ.

Вопрос: Допустим, завтра голосование в ОДКБ, надо ли помогать Беларуси? Армения за или против?

Ответ: Для инициирования такого вопроса основную роль играет страна, которая поднимает вопрос о взаимопомощи. Но со стороны Беларуси такого вопроса не возникало.

Беларусь и Армения являются союзниками в рамках ОДКБ, имеют достаточно богатый двустороннюю повестку. Мы работаем вместе в различных многосторонних форматах. В частности, мы участвуем в интеграционных процессах в рамках Евразийского экономического союза.

Между народами Армении и Беларуси существует прочная дружба. Это выражается в человеческих отношениях. И конечно, мы не безразличны к тому, что происходит в Беларуси.

Вопрос. Премьер-министр Пашинян пришел к власти после «бархатной», бескровной революции. Сейчас же, получается, Армения поддерживает белорусского лидера?

Ответ. Не может быть никаких сомнений относительно того, что ключ разрешения сложившейся ситуации находится в руках народа Беларуси. Армения прошла свой путь, и проводить на этой основе параллели не совсем правильно. Да, могут быть какие-то общие параметры, но в целом это разные ситуации. Самое важное – это принять и признать, что разрешение вопроса – прерогатива народа Беларуси. Мы очень надеемся, что эта ситуация разрешится мирно.

Вопрос. Армения официально признает Лукашенко легитимным лидером Белоруссии?

Ответ. Премьер-министр Пашинян поздравил президента Беларуси. Мы будем следить за тем, каким образом народ Беларуси сможет разрешить эту проблему. Мы намерены продолжать работать с Беларусью по всем направлениям, как в рамках двусторонних отношений, так и в международных форматах.

Вопрос: Армения обратилась к России с просьбой снизить цену на газ. Считаете ли вы, что «газовый» вопрос может повредить союзническим отношениям между Арменией и Россией?

Ответ: Энергетические вопросы, вопросы поставок газа являются важнейшим вопросом двусторонних отношений наших двух союзнических государств, которые имеют достаточно широкую повестку. Мы имеем общую повестку – и по безопасности, и по экономическому развитию, вместе работаем над этим.  Мы имеем хороший потенциал – вести переговоры и договариваться. Самое главное –договариваться!

Вопрос. Так есть сегодня взаимопонимание? Чем увенчались переговоры?

Ответ: Мы над этим работаем. Я абсолютно уверен, что мы сможем достичь договоренности. Это происходит на уровне межправительственных комиссий, и я думаю, что вероятность очень большая, что мы сможем договориться.  

Ответ. В июне посол РФ в Армении заявил, что Москва и Ереван продолжают обсуждение вопроса о продлении кредита на модернизацию АЭС «Мецаморская». Ведутся ли сейчас такие обсуждения, как вы оцениваете их успешность?

Ответ: Переоснащение АЭС мы намерены осуществлять за счет наших бюджетных средств. И в этом смысле возможность новых кредитов рассматривается с учетом того, что мы это делаем за счет наших собственных ресурсов.

Обсуждения ведутся. Наши два государства имеют определенные интересы, глубокие отношения, у них есть потенциал договариваться.

Back to top button
Close