Новости

«Лукашенко, по сути, нелегитимный лидер. Невозможно удерживать власть с такой нелегитимностью». Политолог Саро Сароян

После прошедших 9 августа президентских выборов Ситуация в Беларуси остается напряженной. Уже неделю в столице Беларуси Минске и других городах проходят протестные акции. Силовики прибегли к насилию, тысячи протестующих были арестованы, возбуждены уголовные дела, есть жертвы.

Президент Беларуси Александр Лукашенко дважды разговаривал по телефону с президентом России Владимиром Путиным. Российская сторона подтвердила готовность оказать необходимое содействие в решении возникающих вопросов на основе принципов Договора о создании союзного государства, а также, при необходимости, по линии Договора о коллективной безопасности.

Телекомпания ГАЛА провела беседу с политологом Саро Сарояном о ситуации в Беларуси, возможном вмешательстве России и ряде других вопросов.

— Г-н Сароян, ситуация в Беларуси остается напряженной. Как вы думаете, управляема ли ситуация властями или она вышла из-под контроля? Неизбежны ли изменения?.

— Идут процессы, которые происходят во всем мире. В последнее время мы видим, что под общественным давлением подобные диктатуры лишаются легитимности и уходят с арены. Управляемая ситуация или нет, очень условно. Может показаться, что если силовые структуры подчинены главе государства, то она пока управляемо. Но определяется не этим. Во всяком следует отметить, что восстало все общество, которое может решить проблему политической власти. Сколько продлится этот процесс, через какие трансформации пройдет удаление, вопрос спорный, потому что, если он будет адекватным, естественно, будет немного мягче. А если он будет оставаться неадекватным, появится больше места насилию. Лукашенко, по сути, нелегитимный лидер. Невозможно удерживать власть с такой нелегитимностью.

— Лукашенко дважды разговаривал по телефону с Путиным. Он заявил, что проблема не только в Беларуси, она вышла за пределы страны. Считаете ли вы возможным вмешательство России во внутренние дела Беларуси, или Россия воздержится от участия в этом процессе?

— У России свои естественные интересы, она видит, что круг вокруг нее сужается, следующие процессы будут распространяться непосредственно на территории России. То есть, круг сужается так, что для России не остается защитных слоев. Это свидетельствует о том, что Россия очень заинтересована в том, чтобы взять ситуацию в Беларуси в свои руки, и она сделает все, чтобы процесс пошел по желаемому ею пути. Проблема в том, находят ли они, что технологически, с помощью спецслужб или каким-либо другим способом могут повернуть ситуацию в свою пользу. Если нет, то внешнее влияние существует (внутри ОДКБ и т. д.), в конце концов,. во внутриполитической ситуации в Беларуси заинтересованы не только Россия, но и другие иностранные державы. В этом вся тонкость. Сейчас, по сути, действительно задействованы внешнеполитические силы. Лукашенко просто представляет все это как иностранную военную агрессию. Другими словами, чтобы защитить свою власть, он муссирует среди белорусского общества опасность иностранной военной агрессии.

Внешняя военная угроза связана не с конкретным поглощением Беларуси, а с тем, в каком политическом лагере будет Беларусь, и здесь большинство белорусской общественности сочувствует демократии и свободе, которую защищает Запад.

 По сути У России с политической властью Лукашенко, его присутствием или преемственностью, есть проблема, которую надо решить, чтобы сохранить Беларусь в сфере своего влияния. Здесь очень важен голос народа. Сегодня Беларусь в очень тяжелом положении, поскольку находится на перекрестке прямых интересов России и Запада.

 — Некоторые страны бывшего СССР в связи с нестабильной ситуацией в стране смотрят в сторону России. Власти ждут некоего одобрения, а общественность задается вопросом, что скажет или сделает Россия. Как вы думаете, результатом чего это является?

 — Страны бывшего СССР или нынешнего СНГ считаются зоной российского влияния, и не только считаются, и супердержавы принимают это как таковое. Существуют определенные политические интересы, в которых могут быть представлены только определенные сверхдержавы. Это проблема наследия бывшего СССР, которая за последние тридцать лет в некоторых случаях разрушалась. Можно привести пример Грузии, которая считалась зоной российского влияния, но, в конце концов, после российско-грузинской войны Грузия, потеряв определенные территории, вошла в западную зону. Теперь эти страны смотрят на Кремль, потому что знают, что в первую очередь столкнутся с политическими интересами России. Руководители этих стран стараются быть очень осторожными, потому что перед ними пример Грузии, и Украины. Вот почему любая смена политической власти должна проходить через эту призму: антироссийски это или нет, в интересах России или нет, потому что Россия постоянно показывает, что не простит ни одной республике, которая выйдет из поля ее зрения.

 — Какого развития событий можно ожидать в Беларуси? Будет ли пересчет голосов или новые выборы, хотя, Лукашенко исключает новые выборы?

— Одно дело исключать, другое – может создаться такая ситуация, что Лукашенко может больше не быть. Это зависит от политических событий, в результате которых какой-нибудь субъект будет диктовать свою волю. Здесь очень трудно что-либо предсказать, но ясно, что Лукашенко не будет лидером Беларуси (он уже нелегитимный лидер, у него нет шансов надолго остаться у власти).

Есть несколько путей. Вопрос в том, какой из них сработает. Будет достигнуто соглашение между Западом и Россией — это один путь; соглашение между белорусской общественностью и Кремлем – другой; белорусской общественностью и Западом – третий. Сейчас никто не может сказать, по какому пути станут развиваться события, но видно, что существуют такие пути, вокруг которых происходит внутреннее брожение, внутренние переговоры и т. д.

                                                                          Анаит Чаликян 

Back to top button
Close