Новости

В Туркмении запрещают авто темного цвета. С чем это связано?

Автовладельцы в Туркмении спешат перекрасить машины в белый цвет. Причиной послужила информация о якобы вводимых Ашхабадом ограничениях для авто других цветов. Для чего это делают?

В Туркмении владельцы автомобилей, окрашенных в цвета, отличные от белого, продают свои машины или перекрашивают их, опасаясь запрета на вождение. Об этом сообщил информационный ресурс «Хроника Туркменистана», издаваемый правозащитной организацией «Туркменская инициатива по правам человека» в Вене.

Если бы речь шла не о Туркмении, СМИ дождались бы официальной информации о новом распоряжении властей в Ашхабаде, подкрепленной документами или заявлениями чиновников, прежде чем обсуждать введение ценза на цвет машин. Но в Туркмении ситуация особенная. Такой ценз там — уже не первый. Для местных жителей информация о цвете автомобиля, даже если бы она оказалась просто слухом, является достаточным поводом, чтобы поспешить перекрасить свое четырехколесное средство передвижения. Ведь документы и официальные распоряжения там часто заменяет устное пожелание одного лица.

Вербальное право президента Туркмении

В республике такие вопросы решает только глава государства Гурбангулы Бердымухамедов, утверждает лидер Республиканской оппозиционной партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов. «Специального закона в Туркмении издавать не надо. Достаточно президенту устно высказать повеление или подписать некое распоряжение, которое никто публиковать не станет. Так повелось еще со времен первого президента Сапармурата Ниязова», — продолжает он.

Фарид Тухбатуллин
Фарид Тухбатуллин

Автомобильная тематика давно интересует Гурбангулы Бердымухамедова. При нем стали запрещать ввозить в Туркмению старые — старше двух лет — автомобили. «Потом стали неофициально препятствовать женщинам в получении водительских прав. Дальше, опять же неофициально, ввели запреты на автомобили темных цветов. Сейчас машины должны быть либо белые, либо бежевые, желтые, либо светло-серебристые. Время от времени контроль за этим требованием ослабевает, но потом опять дорожная полиция начинает водителей останавливать и требовать машины перекрасить», — рассказал DW глава ТИПЧ Фарид Тухбатуллин. По его словам, в основном «проверки на цвет» проходят в Ашхабаде. В провинции это пока не столь ощутимо.

«Это вербальное право. Когда проверки на цвет появились впервые, ГАИ стала останавливать водителей и предупреждать о новом решении правительства. А при повторной проверке, через некоторое время, машину уже отвозят на штрафную стоянку, — сообщил он. — И пока владелец ее не заберет с обязательством перекрасить в течение недели и предоставить подтверждение сотрудникам инспекции, он ее не получит. Мы неоднократно пытались найти какие-либо обоснования на бумаге, что машины должны быть светлых цветов, но нам это не удалось».

Туркменские ковры и ценз на цвет автомобилей

«Гурбангулы Бердымухамедов — любитель всего светлого. Поэтому ковры, которые традиционно были темно-красными, теперь изготовляют в светлых тонах. А полиция пользуется таким чудачеством, чтобы побольше штрафов содрать», — говорит правозащитник. Кроме того, массовая перекраска автомобилей выгодна автомастерским. А они, в основном, тоже принадлежат кругу приближенных к власти лиц, подчеркивает Фарид Тухбатуллин. С последним тезисом согласен и Нурмухаммед Ханамов.

Гурбангулы Бердымухамедов любит светлые тона, в том числе и в одежде
Гурбангулы Бердымухамедов любит светлые тона, в том числе и в одежде

При этом ценз на цвета автомобилей дорого обходится их владельцам. «Перекрасить машину — дело не дешевое. Автосервисы, учитывая огромный спрос на эту услугу, взвинтили цены. А у многих, кто не имеет постоянной работы, машина — единственный источник для семейного дохода, в качестве такси или грузового транспорта. Так что такой ценз — прямой удар по семейному бюджету многих людей, и чудачество это — не безобидное», — уверен собеседник DW.

Месяцы Сапармурат и Рухнама, золотые коронки и пенсии для туркмен

То, что с нового года даже светлые, но не белые машины, тоже попадут под запрет вместе с темными, пока только слух, но «в таких ситуациях люди верят слухам, потому что официальной информации все равно не последует», говорит Фарид Тухбатуллин. И люди, наученные горьким опытом, уже сейчас «спешат продать машины в маленьких городках и бегают по мастерским договариваться о перекраске машины, потому что после того, как решение вступит в силу, цены за перекраску в автосервисах снова поднимут в два-три раза», сообщил он.

Сапармурат Ниязов и Гурбангулы Бердымухамедов (фото из архива)
Сапармурат Ниязов и Гурбангулы Бердымухамедов (фото из архива)

Действительно, у жителей Туркмении накопился немалый опыт различных чудачеств властей. Вот перечень самых известных и курьезных примеров. Первый президент независимой республики Сапармурат Ниязов распорядился поменять названия месяцев и дней недели. Так, январь был назван его именем, март — именем его матери, сентябрь получил название книги Ниязова и стал «месяц Рухнама». Или другой пример: однажды, выступая перед студентами в университете, Туркменбаши заявил, что не следует туркменам вставлять золотые коронки. Мол, собаки грызут кости, а не вставляют золото, и у них зубы здоровые. И после этого дантисты перестали устанавливать золотые коронки, а работники публичной сферы в срочном порядке стали их у себя снимать.

Были и иные распоряжения, «непонятные нормальному человеку, живущему за пределами Туркмении, и совсем не безобидные», вспоминает Нурмухаммед Ханамов, имея в виду закрытие цирка, Академии наук, отмену пенсий под тем предлогом, что стариков у туркмен традиционно должны содержать дети. Или правило, гласящее, что прежде чем гражданке Туркмении выйти замуж за иностранца, тот должен открыть счет в республике и положить на него 50 тысяч долларов.

Светлое и темное в гараже президента Туркмении

«После появления того или иного чудачества Ниязова мне, в бытность послом Туркмении в Турции и в Израиле, дипломаты других государств задавали после приемов вопросы, что бы это значило. И я готов был сквозь землю провалиться, потому что как посол я не имел права критиковать президента, но разумное объяснение найти было невозможно», — говорит оппозиционный политик, живущий в Вене. «Видимо, у диктаторов болезнь такая — что-то особенное выдумывать», — добавляет он.

Оппозиционер отмечает, что после прихода к власти в связи со смертью Ниязова, Гурбангулы Бердымухамедов поначалу стал исправлять некоторые чудачества своего предшественника. Он вернул прежние названия месяцам и дням недели, вернул людям пенсии. «Но и у него хватает фантазии на свои чудачества, чему пример — ценз на цвета автомобилей», — рассуждает Ханамов. Такого, говорит он, при Ниязове не было. Впрочем, хоть официальной позиции властей по этому поводу нет ввиду отсутствия официальных распоряжений, некое объяснение такому их подходу к регулированию авторынка имеется — в жарком климате и при ярком солнце для здоровья полезнее ездить в светлых и даже только белых автомобилях.

«Когда мы публикуем материалы на эту тему, сторонники власти стараются в комментариях аргументировать такой подход именно климатом. Но этот аргумент был актуален лет двадцать назад, когда в машинах не было кондиционеров. Я полагаю, на желании президента видеть вокруг себя все светлое определенные люди делают прибыль. И это усугубляет ситуацию», — так видит положение дел Фарид Тухбатуллин. Кстати, он обращает внимание на то, что в парке у президента сейчас несколько машин. Среди них есть светлые автомобили, но ездит он и на черном джипе.

Источник

Back to top button
Close