Новости

Мой отец шутит: «Я обоих своих детей отправил в армию»

Инга Навасардян — будущий врач, учится на 5 курсе ЕГМУ. Уже 3 месяца, как она присоединилась к волонтерскому движению. После того, как в стране было объявлено чрезвычайное положение, она увидела в социальной сети объявления о том, что нужны волонтеры, которые будут заботиться о пациентах, инфицированных COVID-19.

Инга рассказывает, что она заполнила несколько заявок на участие в волонтерской работе. Ей позвонили из министерства здравоохранения и сказали, что она может прийти и присоединиться к работе волонтеров.

Сначала она должна была работать в изоляторах Цахкадзора, но было решено начать работу в одном из изоляторов Еревана. В желании стать волонтером Инга была неодинока, к ней присоединилась и ее подруга.

«Повседневная жизнь волонтера была прекрасной. Эти месяцы прошли очень быстро. У меня появилось много хороших друзей, кроме того, мы подружились с теми, кто был изолирован. Мы поддерживаем связь с ними, они звонят, и теперь спрашивают уже нас, как мы.

Согласно первоначальной договоренности, мы должны были работать волонтерами 14 дней, на 13-й день мы проходили тестирование, и нас заменяли другие волонтеры. Но мы не захотели возвращаться, и до сих пор мы здесь.

В первое время родители все время звонили и просили быть осторожной. По видеосвязи я показывала им, что дезинфицируюсь, что наливаю на себя спирт, что я в безопасности. Сначала было очень трудно преодолеть тоску, но постепенно я привыкла. Бывали дни, когда мы без перерыва, без отдыха работали по 22 часа в сутки.

Здесь теплая атмосфера. День полон забот, и это помогает преодолеть усталость. Успокоить тоску мне помогают видеозвонки, я убеждаю себя, что мои родители рядом, просто немного далеко, что я уже взрослая и должна выдержать. Я привыкла быть всегда с родителями, моя жизнь проходила рядом с ними, не помню случая, чтобы я так долго находилась вдали от них. Очень трудно в дни, когда даже нет времени поговорить с ними»,- в беседе с телекомпанией ГАЛА рассказывает студентка-волонтер.

С решением Инги ее мать была не согласна, ее выбор стать врачом в семье не одобряли.

«Свои решения я всегда принимала сама, как во время поступления в медицинский университет, так и тогда, когда решила стать волонтером. Я собрала вещи и сказала, что собираюсь стать волонтером. Если я, испугавшись зоны риска,  не пойду, то сколькие так же испугаются и не пойдут.

Ведь и это своего рода война, сейчас борется система здравоохранения. Как же может солдат не участвовать в этой борьбе?

Моя мама очень тяжело переживала мое решение, она все уговаривала меня, чтобы я не ехала. Я позвонила отцу и сказала, что еду. Отец ответил мне: «Поезжай, если ты уже решила, зачем же спрашивать».

 Отец мой шутит, говорит, что обоих своих детей отправил в армию. Мой брат служит в армянской армии, а я служу здесь».

Для такого человека, как Инга, самое трудное в борьбе с эпидемией — это нахождение в четырех стенах, и та тревога, с какой ждешь результат теста. Не дает покоя мысль о том что, быть может, где-то допустив неосторожность, заразилась сама, и из-за твоей оплошности может пострадать вся команда.

 «Больше всего я соскучилась по ритму жизни. Я никогда не говорила, но сейчас скажу: я соскучилась по тому, что надо рано вставать, ходить на занятия и готовиться к экзаменам. Я действительно очень соскучилась по прогулкам со своим  друзьями. Все думаю, когда же наступит этот день?»

По словам Инги, все это — большой жизненный опыт для будущего врача, потому что, хотя ты и волонтер, подчас приходится принимать решение, от которого зависит жизнь пациента.

 «Здесь я повзрослела и поняла, что жизнь не такая и яркая. Я поняла, что вирус — это тоже борьба, и в этой борьбе ты должен быть сильным.

Здесь я общалась с разными людьми. Было много неблагодарных людей, которые, как мы ни старались объяснить им, что COVID-19 — это не выдумка, все равно не верили. Даже наше приветствие и то, когда мы приносили им еду, они принимали с неудовольствием. Слова благодарности от них не дождешься.

Не нужно впадать в панику, люди просто должны осознать, что существует вирус, что это не выдумки, и этот вирус смертелен, он унес жизни многих людей.

 Если раньше считалось, что подвержена риску старшая возрастная группа, и если у нет было сопутствующих заболеваний, то вирус просто пройдет мимо, теперь все изменилось, болеют и молодые, здоровые люди.

Многим почему-то кажется, что вирус их не коснется, но видя молниеносную скорость распространения эпидемии, нужно думать, что вирус уже настиг их».

 Инга Навасардян говорит, что после эпидемии ей будет что вспомнить.

«Ребята, которые идут в армию, служат 2 года, приходят и рассказывают истории десяти лет. Это именно тот случай.  Мы здесь три месяца, но, наверное, есть связанные с эпидемией истории, которые вместились бы в 3-4 года», — в заключение сказала волонтер.

Back to top button
Close