Новости

«Я кое-как встала, чтобы взять термометр, у меня была температура 40. На меня действовал не столько вирус, сколько мои переживания», — журналист A. Мнацаканян

Переболевшая коронавирусом журналист Анна Мнацаканян рассказала телекомпании ГАЛА о своем диагнозе COVID-19, о своих переживаниях и борьбе с этой болезнью.

По ее словам, она заразилась от своей матери.

«13 мая мама вернулась с работы очень слабая и сразу легла спать. Я измерила ей температуру, термометр показал 38°, я дала ей жаропонижающее, температура опустилась до 37,5°. На всякий случай велела отцу и брату не подходить. Я отнеслась к ситуации с юмором. Я скептически относился к тому, что у моей матери может быть COVID-19. На следующий день, казалось, все было хорошо. Она была все еще слаб, но была на ногах. 16 мая у моей мамы появились симптомы. Температура продолжала подниматься. Мама спала, я подошла и прикоснулось к ее лбу губами, чтобы посмотреть есть ли у нее температура. В этот момент я почувствовала, что у нее жар.

 Все началось в ночь с 16 на17 мая, когда я во сне почувствовала, что дрожу. Проснулась на рассвете, в 5 часов, в доме все еще спали, открыла глаза и поняла, что не мерзну, а горю: у меня горит все тело, я не могла двигаться, казалось, у меня перебиты все кости. Я кое-как встала и пошла к ящику с лекарствами. Когда измерила температуру, через 5 минут было 40°, я выпила 2 таблетки жаропонижающего. После этого температура спала до 39 °. Четыре дня температура все время колебалась от 38,5-39,5 (поднималась и падала). Я подумала, что простудилась, но температура не падала, а если и падала, то на некоторое время. Затем началось жжение в горле и кашель, который все усиливался, я задыхалась. Каждый день появлялся новый симптом. Потом я поняла, что больше не чувствую ни вкуса, ни запаха. Я начала подозревать, может у меня COVID 19, позвонила Сирануш Закарян, в сотрудничестве с которой в эти дни мы пытались помочь инфицированным. Представила ей все симптомы. Она очень быстро организовала мое тестирование.  Сотрудники скорой помощи сразу же изолировали меня в одной из гостиниц Еревана. Я ждала в своей комнате, пока меня отправили на рентгеновское обследование легких в Норкскую инфекционную больницу. Я прошла рентген, и мне сказали, что мои легкие вызывают беспокойство, и что у меня проблемы с бронхами. 21-ого меня госпитализировали, за это время члены моей семьи сдали тест. Тесты отца и брата показали отрицательный результат, а тест моей матери — положительный. Маму госпитализировали с возрастным условием, так как ей более 50 лет, и она входит в группу риска. Для сдачи анализов ее поместили в МЦ Арташата, в специальное отделение для людей, зараженных коронавирусом. У нее была двусторонняя пневмония. Я не думала о себе, я думал только о своей маме. Сейчас мы чувствуем себя хорошо, но борьба не окончена. В нашем случае все окончилось хорошо. Человек не знает, что может с ним произойти завтра или в следующий момент»,- рассказывает Мнацаканян.

Она отмечает, что в дни болезни она испытывала недостаток воздуха и общения, как физического, так идуховного. «Я тосковала по общению и была угнетена. На меня действовал не столько вирус, сколько мои переживания. Я не могла говорить, у меня не было сведений о моей маме и домашних. После выздоровления я поняла, что отвыкла от человеческого общения».

Анна Мнацаканян, говоря о скептическом отношении людей к вирусу, подчеркнула, если коронавируса – блеф.  если государство, преследуя корыстные цели,  обеспечивает количество, то у всех 4-ех членов ее семьи тест должен был показать положительный результат.

Анаит Чаликян

Back to top button
Close