Новости

Российская сторона пытается влиять на внутриполитическое поле Армении. Реакция МИД РА была очень слабой

Телекомпания ГАЛА взяла интервью у  эксперта по вопросам региона Карена Ованнисяна о заявлении министра иностранных дел России Сергея Лаврова в отношении нагорно-карабахского конфликта.

Напомним, что 21 апреля министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил, что предложения, представленные в прошлом году на встрече министров иностранных дел Армении, Азербайджана и России в Москве, которые подразумевают поэтапное решение карабахского конфликта, активно обсуждались в ходе переговорного процесса.

 — Господин Ованнисян, армянская сторона опровергла заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова о существовании документа о поэтапном решении Арцахского конфликта. Однако произошедшее вызывает многочисленные вопросы. Выступивший с заявлением никто иной как представитель страны-сопредседателя Минской группы. Какова Ваша оценка произошедшему? Кому верить? Если сказанное Лавровым далеко от истины, то почему российская сторона сделала подобное заявление?

— Следует отметить, что реакция РА не была опровержением.  Как отметил в своем выступлении министр иностранных дел РА Зограб Мнацаканян, его коллега представил свой подход, он же представил свой. Вообще, на столе Арцахских переговоров может появиться много предложений и документов. Переговоры уже сами по себе подразумевают рассмотрение многих вариантов; совершенно другой вопрос, на какой стадии находится и до какой стадии дошел документ или решение проблемы.

Сейчас, когда весь мир занят борьбой с эпидемией, когда приостановлены даже самые глубокие и кровавые конфликты, выносятся на обсуждение некоторые детали переговоров по нагорно-карабахскому конфликту, которые обсуждались или не обсуждались.

Я думаю, что подобное заявление российской стороны имеет политический контекст. Предпринимаются попытки в некоторой степени повлиять на внутреннее политическое поле Армении, поскольку, как мы уже видим, в политическое поле снова циркулируют темы веры и неверия.

— Говоря влиять, вы имеете в виду дестабилизировать ситуацию, настраивать общество против действующей власти? Почему?

— В данный момент я не могу сказать, почему, поскольку может быть несколько мотивов, начиная с политики цен на газ, заканчивая уголовными делами против явно ориентированных на Россию деятелей.

 — Что должна предпринять армянская сторона? Видите ли вы необходимость в том, чтобы  премьер-министр РА потребовал разъяснений у российской стороны?

— Я против реакции на уровне премьер-министра на данном этапе, и МИД уже ответил, но, по крайней мере, для меня эта реакция была слабой, что  вполне понятно, так как заявление было сделано Арменией через час после сделанного Россией заявления.  Должен отметить, что мы никогда так быстро не реагировали. На подобные заявления мы обычно отвечали намного позже, скажем, через день. Это говорит о том, что армянской стороне нечего скрывать, и по сути ей нечего соглашать с некоторыми внешними кругами.  По большому счету, реакция Армении сегодня и отголоски этой реакции в будущем являются четким сигналом для российской стороны о том, что следует быть очень внимательными и осторожным как в вопросе переговоров по Арцаху, так и в вопросах энергетической безопасности и аналогичных вопросах.

Back to top button
Close