Новости

«Действовала схема подчиненных прокуроров: схема Кочарян – Овсепян; все происходило с ведома и согласно желанию и инициативе Роберта Кочаряна», — адвокат С. Сафарян

Вчера в Суде общей юрисдикции Еревана состоялось очередное слушание по делу 1 Марта. Адвокаты бывшего президента Роберта Кочаряна подчеркнули недопустимость статьи 300.1 Уголовного кодекса; поскольку статья была введена через год (в 2009 г.) после предполагаемого поступка, совершенного 1 марта 2008 г., и поэтому не может иметь обратной силы. При этом адвокаты привели в пример «Дело семерых». Напомним, что речь идет о возбуждении уголовного дела против 7 активистов, входящих в политическую команду Левона Тер-Петросяна, в связи с событиями, произошедшими в Ереване с 1-2 марта 2008 г.

В связи с этой темой телекомпания ГАЛА взяла интервью у бывшего члена группы по сбору фактов 1 Марта, адвоката Седы Сафаряна.

Г-жа Сафарян, вчера во время судебного заседания адвокаты Роберта Кочаряна потребовали прекратить уголовное преследование своего подзащитного. Они настаивали на том, что обвинение, выдвинутое против Кочаряна  в соответствии со статьей 300.1 Уголовного кодекса, неприемлемо, поскольку эта статья была введена в 2009 году, т. е. уже после мартовских событий. Что имели в виду адвокаты Кочаряна?

 — В качестве юридического аргумента они упоминают решение суда за 2008-2009 гг. по «Делу семерых», когда прокуроры отозвали выдвинутое ими обвинение на том основании, что это якобы новая статья, а новая статья как таковая не распространяется на ранее совершенное преступление. В этой логике я считаю, что толкование защитников Роберта Кочаряна неверно. Во-первых,  отказавшиеся в прошлом прокуроры — это те, кто подчинялся Роберту Кочаряну и Сержу Саргсяну, и это было политическим решением, когда абсолютно неважно, как решалась судьба лиц, преследуемых по политическим мотивам под давлением международных институтов.

Что-то должно было быть сделано и было сделано при кое-как отправляемом правосудии, что сегодня не может быть основанием для суда, чтобы суд в новой ситуации  нарушил закон и применил нечто, что не применимо к Роберту Кочаряну. Это неприменимо, поскольку в случае Кочаряна «Дело семерых» нельзя приводить как правовой  факт, так как  в «Деле семерых» политическому преследованию были подвергнуты невинные люди, которые, вообще, не занимались серьезной деятельностью, не вводили войска, не применяли оружия, не приводили телохранителей, и по их приказу не использовался арцахский потенциал. Другими словами, речь идет о совершенно разных ситуациях. Всего лишь статья 300.1 была разделена на несколько статей, что не является большим изменением. Я думаю, что это было неверное истолковано защитниками.

— Бывшие премьер-министры Вазген Манукян, Хосров Арутюнян, Карен Карапетян и другие собираются представить в суд ходатайство о замене меры пресечения Роберту Кочаряну под их личную гарантию. Чего они ожидают?

— С предложением личной гарантии выступают авторитетные людиОчень важно выяснить: они авторитетны или влиятельны; являются ли на самом деле они таковыми для Армении; и может ли суд рассматривать их вмешательство в контексте личной гарантии? Я не думаю, что быть премьер-министром — значит быть авторитетным, и этот авторитет сегодня послужит основанием для освобождения Роберта Кочаряна. Я вижу, что команда, которая в 2008 году поддерживала действия Роберта Кочаряна, сегодня выходит из укрытий и объединяется. И теперь я не удивлена тем, почему в 2008 году Роберт Кочарян смог решить задачу в одиночку, ведь у него была такая опора. Даже не знаю, может быть, они ожидают освобождения Кочаряна.

— В чем причина затягиваний судебных заседаний по делу 1 Марта?

— Я думаю, что причина затягиваний в нежелании адвокатов публикации 85 томов этого дела. На самом деле факты настолько красноречивы, что вполне возможно, они ничего не смогут сделать. Вот почему они выбрали этот вариант: тянуть насколько возможно, чтобы ситуация изменилась, я не знаю кто сможет изменить ситуацию на желаемую ими, на что они надеются. Если они считают, что Роберт Кочарян невинен, то они должны быть заинтересованы в быстром решении этого вопроса.

Все выступления Роберта Кочаряна адресованы общественности, потому что она их слушает Теперь они боятся той же общественности в случае  публикации доказательств.

— Возможно ли, изменение меры пресечения Кочаряну, и какое влияние это окажет на ход расследования дела 1 Марта?

 — Изменение меры пресечения Кочаряну не отвечает интересам расследования дела. Как юрист, исходя из степени моей информированности об уголовном деле, зная, какую роль сыграл Роберт Кочарян в организации всего этого, я думаю, что заключение под стражу Кочаряна исходит из интересов дела, интересов свидетелей и способствует выявлению новых доказательств. Я думаю, что суд примет все это во внимание и не изменит меру пресечения.

-Не кажется ли Вам, что к преступлениям 1 Марта, а затем и к процессу их сокрытия было причастно много людей, чьих имен нет в сегодняшних уголовных делах?

— Конечно, я согласна с тем, что в дело 1 Марта вовлечены многие. Прощупывается тема прокуроров, которые когда-то выказали эту позицию, но у нас пока нет ни одного из них, кто был бы привлечен к ответственности. Привлечение к ответственности прокуроров, сыгравших активную роль в этом деле, опоздало. Было решено не охватывать широкий круг, то есть не применять принципы вендетты, и поэтому отношение к некоторым явлениям было поверхностным. Всем известно: если прокуроры так поступили, то здесь действовала схема подчиненных прокуроров, схема Кочарян – Овсепян; все происходило с ведома и согласно желанию и инициативе Роберта Кочаряна. Говорить, что он не знал, что нет никаких доказательств того, что он давал людям инструкции, не так важно для нас, главное — связь между процессами. По сути, те, кто был заинтересован в формировании групп, считая, что активных ждет вознаграждение, приняли предложение, понимая, что оно содержит элемент преступления, потому что незаконные приказы не подлежат выполнению.

Эта акция против собственного народа изначально содержала элементы явного преступления. Слишком многие остались безнаказанными, решение вопроса об их привлечении к ответственности должно быть ускорено, с тем, чтобы у нас не было недоверия и разочарования, которые есть в народе, поскольку те, кто принимал участие в деле 1 Марта, до сих пор находятся на свободе.

Напомним, что  бывшие премьер-министры Армении Вазген Манукян, Хосров Арутюнян, Карен Карапетян, а также бывший премьер-министр Республики Арцах Анушаван Даниелян собираются представить в суд ходатайство о замене меры пресечения Роберту Кочаряну содержание под стражей под их личную гарантию.  В настоящее время команда защиты Роберта Кочаряна готовит необходимые документы для подачи ходатайства во время одного из предстоящих судебных слушаний.

Следует напомнить, что в мае 2018 года судья Давид Григорян освободил Роберта Кочаряна под личную гарантию нынешних и бывших президентов Арцаха Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна, однако 25 июня судья Апелляционного суда Армен Даниелян отменил это решение, в результате чего Кочарян был снова взят под стражу.

Роберту Кочаряну предъявлено обвинение  по статье 300.1 Уголовного кодекса. Его обвиняют в свержении конституционного строя.

Анаит Чаликян      

Back to top button
Close