МеждународныеНовости

Аун Сан Су Чжи была поборницей прав человека. Теперь она защищает Мьянму в Гааге от обвинений в геноциде

Министр иностранных дел и фактический лидер Мьянмы (прежнее название — Бирма), Нобелевский лауреат 1991 года Аун Сан Сун Чжи в среду выступила в Международном суде ООН в Гааге в защиту позиции своего государства против предъявленных ему обвинений в геноциде народности рохинджа.

В ноябре она объявила, что лично отправится для этого в Гаагу.

Впервые входя в здание суда во вторник, Аун Сан Сун Чжи промолчала в ответ на вопрос корреспондента Би-би-си, не считает ли она, что взялась отстаивать безнадежное дело.

Из-за чего спор?

Рохинджа проживают в мьянманском штате Ракхайн (Аракан), в отличие от буддистского большинства населения страны исповедуют ислам и говорят на языке, родственном бенгальскому.

Рохинджа живут на этой территории на протяжении многих поколений; в европейских источниках об их общинах известно с XVIII века. Власти Мьянмы, однако, заявляют, что они переселились туда из Индии во времена британского колониального правления и в ходе войны за независимость Бангладеш от Пакистана в 1971 году, не употребляют термин «рохинджа», называя их бенгальцами, и отказывают им в гражданстве.

Кроме того, во время Второй мировой войны бирманские буддисты в массе своей поддерживали оккупировавших страну японцев, а рохинджа — британские колониальные власти.

Беженцы-рохинджа в лагере Кутапалонг в Бангладеш (25 августа 2019 года)

С октября 2016-го по декабрь 2017 года армия Мьянмы проводила в штате Ракхайн операцию против, как утверждали власти, бенгальских боевиков и сепаратистов из «Армии спасения Аракан рохинджа».

В результате около 915 тысяч рохинджа (по состоянию на 30 сентября 2019 года) бежали в соседнюю Бангладеш. 742 тысячи, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, прибыли с августа по декабрь 2017 года. Некоторые источники называют меньшую цифру — в целом порядка 700 тысяч.

Число рохинджа на территории Мьянмы до начала боевых действий составляло , по разным данным, от 800 тысяч до миллиона человек.

«Врачи без границ» сообщали о гибели 6700 рохинджа, в том числе 730 детей.

Беженцы рассказывают о жестокостях военных, массовых изнасилованиях и уничтожении домов. Правительство Мьянмы говорит о борьбе с терроризмом и называет обвинения голословными.

Иностранные журналисты, в том числе корреспондент Би-би-си Джонатан Хэд, посетивший Ракхайн в сентябре этого года, видели новые полицейские казармы и другие здания на местах, где прежде стояли дома рохинджа. Чиновники заявляют, что те сами поджигали свои деревни перед тем, как бежать.

В поддержку рохинджа выступали международные правозащитники, исламские государства и глава Чечни Рамзан Кадыров.

Особенно возмутило общественность досрочное освобождение из мьянманской тюрьмы в мае этого года семи военнослужащих, ранее осужденных за убийство десятерых рохинджа.

Здание Международного суда в Гааге

В марте правительство Бангладеш объявило, что больше не в состоянии принимать беженцев, а в августе анонсировало программу их добровольной репатриации, которой пока практически никто не воспользовался.

39 международных гуманитарных организаций подвергли критике план властей Бангладеш поселить 100 тысяч рохинджа на острове Базар Чар в Бенгальском заливе.

Что говорит Аун Сан Сун Чжи?

В своей речи бирманский лидер назвала данные, на которые опирается обвинение, неполными и неверными.

Проблема, по ее словам, уходит корнями в глубь веков, а нынешний конфликт начался с нападений боевиков на полицейские посты в Ракхайне.

Признавая, что применение силы со стороны правительственных войск бывало избыточным, она обещала привлекать к уголовной ответственности конкретных виновников военных преступлений.

Аун Сан Сун Чжи заверила, что целью властей Мьянмы является безопасное возвращение беженцев, и попросила суд не принимать решений, способных еще больше накалить обстановку.

Кто кого судит?

Международный суд ООН, в отличие от Международного уголовного суда, также действующего под эгидой Объединенных Наций, и трибуналов ООН, рассматривает исключительно споры между государствами. Вопрос об ответственности физических лиц — вне его компетенции.

Иск против Мьянмы подала Гамбия, небольшая мусульманская страна на западе Африки, поддержанная объединяющей 57 государств Организацией исламская конференция.

Как говорится в исковом заявлении, мьянманские военные с октября 2016-го по декабрь 2017 года проводили широкомасштабные и систематические этнические чистки против рохинджа с целью «уничтожить их как группу, полностью или частично», что подпадает под данное ООН определение геноцида.

Гамбия обвиняет власти Мьянмы в массовых убийствах, пытках и сожжении домов, в том числе вместе с запертыми внутри обитателями.

Министр юстиции Гамбии Абубакар Тамбаду выступает в Международном суде ООН 10 декабря 2019 года

Миссия ООН, представившая свой доклад в августе нынешнего года, изучила показания жертв и усмотрела в них основания для начала процесса.

«Гамбия просит вас заставить Мьянму прекратить бессмысленные убийства, эти акты варварства, возмущающие общественную совесть, этот геноцид своего народа», — заявил выступивший в суде во вторник министр юстиции Гамбии Абубакар Тамбаду.

В интервью Би-би-си в октябре Тамбаду признал, что обвинения основаны главным образом на показаниях беженцев в лагерях на территории Бангладеш, с которыми беседовали он сам и сотрудники ООН.

Международный суд не имеет механизмов принуждения в отношении суверенных государств. На данном этапе он может потребовать от Мьянмы не допускать дальнейшего насилия против рохинджа. Если предписание будет нарушено, мировое сообщество может ввести против нее те или иные санкции.

Рассмотрение вопроса, являлись ли действия мьянманских властей геноцидом, вероятно, растянется на годы. Даже неблагоприятное для них решение автоматически не влечет ничьего ареста и предания суду, хотя может стать основанием для дальнейшего преследования.

Пятно на репутации?

Аун Сан Сун Чжи пользуется в своей стране почти непререкаемым авторитетом, но в мире из-за событий последних лет сделалась неоднозначной фигурой.

Плакат с изображением Аун Сан Сун Чжи и мьянманских военных

Она фактически возглавила страну в апреле 2016 года, за пять месяцев до начала операции в Ракхайне. Армейское командование ей напрямую не подчиняется, однако национальный лидер, по оценке экспертов ООН, виновна, как минимум, в сопричастности.

74-летний политик, дочь одного из основателей независимой Бирмы, при военной хунте провела под домашним арестом 15 лет, в 1991 году была награждена Нобелевской премией мира и являлась для правозащитников всей Земли такой же иконой, как Андрей Сахаров.

Сегодня она по одну сторону баррикад с генералами, некогда державшими ее под арестом.

ИСТОЧНИК

Back to top button
Close