НовостиОбзор мировой прессы

Москва надеется извлечь выгоду из турецкого наступления на севере Сирии

«Россия считает, что она сможет укрепить свое господствующее положение в урегулировании конфликта и способствовать сближению курдов с Дамаском», — пишет корреспондент Le Monde в Москве Бенуа Виткин.

«(…) Сложившаяся ситуация создает условия для укрепления Москвы, — утверждает Александр Шумилин, руководитель Центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН. — Россия умеет извлекать выгоду из чужих ошибок и занимать возникшие пустые места, как это было в 2013 году после решения Барака Обамы не наносить удары по Дамаску [несмотря на «красные линии», установленные Соединенными Штатами]. Сегодня Вашингтон снова отводит войска и находится в слабом положении. Что касается Турции, то она окажется все в большей изоляции».

«Хотя интересы Анкары и Москвы расходятся в отношении Сирии и их отношения изменчивы, Россия может порадоваться при виде нового углубления раскола между турками и американцами, являющимися союзниками по НАТО. Турецкое решение вооружиться российской системой ПВО С-400 этим летом уже спровоцировало кризис между двумя странами», — подчеркивает автор статьи.

«Однако приоритетом России остается защита своего союзника Башара Асада в Дамаске и расширение контролируемой им территории. Последние события на севере страны также способны открыть новые возможности. Москва никогда не прерывала контакты с курдскими группировками, пытаясь убедить их согласиться на опеку Дамаска. Недоверие курдов и непримиримость Дамаска в отношении степени суверенитета, предоставленной курдским районам, до сих пор срывали осуществление этого проекта, однако давление, оказанное наступлением Турции, могло бы изменить ситуацию. Сергей Лавров также подтвердил в четверг, что хочет установить контакты между Дамаском и курдскими организациями», — говорится в статье.

«Курды для Москвы, как и для Вашингтона, являются полезной корректирующей переменной, — считает Шумилин. — И в сложившейся ситуации Москва готова отказаться от них перед лицом высших интересов. Это уже имело место в начале 2018 года в Африне, когда российские войска покинули «Отряды народной самообороны» (YPG) в городе лицом к турецкой операции «Щит Евфрата».

«Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» — также считает, что Россия может попытаться воспользоваться ситуацией, чтобы «усилить свою активность» в Идлибе, главной провинции на северо-западе Сирии, контроль над которой все еще ускользает от правительства Дамаска. Таким образом, Москва могла бы позволить Анкаре сформировать буферную зону на севере Сирии, но «взамен» возобновить игру, связанную с операциями по повторному взятию Идлиба вместе с сирийской армией», — передает Le Monde.

«Чего стоит опасаться, так это того, что ситуация выйдет из-под контроля, и турецкая операция превратится в полномасштабный конфликт. По этой же причине Россия не заинтересована в полном уходе американцев, что создало бы слишком значительный вакуум», — указывает Лукьянов.

«Другая опасность состоит в том, что внезапное изменение равновесия несколько ослабит попытки России разрешить сирийский конфликт, в частности, в контексте мирного процесса в Астане, в котором участвуют Турция и Иран (…)», — указывает журналист.

«(…) Москва очень гордится своей способностью разговаривать со всеми на Ближнем Востоке — с израильтянами и арабами, иранцами и саудитами… — но это действительно до тех пор, пока Россия остается в стороне, — отмечает Татьяна Кастуева-Жан, директор Центра России и СНГ во французском Институте международных отношений. — С каждым новым развертыванием на местах эта позиция становится все более и более несостоятельной. И российская дипломатия теперь открыто признает, что не может предложить такое урегулирование конфликта, которое устраивало бы всех участников».

Show More
Back to top button
Close