Новости

«Да, я убил человека, но я не убийца», — Согомон Тейлерян

Согомон Тейлерян (Тейлирян) родился  2 апреля 1896 г. или 1897 г. в деревне Неркин-Багари, Эрзерумского вилайета, Османской империи. В начале XX века его отец, видя опасность для своих родных, поехал в Сербию, чтобы обосноваться там. В 1905 г. Тейлерян-старший вернулся за семьёй в Турцию, но был немедленно арестован и приговорён к 6-месячному заключению. А пока он сидел в тюрьме, семью переселили из Неркин-Багари в город Эрзинджан, где Согомон учился в Эрзинджанской протестантской школе 2-й ступени. Затем продолжил учёбу в константинопольском лицее «Гетронаган» и в немецком университете.

Началась Первая мировая война. Согомон прерывает обучение и возвращается в Эрзинджан. Вступает в армянские добровольческие формирования.

В это время у власти в Турции были младотурки, которые, воспользовавшись войной, решили покончить с армянским вопросом.

Младотурецкая установка на геноцид армян была дана в шифрованной телеграмме Энвер-паши от 27 февраля 1915 г., конкретные же меры по «окончательной ликвидации» армян были прописаны в секретной директиве Талаат-паши и Энвер-паши от 15 апреля 1915 г. Геноцид армян начался в анатолийском городе Зейтун 24 апреля 1915 г.

Вся семья Тейлеряна была уничтожена во время геноцида. Сам Тейлерян рассказал в суде: началось массовое избиение армян. Турецкие солдаты схватили его сестру и куда-то потащили. Он помнил, как мать крикнула: «Чтоб ослепли мои глаза!». На его глазах топором убили его брата, убили мать, изнасиловали, а потом убили двух сестер. Он потерял сознание и не помнил, сколько времени пролежал посреди горы мертвых тел, очнувшись ночью от полубредового состояния, он увидел лежащее рядом тело матери.

Ему, очевидцу уничтожения собственной семьи, удалось выбраться из района, где янычары резали армян. Он прожил в Константинополе около пяти лет, а затем в 1920 г. Тейлерян эмигрировал в США.

Но буквально через год он оказался в Европе.

Еще в 1919 году стало понятно, что, несмотря на то, что под давлением стран, диктовавших условия после Первой мировой, Турция приговорила к смертной казни мясников, организовавших Геноцид, они уходят от кары. Немецкая подлодка переправила их сначала в Одессу, потом  Германию, а дальше они разбрелись кто куда.

После войны Тейлерян по заданию партии «Дашнакцутюн» отправился в Берлин. Операция возмездия под названием «Немезис» разрабатывалась, судя по всему, недолго. Задача стояла одна – уничтожить ненаказанных убийц, а в добровольцах, готовых привести народный приговор в исполнение, недостатка, конечно, не было. Одним из них был Согомон Тейлерян.

За бывшим министром внутренних дел Османской империи Талаатом охотился довольно долго – он жил под другим именем. Впрочем, ни он, ни другие бывшие чиновники османов, оказавшиеся в Германии, особо не скрывались, жили себе в достатке, занимались торговлей.

И вот и 15 марта 1921 в районе Шарлоттенбург на глазах множества свидетелей Тейлерян застрелил бывшего Большого визиря Талаата-пашу, скрывавшегося в Германии под именем Сей.

Как рассказывал сам Тейлерян, до того, как убить Талаата, он встретил его на улице, но ничего не сделал. После этого ему приснилась его мать и сказала: «Если ты не убьешь Талаата, ты мне больше не сын».

Из мемуаров Согомона Тейлеряна: «Я сошел с тротуара на мостовую, чтобы зайти к нему сзади, но вдруг что-то остановило меня: тысячу раз проверенная, очевидная вещь в это мгновение показалась мне сомнительной: он ли это?

– Подойди спереди, спереди, спереди – и прямо в лоб. Скорей, скорей, беги…

Идя по противоположному тротуару, я поравнялся с ним, быстрыми шагами значительно опередил его, перешел на тротуар, по которому шел Талаат. Пошел ему навстречу. Мы приближались друг к другу. Он шел, словно прогуливаясь, беззаботно покачивая тросточкой. Между нами оставалось небольшое расстояние – и удивительное спокойствие охватило все мое существо. Когда мы сблизились, Талаат в упор посмотрел на меня: в глазах его мелькнул ужас смерти. Последний шаг он так и не сделал, немного отклонился, чтобы увернуться, но я мгновенно вытащил оружие и выстрелил ему в голову».

После убийства Тейлерян был арестован германскими властями. Суд над Тейлиряном и его оправдание стали сенсацией. Его защищали три известнейших адвоката, среди которых доктор Курт Нимайер, профессор права Кёльнского университета. Объектом рассмотрения суда стало не только действие Тейлиряна, но и Талаата как организатора зверских массовых убийств мирного населения. Вроде бы начали судить Тейлеряна, а судили, на самом деле, Талаата.

На суде были заслушаны многочисленные свидетели, рассказавшие подробности геноцида. Oни потрясли общественность, которая с ужасом узнала подробности резни. Многие показания свидетелей остались в стенограммах судебных заседаний, мало кто решался напечатать их.

Под давлением прогрессивной общественности Европы Тейлерян был оправдан. Он был признан находившимся в состоянии  невменяемости в момент покушения и освобождён.

Этот суд оказал большое воздействие на польского юриста Рафаеля Лемкина, позже предложившего термин «геноцид».

После суда Тейлерян около тридцати лет прожил в Сербии, несколько лет в Валево, затем в Белграде. Женился на армянке Анаит Татикян, стал отцом сына и дочери.

В 50-х годах семья Тейлерянов эмигрировала в Америку. Прожив до глубокой старости, народный мститель скончался 23 мая 1960г.  в Сан-Франциско, похоронен во Фресно.

Мемуары Согомона Тейлеряна записал западно-армянский писатель и общественный деятель Ваан Минахорян. Впервые они были опубликованы в 1953 году в Каире издательством «Лусабер» под названием «Согомон Тейлирян: воспоминания, террор Талаата».

 

Show More
Back to top button
Close