МеждународныеНовости

Наркотики против активистов и журналистов. Самые громкие дела

Уголовное дело против Ивана Голунова прекращено. За журналиста вступились тысячи людей, не сомневающихся в том, что наркотики были ему подброшены. Теперь полиции пришлось признать, что доказательств участия Голунова в преступлении не существует. Далеко не все подобные случаи завершаются таким образом. «Народная» 228-я статья, по которой ежегодно судят более 100 тысяч человек, стала инструментом для борьбы с оппозиционерами и неугодными журналистами. В подобных делах всегда выявляются серьезные нестыковки и нарушения, которые указывают на то, что наркотики могли быть подброшены. Но это не мешает судам выносить обвинительные приговоры и отправлять активистов за решетку.

Радио Свобода вспоминает самые громкие дела по 228-й статье УК за последние годы.

Мартин Кочесоко

Руководитель общественной организации «Хабзэ», Кабардино-Балкарская Республика

Совсем недавно, 8 июня, Кочесоко задержали в связи с подозрением в незаконном приобретении и хранении наркотиков. Как пишет издание Caucasus Times, по пути с рыбалки активиста и его коллег остановили полицейские и провели досмотр машины, где нашли наркотики. Коллег Кочесоко отпустили под подписку, а активиста доставили в СИЗО Нальчика. Коллеги активиста считают, что, пока Кочесоко изолирован, на него оказывают давление сотрудники следственных органов и родственники, чтобы заставить его идти по упрощенной системе, то есть признать вину.

Как сообщили источники «Кавказ.Реалий» в Кабардино-Балкарии, активисту могли подкинуть наркотики с целью запугать из-за его общественной деятельности. Кочесоко критиковал закон о добровольности изучения родных языков, выступил участником Демократического конгресса народов России, а также критиковал позицию властей по вопросу возвращения в страну соотечественников черкесского происхождения.

9 июня председатель межрегиональной общественной благотворительной организации «Комитет за гражданские права» Андрей Бабушкин обратился к уполномоченному по правам человека Кабардино-Балкарской Республики Борису Зумакулову с просьбой принять участие в судьбе активиста, посетить его и принять меры по защите его прав.

Уже более двух тысяч человек подписали петицию на имя прокурора Кабардино-Балкарии с просьбой взять ситуацию под особый контроль, провести необходимые мероприятия и освободить активиста.

Оюб Титиев

«Мемориал», Чечня

Руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» был приговорен к четырем годам лишения свободы за хранение наркотиков. На тот момент в регионе практически не осталось правозащитных организаций: из-за страха за безопасность своих сотрудников они были вынуждены прекратить свою деятельность.

9 января 2018 года, когда Титиев ехал на работу, его машину остановили полицейские и начали осмотр: под передним пассажирским сидением они нашли пакет с марихуаной. В истории с Титиевым сразу было много нестыковок и нарушений. Например, у правозащитника было два задержания: первое – без понятых, второе – инсценированное, но уже с понятыми. Это нарушение могли доказать записи с видеокамер отделения полиции, куда дважды привозили правозащитника, но адвокату отказали в изъятии этих записей. А потом выяснилось, что камеры и вовсе не работали. Более того, внезапно рядом с местом остановки Титиева перестали работать камеры на административных зданиях и банках, также не работали видеорегистраторы в машинах, которые там были. Титиев утверждал, что ему подбросили наркотики, но следствие не стало проверять его показания. Он предполагал, что это дело было создано для того, чтобы «Мемориал» перестал работать в Чечне. Последние несколько месяцев перед задержанием Титиев и другие сотрудники регионального «Мемориала» работали по делу о 27 задержанных жителях Чечни, которые исчезли и, предположительно, были убиты. Как писала «Новая газета», эти люди были тайно бессудно казнены в Грозном сотрудниками МВД по ЧР.

10 июня этого года стало известно, что Оюб Титиев будет освобожден условно-досрочно. Он пробыл в местах лишения свободы три месяца.

Николай Ярст

Журналист «Общественного телевидения России», Сочи

В 2013 году у Николая Ярста нашли в машине наркотики как раз в то время, когда журналист с коллегами, по его утверждению, вскрыл «огромную коррупционную сеть с трафиком детей в Сочи». По информации Ярста, в ней участвовал мэр, органы опеки, суды, полиция и так далее.

Когда журналисты ехали на интервью с сотрудником Следственного комитета, их остановили полицейские и заявили, что проведут обыск машины. В итоге в машине нашли сверток с 2,94 грамма «спайса». После того, как суд отпустил журналиста под подписку о невыезде, следователи сделали экспертизу, согласно которой у Ярста в заднем кармане джинсов нашлось 0,01 грамма «спайса». А во время экспериментов в рамках экспертизы вещество якобы испарилось, так как было маленького веса. На основании этой экспертизы Ярста отправили под домашний арест, где он провел десять месяцев. Дело прекратили так же внезапно, как и возбудили: Ярст уверен, что это связано исключительно с Олимпиадой 2014 года, когда власти пытались создать видимость демократии и прекращали преследования активистов. Сразу после закрытия дела Ярст с коллегой улетели в Москву, чтобы посоветоваться насчет своего дела с правозащитниками. Но один из адвокатов журналиста связался с ним и сказал, что дело возобновили. Тогда Ярст с коллегой улетели в Америку, где после долгих усилий получили политическое убежище.

Полицейские, которые участвовали в деле Ярста, продолжили работать в органах, лишь одного из них осудили. И то не по делу журналиста, а за взятку.

Сергей Резников

Член территориальной избирательной комиссии района «Проспект Вернадского» от КПРФ, Москва

У оппозиционного активиста, который боролся с фальсификациями на выборах, нашли девять свертков со смесью, содержащей кокаин, общей массой 8,06 грамма. В 2011 году Резников разоблачал «карусельщиков», а затем призывал к отмене результатов голосования в связи с фальсификациями. Благодаря работе Сергея и его коллег в 2013 году Конституционный суд отменил процедуру «заочного голосования» в избирательных комиссиях. КПРФ связывал уголовное дело активиста с деятельностью его жены: муниципальный депутат от партии КПРФ Стелла Ободина боролась с точечной застройкой и незаконным перепрофилированием детского сада в интересах строительной компании бывшего депутата Госдумы России Олега Гребенкина.

Сначала Резникова обвиняли в хищении автомобильных номеров и вымогательстве денег у владельцев машин. По версии следствия, на каждой машине он оставлял бумажку с номером телефона, чтобы водители могли выкупить свои номера. Однако сам номер был зарегистрирован за полторы недели до обыска. Родственники уверены, что этот телефон вместе с наркотиками Сергею подбросили. Позже в связи с большим количеством неувязок телефон исчез из дела, и Резникова судили только за хранение наркотиков.

Экспертиза подтвердила, что на руках, одежде и в организме Резникова не было наркотиков. Полиграф показал, что активист не хранил и не употреблял наркотические вещества. На найденных свертках не было отпечатков его пальцев. Несмотря на это, в 2017 году Резникова приговорили к трем годам лишения свободы. Активист освободился 20 ноября 2018 года после замены Рязанским областным судом оставшейся части наказания на штраф в размере 350 тысяч рублей.

Таисия Осипова

Активистка «Другой России», Смоленск

В 2010 году у активистки дома нашли героин, после чего ее обвинили в хранении и продаже наркотиков. До этого Осипова участвовала в акциях запрещенной Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова, а ее муж Сергей Фомченков является одним из лидеров незарегистрированной партии «Другой России».

В деле Осиповой фигурирует неизвестный свидетель под псевдонимом «Тимченкова Л. И.», чьи подлинные личные данные засекречены в соответствии с российской программой защиты свидетелей. Уголовное дело было возбуждено на основании показаний «Тимченковой»: она утверждала, что купила у Осиповой наркотики. Обыск в квартире активистки прошел незадолго до планируемой регистрации партии «Другая Россия» в Минюсте. Подготовкой документов как раз занимался муж Осиповой. А сам обыск проходил при участии старшего оперуполномоченного Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) Пьянченкова, который активно интересовался судьбой ее мужа. По данным «Мемориала», в СИЗО Осипову пытались принудить дать ложные показания на своего мужа.

Суд приговорил активистку к 10 годам лишения свободы. На свободу Осипова вышла в 2017 году по УДО, отсидев шесть с половиной лет.

Жалауди Гериев

Корреспондент «Кавказского узла», Чечня

​В 2016 году журналист был похищен силовиками по пути в аэропорт, откуда он планировал полететь в Москву на семинар. Вооруженные люди вытащили его из автобуса, ударили и затолкали в машину. Гериева отвезли в лесополосу и пытали, обвиняли в работе против властей Чечни. При задержании у него отобрали рюкзак, где впоследствии найдется марихуана. Журналиста заставили подписать протокол о том, что он собирал марихуану и хранил у себя дома. В суде журналист отказался от своих показаний, заявив, что дал их под давлением. Коллеги связывали преследование журналиста с его профессиональной деятельностью, а правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.

Суд приговорил журналиста к 3 годам колонии. В конце апреля 2019 года Гериев вышел на свободу.

Михаил Савостин

Оппозиционер из Минеральных Вод, член политсовета Ассамблеи народов Кавказа​

В апреле 2018 год Савостин с приятелем поехали на машине в Вильнюс на форум «Свободная Россия». На выезде из Минеральных Вод их остановила полиция и нашла у Савостина в кармане джинсов 11,69 грамма марихуаны. Также они нашли возле машины большой пакет с марихуаной, от которой, по версии полиции, Савостин хотел избавиться, когда его остановили на дороге. До этого активист регулярно участвовал в различных акциях против коррупции, выступал против введения системы «Платон», которая предполагала сбор оплаты с большегрузных автомобилей. В 2012 году он объявлял голодовку с требованием отставки президента Владимира Путина.

Версия адвоката о задержании Савостина существенно отличается от версии полицейских. Когда активисты выезжали из Минеральных Вод, им преградил дорогу автобус, из которого выбежали люди в масках. Савостина затащили в автобус, связали ему руки и что-то сделали с его карманами. А когда активиста вывели из автобуса, он увидел пакет с марихуаной под колесом автомобиля. Из его кармана полицейские вытащили другой пакет, тоже с марихуаной. «Кавказский узел» сообщал, что экспертиза не нашла следов наркотиков в крови Савостина. Активист находится под стражей с 6 апреля 2018 года.

Руслан Кутаев

Президент Ассамблеи народов Кавказа, Чечня

У Кутаева нашли 3 грамма героина вскоре после того, как он выступил с критикой главы Чечни Рамзана Кадырова на конференции «Депортация чеченского народа». В 2012 году Кадыров перенес День памяти и скорби, который отмечался в республике 23 февраля, на 10 мая – дату смерти своего отца, бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова. С тех пор в Чечне не проводятся официальные памятные мероприятия по жертвам сталинской депортации. Однако в 2014 году Кутаев провел конференцию 18 февраля – в преддверии первоначальной даты праздника. Уже на следующий день произошла встреча участников конференции с Рамзаном Кадыровым, который отчитал всех за участие в мероприятии. По информации «Мемориала», люди были доставлены в указанное место, где с ними в весьма жесткой форме разговаривал глава Чечни. Кутаев в этот день был в Пятигорске, поэтому не смог присутствовать на встрече. Уже на следующий день он был взят под стражу по подозрению в незаконном хранении наркотиков.

Кутаев сказал адвокатам, что его увезли в неизвестном направлении, избивали и пытали током, надев на голову мешок. Он не знает точно, кто это делал и где это происходило, но предполагает, что это были представители администрации главы Чечни в районе новой резиденции Кадырова в Грозном. Однако в материалах допросов, первоначально подписанных Кутаевым, указано, что синяки появились «от дружеской толкотни».

На суде Кутаев заявил о своей невиновности и выразил уверенность, что власти Чечни пытаются препятствовать его правозащитной и политической деятельности. Однако судья признал его виновным и приговорил к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и ограничению свободы сроком на один год с запретом посещать общественные мероприятия и заниматься общественной деятельностью. В 2017 году Кутаев вышел на свободу.

Источник

Показать еще
Back to top button