Армянский дневник (часть-4)

1474096262_xb2-knatxcq

Моё знакомство с Гюмри случилось в августе 2014-го года. Помню, когда вышла из самолета, показалось, что солнце горячими волнами стало обжигать мои руки и лицо. В последствии обгорелый нос и постоянная жажда в воде станут верными спутниками в моих летних путешествиях по Армении. Те, кто бывал в аэропорту города Гюмри знают, что по прилету самолет останавливается в непосредственной близости от аэропорта, и пассажиры пешком идут в здание. В этот самый момент происходит действо, которое способно зачаровать любого туриста: все пассажиры выходя из самолета начинают приветственно махать руками в сторону окон аэропорта, а оттуда огромная толпа людей машет им в ответ. Каждый человек, вздымая руку в воздух, надеется, что там, в неразличимой гуще людей, стоит именно его встречающий и машет ему в ответ. Этот акт, вызывающий на утомлённых лицах людей ярчайшие улыбки, выражает одновременно радость и надежду, и говорит о том, что для маленького счастья нам нужно не так уж много, а именно, чувствовать себя нужным.

До приезда в Армению мне неоднократно рассказывали, что при строительстве домов здесь принято использовать особую горную породу — туф, но на деле я не представляла, как это выглядит. Моя первая прогулка по Гюмри была наполнена восторгом, складывалось впечатление, что все домики построены из разносортных плит шоколада. Черный, розовый, оттенки коричневого — все эти цвета удивительным образом складываются в общей палитре и придают городу неповторимый образ. В процессе своих дальнейших путешествий по Армении у меня сформировалось полноценное представление о стране построенной из туфа.

Но не только положительные чувства я испытала рассматривая местную архитектуру в Гюмри. Первым потрясением для меня стала гостиница «Ширак» — огромный скелет разрушенного здания практически в центре города. Мне, как стороннему лицу, было по-человечески некомфортно смотреть на это строение, в голове сразу вырисовывались образы, какой эта гостиница была до землетрясения, как в ней жили люди, и что случилось с ними в те минуты, когда она из величественного здания превратилась в голые стены, возвышающиеся над своими же обломками. Но еще страшнее было представить, что испытывают люди, ведь они на протяжении почти 30-ти лет ходят мимо остатков сооружения, напоминающего о немыслимом горе, которое им пришлось пережить. Как оказалось гостиница «Ширак» не единственный молчаливый памятник этой трагедии. На одной из интенсивных улиц я увидела четырёхэтажный многоквартирный дом, одна часть которого была полностью разрушена (за исключением лицевой стороны). Но каким же было мое удивление, когда я увидела на окнах этого дома занавески. Как объяснил мой сопровождающий, в Гюмри нередко можно найти полуразрушенные жилища, в которых по-прежнему живут люди и ожидают положенное им по закону жилье от государства. Этот момент стал для меня отправной точкой погружения в эту тему. Чем больше я узнавала, тем более мрачные краски приобретала действительность. Помимо невыносимых трагических подробностей, которые носят в своих сердцах жители этого города, людям приходится день изо дня мириться с несправедливой реальностью.    

В 2015 году я посетила выставку в Гюмри «Universe 69″ . Она была посвящена землетрясениям произошедшим в Японии 11 Марта 2011 года и в Гюмри 7 Декабря 1988 года. Центральной темой выставки стала эмоциональная сторона объединяющая людей двух культур на фоне общих трагических событий. Оба народа понесли огромные потери, для обеих стран это было разрушительным землетрясением. С момента трагедии произошедшей в Японии прошло 7 лет, помимо землетрясения на побережье обрушилось цунами, что спровоцировало выброс радиации, но страна восстановилась. В Армении же за 30 лет не удается решить вопрос уборки разрушенного здания и переселения пострадавших граждан.

 Мне, как и моему поколению, наверное не дано понять, как людям удается жить, зная каким был город до этих страшных событий, и видя то, какой он сейчас. Я не смогу понять откуда люди берут силы работать, стремиться, осознавая, что основной потенциал города был безвозвратно разрушен. Я думаю, что люди, израненные этими событиями, стараются оградить себя от житейских перипетий и мирятся с тем малым, которое они имеют. И я искренне верю, что однажды город получит заслуженную поддержку, которая поспособствует его быстрому и продуктивному развитию.

Диана Остапенко

Продолжение следует

Просмотрено: