Польские истории Гюмри

новый коллаж

По историческим сведениям, поляки начали селиться в Армении начиная с 50-ых годов позапрошлого века.  Появление их  на Кавказе  связано, в основном, либо со службой в  армии, либо с ссылкой — поляков царское правительство не жаловало во все времена…  http://www.rodacynasyberii.pl/ rodacy _numery/2006/41/109/. Так или иначе, многие поляки, оказавшись в Армении, женились на армянках и остались  здесь жить. Польская община в Гюмри невелика, но члены ее давно и основательно вжились в этот город, приняли и полюбили все армянское, точнее, гюмрийское.

Любить Гюмри — значит стать гюмрийцем.

Анна Томашевич

Анна Томашевич

Анна Томашевич — дочь польки Юзефы Томашевич и грузина Георгия Яхнишвили,  родилась и выросла в Вильнюсе, там же встретила и полюбила своего будущего мужа. Семья поселилась в Гюмри; к сожалению,  муж Анны  Гамлет Арутюнян погиб в Арцахской войне. Анна, в первое время не владевшая армянским языком, тем не менее, не чувствовала себя чужой в большой гюмрийской семье. Дочь Анны Лейли рассказала о маминых «уроках армянского»: «У меня были четыре тети — папины сестры. Все они учили маму разным словам, и все дружно смеялись над ее ошибками. Сейчас мама, хоть  не читает и не пишет по-армянски, но зато отлично говорит, причем, на гюмрийском диалекте».

В семье, помимо армянских, сохраняются и польские традиции. Здесь Рождество празднуют дважды: 25-го декабря по польской традиции, и 6-го января по армянскому обычаю. «Бабушка учила нас креститься перед сном, и я до сих пор крещусь щепотью, как она научила.  Что касается польской кухни, то мама всегда готовила нам клецки, польские блины и супы. Сейчас я уже сама готовлю польские блюда для своих детей. В то же время, очень люблю нашу традиционную армянскую кухню»,- рассказывает Лейли.

Лейли Саргсян

Лейли Саргсян

Анна Томашевич долгие годы работала инспектором по учету в городском  военкомате. Ленинакан-Гюмри стал ее второй малой родиной, которую она не покинула даже в самые тяжелые дни 1988-го года. «Наш дом был разрушен во время землетрясения, но мы остались в городе, поселились у бабушки. В те дни многие уезжали, заселялись в пансионаты, санатории, дома отдыха, но мама оставалась в Гюмри до конца. Родные звонили, звали к себе, говорили: «Где это видано, чтоб человек остался без крыши над головой, и не поехал туда, где есть дом? Почему вы не едете к нам, у нас все есть?» Мама отвечала: «У меня здесь все: знакомые, друзья, работа. Мне здесь хорошо и спокойно». Она так никуда и не уехала из Гюмри, и мы остались вместе с ней»,- рассказывает дочь г-жи Анны.

Сейчас г-жа Анна немного нездорова. Она часто вспоминает родной Вильнюс, мечтает побывать и на родине отца, в Польше. К концу нашей беседы, к нам присоединилась свекровь Лейли — г-жа Лейли Саргсян. Она рассказала, что и польское посольство, и представители польской общины «Полония Гюмри» знают о всех проблемах членов общины и, по мере сил, стараются их решать Такое бережное отношение пробуждает самые теплые чувства к далекой родине и помогает сохранять национальную идентичность.

Гюмрийский очаг польки и армянина.

Ядвига Бартошевич-Минасян

Ядвига Бартошевич-Минасян

Ядвига Бартошевич-Минасян переехала из Белоруссии в Гюмри в 1965 году.  С будущим мужем познакомились в Гродно, где тот проходил военную службу. «Я была молода, и он вскружил мне голову»,- с нежной иронией вспоминает г-жа Ядвига. «Никогда не думала, что буду жить в Армении. Поначалу было очень сложно общаться с членами семьи, мужу приходилось переводить. Потом выучила армянский.  Но знаете, как? По газетам: когда почтальон приносил почту, я брала газеты и изучала по ним армянские буквы одну за другой — учила как могла. Газеты помогли»,- с гордостью отмечает г-жа Ядвига. 

Молодые супруги, верные гюмрийским традициям, создали свой теплый домашний очаг. «Этот дом мы купили на свой заработок: чувство собственного достоинства обязало нас с мужем создать свой очаг, иметь собственный дом»,- рассказывает на гюмрийском диалекте г-жа Ядвига.

Будучи выпускницей торгового техникума Гродно, в 1976 году она поступила на работу в столовую Ленинаканского горкома партии, в качестве заведующей. «Сказали: «Нам нужны специалисты», охотно взяли и были очень довольны моей работой. Меня здесь любят и уважают, и я люблю Гюмри»,- говорит Ядвига Бартошевич-Минасян.

Ядвига нигода не видела своего отца — поляка по национальности, погибшего во время Второй мировой войны. Мать г-жи Ядвиги, Стефания, в одиночку поднимала семью. До землетрясения 1988 года она несколько раз приезжала в Гюмри, в гости к дочери.

Совместные лишения и страдания всегда сближают людей. Как почти все жители Гюмри, г-жа Ядвига не может без волнения вспоминать ужасные дни 88-го. Ее семья, подобно тысчам других гюмрийских семей, также испытала боль страшной потери. Раны, оставшиеся после разрушительного землетрясения, не зарубцевались до сих пор. Вообще, в Гюмри любой разговор не обходится без воспоминаний о тех днях ужаса и безысходности. Нам также не удалось избежать этого.

Где бы ни жил человек, в каком бы возрасте он ни был, родина всегда зовет его. Ядвига Бартошевич уже долгое время не была на своей родине и сильно скучает по чистому и красивому Гродно. «Когда поезд подъезжал к городу, мне казалось, что он светится»,- вспоминает она.

Одно сердце две родины — эта идея объединяет, сближает, согревает и придает жизненные силы полякам, живущим вдали от родины и нашедшим в Армении вторую родину.    

 Лилит Агекян

Просмотрено: