Кто виноват и что делать?

26943626_321998538296245_2033192447_n

Казалось бы, после событий со студенческими митингами против отмены отсрочки от армии, когда апофеозом попыток найти общий язык с властями за круглым столом, стала констатация факта бесплодной потери времени, общественность должна была сделать вывод о нецелесообразности поиска консенсуса с властями. Казалось бы, пора наконец понять, что нельзя идти на переговоры  по какому-либо вопросу, прекращая при этом активную борьбу и соглашаясь на односторонние уступки, в надежде добиться частичного или полного выполнения своих требований в будущем.

Иначе говоря, если есть какое-то недовольство по конкретному социально значимому вопросу, которое приводит ту или иную общественную группу к решению перейти к активной борьбе, то нельзя прекращать протестные  акции вплоть до окончательной победы; нельзя идти на уступки до удовлетворения своих основных требований. Любой шаг назад от этой стратегии, как показывает практика, приводит к тактическому преимуществу оппонента и, как следствие, угасанию самого протестного движения.

Примером успешной борьбы можно считать так называемую «автобусную революцию» в 2013 году, когда движение «Платим сто драмов» смогло менее чем за неделю активных протестов добиться от мэрии возврата прежних тарифов на проезд. А вот примеров с диаметрально противоположным результатом можно привести гораздо больше. Один из последних — самых ярких и наглядных — это протестная акция студентов против отмены отсрочки от армии. Стремительно набирающая обороты акция протеста, вызвала серьезную обеспокоенность  властей, которые прибегли к своему излюбленному приему — предложение компромисса протестующим в виде предоставления им возможности за круглым столом обсудить предложения и пути выхода из сложившейся ситуации. 

Цель властей была понятна и логична: максимально затянуть время, чтобы протестное движение угасло. Так и произошло. Спустя месяц представители движения «Во имя развития науки» пришли к выводу, что необходимо продолжить борьбу с того момента, на котором они остановились. В частности, один из организаторов протестных акций Давид Петросян 18 декабря в прямом эфире заявил: «Переговоры с властями не принесли результата. Не остается ничего иного, как считать завершенными обсуждения с властями и продолжить борьбу с точки, в которой она была приостановлена. А борьба была приостановлена на этапе голодовки».

Но за это время число поддерживающих протестное движение студентов изрядно уменьшилось. Внес раскол в ряды протестующих и сам факт согласия части инициативной группы на обсуждения с властями, тогда как многие считали такой подход контрпродуктивным. Одним словом, недопонимания привели к расколу и фактическому угасанию протестного движения, которое до сих пор так и не получилось зажечь с новой силой. 
Эта цепочка событий, по всей видимости,  не стала уроком для граждан Армении. К примеру, водители праворульных машин фактически повторили один в один путь студентов, с той только разницей, что здесь дело даже не дошло до обсуждений за круглым столом.

Первые слухи о том, что правительство собирается в ближайшее время запретить импорт и эксплуатацию праворульных автомобилей появились еще летом 2017 года. Тогда, в ответ на все запросы журналистов, чиновники из  Министерства транспорта и связи отговаривались неимением информации, ссылаясь  на то , что никаких конкретных разговоров по этой теме не ведется. В целом сообщения о возможном запрете таких машин вызвали серьезный общественный резонанс и активно обсуждались в СМИ и соцсетях довольно длительное время. Уже осенью появились официальные подтверждения правительства о том, что вопрос находится на стадии обсуждения, но никаких решений по запрету импорта и эксплуатации таких машин пока не принято. В декабре владельцы праворульных автомобилей предприняли первые конкретные шаги по активизации протестных акций, в частности, в виде автопробегов. По данным общественной инициативы «Правый руль», в республике имеется около 35 тысяч праворульных автомашин, причем 12 тысяч из них были приобретены в 2017 году.

Принимая во внимание данный факт,  в министерстве решили пойти на «уступку», доработав законопроект, в первоначальной редакции которого предусматривалось, что всем импортерам будет предоставлено 60 дней на исправление положения руля на левостороннее. Понимая, что в короткие сроки этот пункт выполнить практически нереально,  и что это создаст очень мощное протестное движение, к которому могут присоединиться десятки тысяч недовольных автовладельцев, и что все это угрожает политической стабильности в преддверии выборов президента и премьера весной этого года, было принято решение в обновленном варианте законопроекта оставить лишь  запрет импорта и регистрации праворульных автомобилей с 1 апреля 2018 года. Фактически, это означало  разрешение на эксплуатацию и перерегистрацию машин, приобретенных до этого дня.

Можно ли назвать данную «уступку» победой активистов? Скорее нет, очень уж сомнительная победа получается, ведь отмена этого пункта продиктована скорее инстинктом самосохранения Республиканской партии, которой совершенно не нужны потрясения и социальные бунты в ближайшие месяцы.

Пойдем дальше. Водители, протестующие против данного законопроекта, в воскресенье 7 января провели крупную протестную акцию, устроив автопробег, в котором приняли участие более 1000 владельцев праворульных автомашин. В этот день, по словам одного из организаторов акции Арташеса Артеняна, вследствие того, что переговоры с министром транспорта, связи и информационных технологий Вааном Мартиросяном не дали каких-либо результатов, было принято решение продолжить борьбу на следующий день прямо у здания Правительства с требованием встречи с премьер-министром Кареном Карапетяном (который к тому времени все еще пребывал в отпуске). На следующий день активисты заявили, что несмотря на то, что целью номер один на сегодняшний день для них является встреча с премьером , они все же готовы встретиться с его замом и представить ему свои конструктивные идеи по разрешению данного вопроса. В ходе встречи с представителем правительства была достигнута договоренность о прекращении акции. Было также решено, что во вторник, 9 января, автомобилисты представят свои предложения и требования на рассмотрение правительства.

Доверившись чиновникам, надеясь на их порядочность и ответственность, водители, принимающие участие в акции протеста, передали свои жалобы и предложения в министерство и стали дожидаться ответа. Со слов протестующих, 12 января правительство должно было рассмотреть и обсудить  все основные предложения протестующих, чего, однако, не произошло. Более того,  11 января, то есть за день до назначенной даты, правительство в срочном порядке одобрило законопроект, согласно которому с 1 апреля 2018 года импорт праворульных машин запрещен.

И тут вдруг народ понял, что его обвели вокруг пальца и что самой большой ошибкой было довериться чиновникам и надеяться на прозрачное пошаговое развитие событий. 
И кого следует винить в данной ситуации? Чиновников, которые выполняют указания свыше и действуют по обычной, раз за разом повторяющейся, схеме, или народ, который в очередной раз поверил обещаниям властей? Здесь остается с досадой констатировать «необучаемость» граждан Армении, которые до сих пор не сделали верных выводов из неудачных протестных акций. В целом, активизация протестов за последние 5-6 лет, естественно, свидетельствует о качественном улучшении гражданского общества в Армении.   Это дает слабые надежды на позитивные сдвиги в будущем, но  неспособность гражданских активистов усвоить элементарные уроки в борьбе за свои права, наводит на мысль о наличии серьезных препятствий на пути к становлению более зрелого и сильного гражданского общества.

Ани Барсегян

Просмотрено: