«Если партия «Кагакациаин пайманагир» («Гражданский договор» ) не использует ресурсы бывших членов РПА, это будет серьезной политической ошибкой», — политолог Гарик Керян

836890

Во внутриполитической жизни наступили времена распада фракций. Прекратила свое существование фракция “Луйс” (“Свет”). Бывшие в ее составе партии “Лусавор Айастан” (“Светлая Армения”) и “Анрапетутюн” (“Республика”) объявили о своем единоличном участии в парламентских выборах. Ранее распалась и фракция “Елк” (“Выход”). Как отразятся эти внутриполитические “разводы” на мозаике будущего Парламента?

Телекомпания ГАЛА провела беседу об этом и о многом другом с политологом Гариком Керяном.

-Г-н Керян, как нынешний распад фракций может повлиять на шансы партий и на их рейтинг?

Фракция “Елк” фактически уже давно прекратила свое существование. На выборах в Совет старейшин Еревана партия “Кагакациакан пайманагир”(“Гражданский договор”) выступила единолично, а партии “Лусавор Айастан” и “Анрапетутюн” – в составе фракции “Луйс” . Теперь же было официально объявлено, что фракции “Луйс” не существует. По существу, я связываю это не столько с разногласиями между Эдмоном Марукяном и Арамом Саргсяном, сколько с тем, что не был принят новый ИК (Избирательный кодекс), в котором были предусмотрены довольно серьезные поправки: для партий был установлен  проходной порог 4 %, для фракций — 5%. 5% довольно хорошая цифра для фракций. А теперь, когда мы идем на выборы по старому ИК, избирательный порог для фракций составляет  7%, что уменьшает их шансы, потому как революционная эйфория в Армении все еще находится на своем пике, и правящая партия имеет 60-75% электората, другим фракциям собрать 7 % будет довольно сложно. В связи с этим, политические расчеты привели к убеждению, что если партии выйдут на выборы в одиночку, они смогут преодолеть эти 5%, потому что 7% — это большая цифра в нынешней поляризированной политической сферы. Это необходимо учитывать. В состоявшихся демократиях странах правящие партии собирают 25-30 % и формируют  коалиционные правительства. А дальнейший распад или создание блоков, в основном делается или будет делаться из прагматических соображений: сколько голосов может быть собрано и с кем целесообразно преодолеть эти 5%. Сегодня я не вижу объединения вокруг идеи или вокруг серьезной проблемы. Пока что происходит распад и образование фракций основанный только лишь на прагматическом расчете количества собранных голосов.

- Это восприятие политических кругов, а не будет ли отрицательно воспринят распад блоков избирателем, что также повлияет на количество голосов и преодоление 5% порога станет проблемой

Существует огромная разница между 5% и 2%,  это означает больше 50% собранных голосов. В этом случае политические партии должны иметь ввиду свой возможный электорат. Что же касается восприятия людей, то, конечно, люди негативно воспринимают каждодневное рождение новых партий, но одно дело общественное восприятие, и совсем другое – реальность. Реальность имеет две стороны: одна из них это то, что у нас изменилось правительство.

После майской революции в Армении прекратил свое существование авторитарный режим с многопартийной системой и доминирующей одной политической силой. При условии, что раньше создание политической партии и выход на политическую арену можно было рассматривать как авантюризм, было очень трудно вытеснить уже состоявшуюся, удерживающую в сфере своего влияния присущими ей механизмами электорат силу. Естественно, существующие силы не принимали никакого участия, а желание создать новую возникало у очень немногих. Но теперь, когда власть поменялась, в парламентском вакууме, возникшем после потери РПА («Республиканская партия Армении») и ППА (партии «Процветающая Армения») доминирующего положения, создание партий и присутствие в Парламенте становится очень привлекательным. Это очень понятное и присущее людям стремление: нельзя же обвинять офицера, желающего стать генералом, или духовное лицо, желающее стать католикосом. Изменилась ситуация, возросла политическая активность. Что касается разнообразия, то мы должны учитывать следующее: в Армении нет подчеркнутой социальной ориентации; нет партий, имеющих политические черты, опирающихся на определенные социальные слои населения  и  выражающих своим общественно-политическим направлением их интересы. Если бы это было так, было бы 4 направления: консервативная, либеральная, социалистическая и националистическая, т. е. 4-5 партий. Поскольку политическое поле в Армении еще очень размыто, и в нашей стране нет присущей состоявшимся государствам опоры в лице определенных социальных слоев и традиции наследования политического и программного направления, если в политическом поле появляются три человека, у которых есть ресурсы и окружение, они создают партию. Здесь все ясно: давайте соберемся, примем участие и войдем в Парламент. И даже если вы посмотрите программы политических партий (я очень хорошо изучил их в 2017 году), 90% их положений повторяются. Изменены только места: где-то вопрос находится на верхней горизонтали, а где-то на нижней. А какие ресурсы будут использованы для реализации этих положений, не отмечено. Программа — это одно — реальная жизнь — это совсем другое.

- Было отмечено, что в блоке «Мой шаг» могут появиться имена бывших членов РПА.  Не повлияет ли это отрицательно на рейтинг правящей власти.

-В действительности, я знаю двух людей: Феликса Цолакяна и Ширака Торосяна, которые сделали свой выбор еще в мае — изменили свою партийную принадлежность. Когда список будет опубликован, и мы увидим, сколько в нем членов РПА, тогда и сможем сделать выводы. Официально объявлены эти два имени, да и те под сомнением. Ширак Торосян из партии «Могучая родина».

- Министр образования и науки подтвердил, что в их списке будут имена из РПА , заметив при этом, «вам список понравится».

- Рейтинговая избирательная  система сама по себе диктовала участие этих людей, потому как в 2017 году РПА включила в рейтинговый список людей, имеющих определенное признание и авторитет на местах. Если «Гражданский договор» не использует ресурсы бывших членов РПА (если эти люди согласятся сотрудничать с новыми), это будет серьезной политической ошибкой. Если идем на выборы по рейтинговой системе, то каждая сторона захочет включить в свой список известных на местах, признанных обществом, деятелей. Партия «Гражданский договор» никогда не включит в свой список не имеющих репутации людей,  просто она выберет тех, кто принесет им голоса. Это используемая политическими силами технология. Никто не имеет никаких оснований критиковать за это. Любая политическая партия для обеспечения победы может выбрать свою технологию, а победителей, как известно, не судят.

- Тем не менее, не прозвучат ли обвинения в том, что у «Гражданского договора», за неимением рейтинговых кандидатов, одна надежда на бывших членов РПА?

- Речь идет о людях, пользующихся авторитетом на местах. Если они пользуются авторитетом, то у них есть и свой электорат. Электорат голосует за авторитет, а не за партию. Для избирателя неважно, в каком списке рейтинговый кандидат.

                                                                                                       Интервью Анаит Авагян

 

Просмотрено: