Остап Бендер армянской политики

karen-karapetryan-600x400

“Восемьдесят процентов армянских женщин влюблены в Вас, симпатизируют Вам, что же с нами будет, в конце концов?” — вопрос звучит на предвыборной встрече с педагогами и обращен премьер-министру  Карену Карапетяну.

“В конце все будет хорошо, пойду домой”, — с широкой улыбкой заправского мачо  отвечает премьер.

После такой сцены невольно думается: “Какая досада, что господин Карапетян пожаловал в Армению в качестве главы правительства, а не киноактера. Судьба армянского кино ведь тоже очень важна, и именно здесь он непременно добился бы больших успехов”.

Я, правда, отношусь к двадцати процентам, не сумевшим, скажем так, оценить по достоинству его таланты, но ничего не имею против тех восьмидесяти, которым симпатичен этот человек… но, ради всего святого, почему в виде премьера?  А ведь как было бы хорошо иметь собственного Алена Делона, тем более, что все задатки налицо: актерское мастерство, обаятельная улыбка, велеречивость… Чем не Ален Делон? Жаль только, что гастролирует он не в качестве актера, а премьер-министра и представителя правящей партии.

Примечательно, что господин Карапетян появился на политической сцене Армении почти сразу после того, как актерское мастерство такого признанного классика жанра, как  начальник полиции Владимир Гаспарян как-то потускнело и перестало убеждать публику. Вершиной его сценического творчества, безусловно, стал знаменитый монолог: “Я Гаспарян Вова, я Вова Гаспарян …”, исполненный с неповторимым трагическим надрывом в лучших традициях провинциального сценического искусства позапрошлого века,  на глазах у изумленной публики в дни “Электромайдана”.

Однако, повторить сцену на “бис” во время слишком серьезных событий 17-го июля 2016 года, господин Гаспарян то ли не смог, то ли ему не позволили…

Очевидно, именно тогда Серж Саргсян задумался над тем, что хорошо бы для развлечения публики подыскать Владимиру  Гаспаряну достойного преемника,  не только способного превзойти своего предшественника в смысле актерского мастерства, но и  с более современной манерой исполнения, поскольку,  при всем уважении к актерскому таланту главного полицейского начальника, нужно все же признать, что его сценическая техника, мягко говоря, несколько устарела, что в такой манере уже никто и нигде в мире не играет. Словом, для большей убедительности нужна более актуальная исполнительская манера, нужен драйв, в конце концов…

И тут, как “бог из машины”,  появился он… Вылитый “хороший парень” из кино, весь такой обаятельный, просто душка… С широченной улыбкой, в белой рубашке с закатанными рукавами,  такой деловой и любезный, непосредственный и недосягаемый одновременно. Ну как тут устоять женскому сердцу, оно же не камень… И вот он уже неутомимо разъезжает  по городам и весям, фотографируется со всеми подряд — и с городской молодежью, и с деревенскими стариками, рассказывает анекдоты, бьет в барабан, и говорит, говорит, говорит — обещает опешившим зрителям молочные реки с кисельными берегами,  межгалактический шахматный турнир в Гюмри… пардон, увлеклась, это уже из другой оперы… но ведь немудрено, уж очень похож наш герой на Остапа Бендера.

Впрочем, расчет прост, как пятак — большая часть электората состоит из женщин, а Карен Карапетян, на первый взгляд, совершенно не похож на Сержа Саргсяна и вроде бы не несет никакой ответственности за провальную политику правящей партии в течение последних 10 лет, и как бы ничем не запятнан.  Какой великолепный, блестящий фасад для Республиканской партии, одно название которой  вызывает тошноту у подавляющего большинства электората. Этим фасадом РПА пытается прикрыть всю, мягко говоря, неприглядность сержсаргсянов, галустсаакянов, ашотянов, шармазановых и прочих самвелалексанянов и аракелмовсисянов.

И все бы сложилось у нашего героя, если бы не его туманное будущее, поскольку совершенно неизвестно, как долго еще наши женщины смогут наслаждаться его сценическим мастерством. Правда, РПА, в лице Сержа Саргсяна,  обещает оставить его на посту премьера, разумеется, если он оправдает возложенные на него надежды по активному одурачиванию электората. При этом господин Карапетян не включен в избирательный список РПА. Получается, что человек трудится в поте лица буквально за честное слово. Честное слово Сержа Саргсяна, безусловно, есть величайший нонсенс, и можно было бы опасаться за будущее господина Карапетяна, но мы не станем этого делать. Потому что, как говорится, талант в землю не зароешь, и в случае чего он сможет трудится на ниве отечественного кино и, вне всякого сомнения,  будет неподражаем в роли армянского Остапа Бендера, а  там глядишь, наконец-то  получим “Оскара” в номинации “Лучший фильм на иностранном языке”.

Просмотрено: